Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Судебный процесс по делу корреспондента Радио Свобода Юрия Багрова


Программу ведет Андрей Шарый. В программе принимают участие корреспонденты Радио Свобода Олег Кусов и Арслан Саидов.

Андрей Шарый: В Эристонском суде Владикавказа в четверг открылся судебный процесс над корреспондентом Радио Свобода Юрием Багровым. Нашего коллегу обвиняют в использовании заведомо ложного документа - решения районного суда - для получения российского гражданства. Багров переехал в Северную Осетию из Тбилиси в 1992 году, получил прописку во Владикавказе, окончил местный университет. На Свободу он работает более пяти лет.

По словам самого Юрия, он был уверен, что является гражданином России, до тех пор, пока не начался обмен паспортов старого образца. В установленном законом порядке он обратился в суд, который и дал разрешение на выдачу необходимых документов. Право Багрова на российское гражданство, кстати, обвинение не оспаривает. В августе в квартире Багрова сотрудники ФСБ провели обыск. Дело возбудили 17 сентября, однако Багрова поставили в известность только 7 октября.

Для освещения судебного процесса во Владикавказ отправился корреспондент Радио Свобода Олег Кусов.

Олег Кусов: На первом заседании по уголовному делу Юрия Багрова были заслушаны свидетели со стороны обвинения. Начальник отдела паспортной службы ОВД Эристонского округа Зара Самартова сообщила, что в прошлом году Юрий Багров, имея вид на жительство в России, представил в паспортную службу решение советского суда, согласно которому он имел право на получение гражданства России. Тогда это решение не вызвало никаких сомнений у сотрудников паспортной службы. Другой свидетель со стороны обвинения - секретарь судебного заседания гражданка Сабанова - заявила, что, на ее взгляд, подпись судьи и печать на то самом, прошлогоднем решении поддельная.

Адвокат Александр Дзилихов настаивал на проведении экспертизы печати и подписи за пределами Северной Осетии. Он заявил, что имеет достаточно серьезные доказательства того, что печать на прошлогоднем решении суда настоящая. Но судья Азамат Батиев после 40-минутного совещания в отдельной комнате ходатайство адвоката Дзилихова отклонил. Это обстоятельство довольно сильно удивило защитника, поскольку результаты экспертизы фактически могли бы поставить точку в процессе Багрова.

Адвокат Александр Дзилихов отметил грубое нарушение процедуры заседания. Во-первых, у него на входе в здание суда изъяли личный диктофон. Во-вторых, в здание суда не допустили журналистов различных изданий, без всяких на то законных оснований. Лично меня на входе в здание Эристонского суда грубо остановили сотрудники Службы судебных приставов. На просьбу пропустить меня в здание суда я получил отказ в грубой форме, а затем и удар в грудь, после чего я был отброшен на несколько метров назад.

Диктофонная запись

Олег Кусов: Вы, пожалуйста, руку уберите. Не трогайте меня, пожалуйста. Почему вы мне "тыкаете"?

Сотрудник Службы судебных приставов: Потому что я тебе "тыкаю"!

Олег Кусов: Мне нужно пройти на процесс, открытый процесс.

Сотрудник Службы судебных приставов: Мне сказали не пускать никого.

Олег Кусов: Кто вам сказал?

Сотрудник Службы судебных приставов: Вот там написали.

Олег Кусов: Кто вам сказал? Можно я поговорю с этим человеком?

Сотрудник Службы судебных приставов: Отойдите. Давайте выйдем, и я поговорю с вами.

Олег Кусов: А вы представьтесь. Давайте здесь поговорим.

Сотрудник Службы судебных приставов: Нет, через дверь нельзя говорить.

Олег Кусов: Тогда пропустите меня.

Сотрудник Службы судебных приставов: Нет, не могу.

Олег Кусов: Это же законно.

Сотрудник Службы судебных приставов: У вас повестка есть? Вас вызывали в суд?

Олег Кусов: Но закон предписывает, что повесткой вызываются только подсудимые и свидетели. Руки уберите, не трогайте меня. Вы не имеете права меня трогать.

Сотрудник Службы судебных приставов: Я прошу вас выйти!

Олег Кусов: А я вас прошу пропустить меня.

Сотрудник Службы судебных приставов: Не пропускаю, вот и все.

Олег Кусов: Позовите своего начальника.

Сотрудник Службы судебных приставов: Я прошу вас выйти! И дверь закройте. Дверь закрой и все!

Олег Кусов: После этого двери суда передо мной оказались наглухо закрыты.

Андрей Шарый: Олег Кусов - в связи с тем, что власти открыто препятствуют выполнению профессиональных обязанностей журналиста, - обратился сегодня с жалобой в одно из районных отделений прокуратуры города Владикавказ.

