Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-белорусское газовое противостояние


Программу ведет Арслан Саидов. Участвуют: экономический обозреватель Радио Свобода Иван Трефилов и обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Марат Дымов – с ним беседовал Андрей Шароградский.

Арслан Саидов: Москве и Минску не удалось преодолеть разногласия в вопросе поставок российского газа потребителям Белоруссии – это признал премьер Михаил Касьянов после переговоров в Москве со своим белорусским коллегой Сергеем Сидорским. Однако не только эта проблема осложняет сегодня отношения двух соседних государств. Рассказывает Иван Трефилов:

Иван Трефилов: Декларируя стремление к созданию единого союзного государства, Москва и Минск до сих пор не могут договориться о ключевых вопросах экономической интеграции. Наиболее ожесточенные споры сейчас идут об условиях поставок в Белоруссию российского газа. В течение последних пяти лет подконтрольный правительству России "Газпром" вынужден был в убыток себе продавать белорусским потребителям сырье по льготным ценам, действительным для приграничных с республикой российских регионов. Всего в 2003-м году Белоруссия купила чуть более десяти миллиардов кубометров газа - именно эти цифры были определены межправительственным соглашением.

В текущем году продажи сырья запланированы приблизительно в тех же объемах. Однако, начиная с января, "Газпром" ничего Белоруссии не поставляет. Руководители российского газового монополиста предлагают Минску выбор – либо продать им на условиях "Газпрома" долю в белорусском государственном предприятии "Белтрансгаз", владеющем всеми трубопроводами на территории республики, либо покупать газ по более высоким ценам. В качестве ориентира рассматривается стоимость сырья, поставляемого в Украину – 50 долларов за тысячу кубометров, а не 36, как сейчас. По расчетам белорусской стороны, выполнение таких условий будет стоить Минску дополнительно двести пятьдесят миллионов долларов.

Отказаться от подписания контракта на рыночных условиях "Газпром" может только в том случае, если Белоруссия решится на приватизацию "Белтрансгаза", и продажу российской компании крупного пакета его акций. Сначала Минск настаивал на сохранении контроля над своей нынешней собственностью, однако потом пошел на уступки. Сейчас стороны согласились владеть "Белтрансгазом" на паритетных условиях. Но стоимость долей до сих пор не определена – "Газпром" желает приватизировать белорусские активы по балансовой стоимости, которая Минску кажется существенно заниженной. Причем в Белоруссии не скрывают, что у них есть варианты давления на Москву – если компромисс так и не будет найден, то власти республики могут увеличить тарифы на транзит в Западную Европу нефти и газа из России.

Кроме того, стороны никак не могут договориться и об условиях введения на территории Белоруссии российского рубля в качестве платежного средства. Москва предлагает сделать это в 2005-м году. Но белорусский президент Александр Лукашенко готов признать единое рублевое пространство только после принятия общей конституции союзного государства. Кроме того, в последнее время Минск требует финансовой компенсации потерь, которые, по его мнению, понесет экономика республики, отказавшись от национальной валюты.

Арслан Саидов: Как это часто бывает, экономические противоречия между странами во многом обусловлены неурегулированностью политических проблем. Дать свой комментарий по этому поводу мой коллега Андрей Шароградский попросил обозревателя Белорусской службы Радио Свобода Марата Дымова.

Андрей Шароградский: Судя по тому, что только что рассказывал Иван Трефилов, Москва и Минск не только не близки к решению вопросов экономической интеграции, но речь скорее идет о экономической войне, причем войне между двумя государствами-соседями. Как вы считаете, идея интеграции все еще жива, или декларации на эту тему продолжаются как бы по инерции?

