Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Индекс "Биг Мака"


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына и американский экономист, профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам.

Андрей Шарый: Британский журнал "Экономист" в очередной раз рассчитал индекс "Биг Мака" - популярного фирменного бутерброда, продающегося в сети ресторанов "Макдоналдс" во многих странах. Используя этот индекс, специалисты журнала оценивают, какими должны быть курсы национальных валют по отношению к доллару. Из Лондона - Наталья Голицына:

Наталья Голицына: Индекс "Биг Мака" журнал "Экономист" рассчитывает с 1986-го года. В своих расчетах журнал исходит из теории паритета покупательной способности мировых валют. На основе сравнения стоимости "Биг Мака" в более чем ста странах эксперты журнала вычисляют стоимость одинаковых товаров в долларах. Это дает им возможность определить, насколько адекватен доллару реальный валютный курс этих стран. Базовой основой индекса "Биг Мака" является его стоимость в США, где он стоит 2 доллара 80 центов. За тот же бургер в Швейцарии придется заплатить 5 долларов 11 центов, а в Китае – 1 доллар 23 цента. Соотнесение этих цен позволяет экономистам утверждать, что швейцарский франк по отношению к доллару переоценен чуть ли не вдвое, а юань недооценен более чем в два раза.

Теория паритета покупательной способности предполагает, что подлинный курс валют должен определяться стоимостью одной и той же корзины товаров и услуг, которую можно приобрести на одну и ту же сумму в долларах в разных странах. В таблице индекса "Биг Мака", опубликованной в "Экономисте", Россия находится в нижней ее части - в пересчете на доллары, стоимость бургера в Москве равна одному доллару тридцати шести центам – реально он продается сейчас за 41 рубль. Учитывая, что в Америке "Биг Мак" стоит 2 доллара 80 центов, можно предположить, что реальный курс рубля по отношению к доллару занижен почти вдвое. Если исходить из этой "бургерэкономики", доллар должен стоить 15-16 рублей.

Комментируя расчеты журнала "Экономист", газета "Таймс" добавляет к ним сравнительную стоимость чашки кофе в разных странах в американской сети "Старбакс", владеющей семью тысячами кафе во всем мире. Взяв в качестве базовой стоимость чашки кофе в кафе "Старбакс" в Америке - два доллара восемьдесят центов – газета подтверждает выводы "Экономиста". Оказывается, что в Швейцарии та же чашка кофе стоит на 62 процента дороже, то есть, швейцарский франк значительно переоценен на валютных рынках. Кофейный индекс свидетельствует также, что европейская валюта переоценена на 33 процента, а фунт стерлингов - на 17 процентов.

Андрей Шарый: Вместе с нами рассказ Натальи Голицыной слушал известный американский экономист, профессор Стэнфордского университета в Калифорнии Михаил Бернштам. Он на линии прямого эфира. Господин Бернштам, с вашей точки зрения, насколько корректна вот эта теория паритета покупательной способности, насколько можно доверять оценкам журнала "Экономист" и этого индекса "Биг Мака"?

Михаил Бернштам: Здесь два вопроса. Паритет покупательной способности - это правильная оценка соотношения валют различных стран. Этот принцип существует давно, разумеется, рассчитывается он по совокупности потребительских корзин в разных странах, то есть, скажем, смотрят, если сравнивать, допустим, Россию и Америку, смотрят, сколько тот же самый продукт будет стоить в Америке в долларах, в России в рублях, а потом берут среднюю арифметическую двух оценок и получают паритет покупательной способности. Это позволяет, в принципе, сравнивать все страны в мировых ценах. Когда нет возможности производить сложные подсчеты и сравнивать потребительские корзины в разных странах, то берут простой, широко распространенный продукт, в который входит несколько ингредиентов. "Биг Мак" в этом отношении хорошее приблизительное упрощение, туда входят хлеб и мясо, и это популярный продукт. Так что оценки бывают довольно точные.

Андрей Шарый: Значит, можно делать вывод о том, что реальный курс рубля, на самом деле, составляет 15-16 рублей за доллар, а не так, как он сейчас котируется в России?

Михаил Бернштам: Да, это довольно-таки в некотором приближении точная оценка. Рубль примерно на половину недооценен.

Андрей Шарый: А почему так происходит. Как вы считаете?

Михаил Бернштам: Дело в том, что всегда номинальный курс национальной валюты, в том числе рубля, отличается от того реального курса, который будет в мировых ценах. Это связано с множеством местных факторов. В принципе, все валюты стран с низкими доходами, таких, как Россия, азиатских, латиноамериканских, африканских стран, все эти валюты недооценены, и китайский юань недооценен, потому что жилье дешевое, все эти жилищно-коммунальные услуги дешевые, и из-за этого возникает недооценка курса. Кроме того, спрос на импортные продукты высокий. В России произошла девальвация, и после нее ситуация еще не вернулась на уровень, близкий к рыночному соотношению.

Андрей Шарый: Господин профессор, насколько серьезно стоит относиться к такого рода оценкам, типа той, что делает журнал "Экономист", это какое-то руководство к действию для тех, кто планирует валютно-финансовую стратегию страны?

Михаил Бернштам: В принципе, при широком развитии мировой торговли, особенно при увеличении экспорта, рано или поздно начнется сближение между номинальным текущим курсом национальной валюты, в частности, рубля, и тем реальным курсом, который исходит из паритета потребительских ценностей. То есть, в конечном счете, через какое-то время, если Центральный банк России не будет поддерживать доллар, то рубль должен укрепиться, и это надо иметь в виду. Дойдет ли он до 15 рублей за доллар или нет, но укрепление рубля в данной ситуации длительный, но неизбежный процесс.

XS
SM
MD
LG