По словам адвоката Багрова Александра Дзилизова, он впервые сталкивается в своей практике с тем, что на судебные слушания по делам подобного рода не пускают журналистов, а ему самому запрещают пользоваться диктофоном. Нарушение прав подсудимого на открытый и честный процесс очевидно.

Подробнее о деле Юрия Багрова - мой коллега Арслан Саидов.

Арслан Саидов: Судебный процесс над Багровым начался так же, как и все его дело, - с грубых нарушений. Иного ожидать было просто невозможно, считает руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

Олег Панфилов: Действия суда свидетельствуют прежде всего о том, что им хочется что-то скрыть. Как правило, скрывают результаты плохого следствия, плохой работы следственной группы, и скрывают обычно те детали, которые свидетельствуют о политической подоплеке подобных судебных процессов. А продолжение этой истории, политической подоплеки этого уголовного дела - это решение суда не допустить к освещению процесса журналистов, что, на самом деле, является грубейшим нарушением, если этот суд заранее не объявлен закрытым. А закрытым суд может быть объявлен, если на нем оглашаются сведения, содержащие государственную тайну. Поскольку в деле Юрия Багрова вряд ли есть сведения, содержащие государственную тайну, то, по всей видимости, суд пошел на те действия, которые нарушают закон, по всей видимости, в угоду тем людям или тем органам, которые и возбудили это уголовное дело.

Арслан Саидов: Центр экстремальной журналистики, который возглавляет Олег Панфилов, - не единственный, считающий, что дело Багрова выходит за рамки обычной гражданской практики. О том, что происходящее связано с его профессиональной деятельностью, говорят такие влиятельные международные организации, как "Репортеры без границ" и "Комитет защиты журналистов".

Дело Багрова - статья 327, часть 3-я - "Использование заведомо подложного документа". Карается крупным штрафом или лишением свободы сроком до шести месяцев. Обвинение не относится к категории тяжких - обычно такими делами занимаются районные следователи. Здесь же фигурируют ФСБ и республиканская прокуратура.

Документ, который лежит в основе обвинения, - это решение районного суда Владикавказа, в котором говорится, что Багров, бывший гражданин Грузии, действительно много лет живет на территории России, его жена и мать - граждане России, поэтому и сам Багров имеет право на получение российского гражданства. Прокуратура считает этот документ фальшивкой, главное основание - не та печать. Подлинность же подписи судьи никто проверять не собирается - в проведении подобной экспертизы отказано. Говорит адвокат Багрова - Александр Дзилихов.

Александр Дзилихов: Сверка подлинности подписи на стадии предварительного расследования вообще не проводилась. Поэтому мы и заявили вот это ходатайство сегодня. Но нам судом было отказано в удовлетворении.

Арслан Саидов: Адвокат Багрова Александр Дзилихов отмечает одну особенность всего этого дела: правдивость того, что написано в этом документе, никто и никогда под сомнение не ставил.

Александр Дзилихов: Ни в материалах дела, ни в высказываниях нет. Никто не высказывал сомнения, что Багров действительно проживал на территории Российской Федерации и имеет все права, в соответствии с законом, приобрести гражданство Российской Федерации. И под сомнение это пока никто не ставит.

Арслан Саидов: О том, что главное в деле Багрова - "проучить" неугодного властям журналиста, говорят события последних месяцев. Когда в конце лета в дом Багрова с обыском пришли контрразведчики, никто и не помышлял обвинять его в незаконном получении российского паспорта. Объявили, что ищут наркотики, оружие, боеприпасы. Не нашли. Изъяли все документы, вплоть до личных дневников жены, диктофон, компьютер, лишив тем самым журналиста возможности полноценно работать, да и вообще - без паспорта - выехать за пределы Владикавказа. Все это накануне выборов в Чечне, трагедии в Беслане. По мнению руководителя Центра экстремальной журналистики Олега Панфилова, главной задачей этого обыска было найти хоть что-нибудь, что позволило бы возбудить уголовное дело.

Олег Панфилов: Уголовное дело возбуждено против человека, который хотел получить российское гражданство. Тут правоохранительные органы, грубо говоря, должны были бы приветствовать это обстоятельство, но я что-то не слышал ни об одном факте подобном, когда уголовное дело возбуждается против человека, желающего получить гражданство. Политическая подоплека совершенно очевидна. Поскольку правоохранительные органы, в том числе и Северной Осетии, видимо, очень мало профессиональны, то преследование журналиста было такой чистой импровизацией, когда пытались оказать давление с помощью различных обысков, в том числе и поиска боеприпасов или каких-то других противозаконных вещей.

XS
SM
MD
LG