Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ипотечное кредитование в России – пиар и реальность


Программу ведет Андрей Шароградский. Участвуют корреспондент Радио Свобода Никита Ваулин и член комиссии Государственной Думы третьего созыва по развитию ипотечного кредитования от партии СПС Николай Брусникин.

Андрей Шароградский: Развитие жилищного ипотечного кредитования в России - один из главных факторов экономического роста - уже не раз заявлял президент России Владимир Путин. Дважды он говорил об ипотеке, в частности, как о решении жилищных проблем для молодых семей в предновогоднем общении с народом, не раз Путин встречался в Москве с крупными зарубежными участникам ипотечного бизнеса. Ипотека не случайно становится важной составляющей путинских экономических реформ и его предвыборной программы. Забота об ипотечном кредитовании - как об одновременно перспективном экономическом и социальном проекте - создает Путину образ прогрессивного президента-рыночника, который активно навязывается Кремлем и президентскими пиар-службами, и далеко не всегда соответствует действительности. Как же выглядит российская ипотека изнутри. Рассказывает Никита Ваулин:

Никита Ваулин: Ипотека – это приобретение квартиры в кредит под залог с обязательным стартовым взносом – около 30% от стоимости жилья, и выплатой в течение последующих 10-15 лет кредита и процентов – в среднем 15% стоимости квартиры. При этом залогом является сама квартира. На сегодняшний день, по подсчетам экспертов, лишь одна десятая процента россиян покупает жилье за счет ипотеки - для сравнения в США эта цифра составляет 76%, в Европе - 60%. Ипотека в России во многом утратила свое исходное предназначение как механизм решения жилищной проблемы для людей, которые имеют средний заработок, но не могут заплатить за квартиру всю сумму сразу. Многие политические лидеры осознали, что, не вдаваясь в подробности, можно во время предвыборных кампаний из экономических лозунгов получать политические дивиденды. Говорит член комиссии Государственной Думы третьего созыва по развитию ипотечного кредитования от партии СПС Николай Брусникин:

Николай Брусникин: Доходило до смешного. Некоторые регионы заявляли о том, что у них активно ведется ипотечное кредитование, причем я анализировал активность информирования населения со стороны местных органов власти или органов власти субъектов Федерации, информирования о том, что вот ипотека или уже началась, или скоро начнется, как правило, почему-то это сопровождалось предстоящими местными региональными выборами. Потом в одном из регионов, создав некий фонд ипотечного кредитования, зачем-то отдали в это фонд недостроенный роддом и недостроенную поликлинику, что этим хотели сказать? Тем не менее, шум разговоры, модное выражение, народ на это как бы клюется, соответственно, думает, ага, вот, значит, изберем того, кто об этом много говорит, может, и нам когда-то жилье достанется, или нашим детям. К сожалению, действия государственных органов в значительной мере разрознены. Поэтому отсутствие такой слаженной системной работы всех государственных органов, от которых зависит развитие ипотеки, приводило к тому, что в некоторых регионах понятие ипотеки начало приобретать совершенно иной смысл, а кое-где уже приобрело даже некое нарицательно-отрицательное значение, а регионы могли бы выстраивать некие приоритеты и определять, исходя из своих возможностей, использование механизмов ипотечного кредитования для решения жилищных проблем отдельных категорий, скажем, бюджетников, военнослужащих... При всем при этом я знаю, что многие банки региональные, причем, как ни странно, именно банки средней руки, заинтересованы в совместных проектах с местными органами власти, с органами управления субъектов Федерации.

Никита Ваулин: В действительности ипотека в России – дорогое удовольствие. Помимо банковских процентов необходимо заплатить немалую сумму нотариусу, страховщику, оценщику недвижимости. В результате цена квартиры подскакивает на 20 процентов. Кредитные организации, работающие с ипотекой, сетуют на несовершенство законодательства, которое не позволяет им снижать риски и опускать процентную ставку, расширяя жилищные ипотечные программы. Николай Брусникин продолжает:

Николай Брусникин: Залог жилья подразумевает вынужденную или неизбежную возможность изъятия этого залога в случае, если заемщик не выполняет условия кредитного соглашения. Речь идет о том, чтобы кредиторы или инвесторы были уверены в том, что ипотека, то есть сам залог недвижимости, как таковой, является работающим рыночным активом. Соответственно, сегодня существуют еще и ограничения в Жилищном кодексе, которые не позволяют так запросто в случае необходимости, в случае каких-то экстремальных форс-мажорных или неблагоприятных обстоятельств, связанных с финансовым состоянием заемщика, изымать данный залог, или обращать его, как актив, в погашение заемных средств. Речь идет о том, чтобы законодательно закрепить такое понятие, как социальное жилье, с тем, чтобы заемщик в случае, если у него возникают какие-то временные финансовые сложности, заемщик, который предварительно при получении ипотечного кредита передал свое основное жилье в залог, мог с учетом каких-то социальных норм, переехав в социальное жилье, в то же время не нарушить базовых условий, как для себя, так и для своей семьи и несовершеннолетних детей. К сожалению, у россиян пока еще не развито вот это вот чувство, связанное с возможностью получения займа и неизбежностью, или целесообразностью, использовать все, но погасить свои обязательства. Есть некая легкость, простота предположений, что вот, можно занять, резко улучшить свои жилищные условия, как бы "сколько лет, сколько десятилетий маялись наши родители, или мы", - есть такое подспудное ощущение. Поэтому думаю, что культура потребительского кредитования должна еще будет развиваться, соответственно, законодательство должно решать, в том числе и такие социальные аспекты, связанные с нерасчетливостью человека, или семьи, взявшей ипотечный кредит, а потом не сумевшей в течение длительного срока вовремя с этим кредитом рассчитаться, или не сумевшей выполнять текущие обязательства.

Никита Ваулин: Большинство специалистов считают главным достижением российской ипотеки за последнее время - принятие закона "Об ипотечных ценных бумагах". Ипотечные ценные бумаги выпускаются на основе закладных на квартиры. Они обеспечены недвижимостью и доходами в результате выплаты процентов по ипотечному кредиту. Многие эксперты считают, что если банкам, кредитующим покупку жилья, разрешат выпускать ипотечные бумаги, в результате продажи этих бумаг они получат возможность досрочно вернуть часть или всю сумму выданного кредита. Это существенно увеличит объемы продаж квартир, позволит снизить процентную ставку, сделать ипотеку более дешевой, а значит – более доступной. Однако, как считают банкиры, государство в лице Агентства по Ипотечному Жилищному Кредитованию стремится свести на нет это достижение, фактически монополизировав выпуск ипотечных ценных бумаг. Что думает по этому поводу Николай Брусникин?

Николай Брусникин: Этот закон, который готовился и обсуждался достаточно долго и предметно, является базовым для развития ипотечного кредитования и для функционирования инструментов ипотечного кредитования. Я думаю, что у агентства по ипотечному жилищному кредитованию есть право на монополию, но это право на монополию в разработке и обучении тем основам ипотечного кредитования, тем стандартам, без которых этот рынок не будет жизнеспособным и не будет единым. Но, безусловно, агентство не должно обладать монопольным правом на эмиссию ипотечных ценных бумаг, или на то, чтобы быть единственной финансово-коммерческой структурой, представляющей весь этот рынок. По этому поводу сейчас идут дискуссии, в том числе и внутри ИЖК, и между разными структурами государственной исполнительной власти, которые участвуют в этом процессе – Госстрой, Минфин, профессиональное сообщество, в первую очередь, банковское... Но мое субъективное мнение, думаю и знаю, что с ним соглашаются очень многие специалисты и эксперты, занимающиеся данным вопросом профессионально, состоит в том, что, конечно, у ИЖК должен быть свой спектр присущих ему вопросов, свои приоритеты, но, безусловно, никакой монополии на организацию собственно процесса ипотечного кредитования и отдельных структур быть не может.

Никита Ваулин: Для того, чтобы ипотека стала массовой, она должна быть дешевой. Дешевой она не может стать, потому что банки боятся понижать процентную ставку по ипотечным кредитам: из-за инфляции на квартиры, из-за рисков невозврата кредита, о котором говорил Николай Брусникин, и так далее.

Шахтер с зарплатой 400 долларов, которому Владимир Путин посоветовал купить квартиру в ипотеку, будет тратить на ежемесячные выплаты в лучшем случае половину, а на двести долларов пытаться прокормить семью.

Чтобы верить в то, что в стране, где фактически отсутствует так называемый средний класс, ипотека станет массовой и поможет решить проблемы молодым семьям, в том числе за пределами Москвы, нужно быть, по меньшей мере, оптимистом. При нынешнем уровне жизни необходимо, чтобы в России, как, например, в Соединенных Штатах, ипотечный кредит практически ничего не стоил и выдавался чуть ли не на полжизни. На таких условиях банки в России кредитовать не будут еще долгие годы.

XS
SM
MD
LG