Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обвинение требует приговорить корреспондента Радио Свобода Юрия Багрова к административному штрафу


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Олег Кусов.

Андрей Шарый: В Эристонском суде Владикавказа продолжается судебный процесс над корреспондентом Радио Свобода Юрием Багровым. Нашего коллегу обвиняют в использовании заведомо ложного документа - решения районного суда для получения российского гражданства. Багров переехал в Северную Осетию из Тбилиси в 92 году, получил прописку во Владикавказе, окончил местный университет. На Свободе она работает около пяти лет. По словам самого Юрия, он был уверен, что является гражданином России до тех пор, пока не начался обмен паспортов старого образца. В установленном законом порядке он обратился в суд, который дал ему разрешение на выдачу необходимых документов. Право Багрова на российское гражданство, кстати, обвинение не оспаривает. В августе в квартире Багрова сотрудники ФСБ провели обыск. Дело возбудили 17 сентября, однако Багрова поставили в известность только через две недели. Процесс начался. Туда выехал специальный корреспондент Радио Свобода Олег Кусов. Первый день он, как и другие журналисты, не был допущен на заседание суда, хотя процесс объявлен открытым. И вот сегодня ожидалось вынесение приговора. В результате все дело рассмотреть не успели, объявлен технический перерыв до 17 декабря.

Олег Кусов: Адвокат Александр Дилихов подчеркнул, что Юрию Багрову не было смысла предоставлять в паспортный стол Владикавказа поддельное решение суда о предоставлении ему российского гражданства, поскольку имел все законные права на получение этого гражданства.

Александр Дилихов: Решение суда не просто доказательство - это предмет преступления, образующий состав данного преступления, предусмотренного статьей 327. Оно должно быть исследовано полностью, в том числе и должна была исследоваться подпись под решением суда. Странным образом постановление о проведении почерковедческой экспертизы на предмет определения, выполнена ли подпись судьей Советского суда, то есть этого постановления в материалах дела не имеется. Почерковедческая экспертиза также проведена не была. И заявленное нами ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы, также не была проведена. Следствие пытается заменить квалифицированное заключение экспертов по данному делу показаниями лиц, не являющихся специалистами. Отсутствие субъективной стороны данного состава преступления, доказательств того, что Багров знал о том, что решение, может быть, является подложным, следствию не представлено. Следовательно, я прошу суд оправдать Багрова в виду отсутствия в его деянии состава преступления.

Олег Кусов: обвинитель – старший помощник прокурора Эристонского округа Фатима Салтанова в свою очередь заявила о виновности Юрия Багрова и попросила судью Азамата Батиева назначить наказание Багрову в виде штрафа в 60 тысяч рублей.

Фатима Салтанова: Привлеченный к уголовной ответственности по части третьей статьи 327 Уголовного кодекса и допрошенный в качестве обвиняемого Багров вину свою в инкриминируемом ему преступлении не признал. Действия Багрова квалифицированы верно и правильно. Что касается лично этого человека, то ранее он, действительно, не привлекался к уголовной ответственности, работает он. Характеристики в его деле нет, и характеристика в судебное заседание не представлена. Совершил он умышленное преступление, которое, согласно закону, относится к категории небольшой тяжести. С учетом изложенного прошу признать Багрова Юрия Юрьевича виновным и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 60 тысяч рублей.

Олег Кусов: Слово в ходе судебного заседания было предоставлено и Юрию Багрову.

Юрий Багров: Считаю обвинения, выдвинутые против меня, голословными и бездоказательными. В силу своей профессиональной деятельности я не раз бывал на судебных заседаниях, но впервые в качестве подсудимого. Впрочем, в этом деле у меня многое впервые. Впервые на суд не пустили журналистов, впервые я услышал о том, что у адвоката могут забрать диктофон. 25 августа, с того дня, когда ко мне пришли сотрудники ФСБ и провели в машине, дома, в офисе обыски, я задаюсь вопросом: какое отношение к делу об использовании заведомо подложного документа может иметь изъятый у меня диктофон, аудио- видеокассеты, фотопленки, фотографии, личные дневники моей жены. Подполковник УФСБ Леонидов сказал, что следствие разберется, но ответа в итоге я так и не получил, разобралось следствие или нет. Зачем нужно было изымать у меня служебную аппаратуру? Когда нас вызвал на допрос исполняющий обязанности прокурора Эристонского района Гусейнов, одна из первых фраз его была: «Перестаньте заваливать прокуратуру жалобами и ходатайствами». Мы заваливали ходатайствами не от того, что так хотели, а от того, что не могли получить ответ, где находятся мои документы, где находятся личные вещи. Я еще раз подчеркиваю: обвинение, выдвинутое против меня, голословно, доказательств нет. Я не считаю себя виноватым. Я еще раз говорю, с 25 августа, как все это началось, я как журналист, как человек выведен из строя, я не могу полноценно выполнять свою профессиональную деятельность.

XS
SM
MD
LG