Марат Дымов: Вы знаете, я бы сказал, что это скорее уже чистые декларации, потому что это противостояние и противоречия становятся все более и более жесткими. Конфликты и по поводу единой валюты, и по поводу газовых проблем привели, в частности, к тому, что Беларусь вошла в 2004-й год без какого бы то ни было соглашения с "Газпромом" о поставках газа. Заключены соглашения только с "Итерой" и "Транснафтой" на поставку двух миллиардов кубометров газа, что очень мало, потребности Белоруссии примерно 20 миллиардов. Это январь-февраль, что будет дальше, пока, в общем, неизвестно. Я бы хотел добавить к тому, что рассказал Иван Трефилов, немножко предыстории. Дело в том, что еще в 2002-м году Беларусь и Россия договорились о том, что Россия продает Беларуси дешевый газ, а Беларусь фактически отдает свои газотранспортные сети -"Белтрансгаз" - "Газпрому". Газ пошел сразу дешевый, а Беларусь довольно долго вела переговоры и в итоге сказала, что "мы не хотим отдавать контрольный пакет", - это первое, и второе - выставило такую цену, которую "Газпром" счел совершенно неприемлемой. Ответом было, грубо говоря, - раз так, то платите за свою независимость сполна, переходим на рыночные цены. Как сказал один белорусский политолог, Беларусь ждет газа, а "Газпром" ждет "Белтрансгаза".

Андрей Шароградский: Два миллиарда кубометров - это обеспечит страну всего лишь на два месяца, готов ли в такой ситуации Лукашенко идти до конца в противостоянии, не боится ли он окончательно испортить отношения с Москвой?

Марат Дымов: Я не исключаю того, что тут мы наблюдаем войну нервов, и что Александр Лукашенко, он политик в первую, вторую и всякую другую очередь, постарается, как он это очень часто делал, перевести этот конфликт в политическую плоскость. Аналитики считают, что именно сейчас, в эти несколько месяцев, до 15 марта, Лукашенко определенные шансы имеет. Да, в России тема интеграции с Белоруссией уже не настолько актуальна, как была, скажем, в 1996-м году, на думских выборах она вообще не играла, никак, но если смотреть на это из Кремля, то, как говорится, береженого Бог бережет. И не исключено, что на какие-то уступки и оттяжки в этой ситуации Москва все-таки может пойти. А, судя по всему, после 15 марта, и это тоже мнение аналитиков, Беларусь почувствует руку Москвы во всей тяжести.

Андрей Шароградский: А как белорусские средства массовой информации интерпретирует нынешние противоречия сейчас?

Марат Дымов: Официальные средства информации, с одной стороны, как бы пытаются отлакировать ситуацию, говоря о том, что о чем-то все-таки договорились, что переговоры продолжаются, что Беларусь все-таки не окажется без газа, есть какие-то запасы, а с другой стороны, в общем-то, возлагают ответственность на российскую сторону, которая не хочет пойти навстречу ближайшему стратегическому союзнику. Кроме того, как говорил Иван Трефилов, делаются намеки, в том числе не только в масс-медиа, но и с официальных трибун, что у Беларуси есть свои козыри, есть и транзит, не только газа, но и нефти, есть и военные базы, за которые, скажем, киргизам платят, а белорусам ничего не платят - две станции слежения. Так выглядит, что это скорее уговоры для внутреннего потребления. Надо сказать, что есть некие отношения в треугольнике. В начале этого года Еврокомиссия начала расследование о нарушении белорусскими властями прав профсоюзов. Если это расследование подтвердится, то Беларусь лишится льгот в торговле с ЕС. Это очень серьезные экономические санкции, такие санкции, которые никому в голову не приходит наложить на Россию. И можно сказать, что такой шок, который предстоит Белоруссии – мировые цены на газ, - "Газпром" ведь не отказывается поставлять, пожалуйста, покупайте, 80 долларов за тысячу кубометров, сколько хотите, - такой шок пережили балтийские страны в начале 90-х годов, но тогда им помогал Запад, а выручать Александра Григорьевича из тех последствий интеграционных игр, в которые он сам себя загнал, в общем, судя по всему, никто не собирается.

XS
SM
MD
LG