Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россия занимает 140-е место во всемирном рейтинге свободы прессы


Программу ведет Андрей Шароградский. В программе принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.

Андрей Шароградский: По данным американской правозащитной организации «Репортеры без границ», Россия занимает 140-е место во всемирном рейтинге свободы прессы. Российская пресса признана несвободной. В списке из 193-х стран Россия соседствует с Йеменом и Камеруном, а президент страны Владимир Путин фигурирует в списке как «фиктивный демократ».

Любовь Чижова: Как говорят исследования «Репортеров без границ», наиболее свободны средства массовой информации в Дании, Исландии и Швеции, наиболее несвободны - в Северной Корее. США - на 15-ом месте, Германия - на 16-ом. Информация о том, что Россия в этом рейтинге заняла незавидное 140-е место, вызвала, как говорят, широкий общественный резонанс. Заместитель председателя Государственной Думы, депутат от партии «Единая Россия» Олег Морозов категорически с этим не согласен.

Олег Морозов: Я вообще не склонен серьезно относиться - как профессиональный политолог, социолог по образованию - к этому исследованию. Кто там заказывает эту музыку, кто там ставит на 140-е место - меня мало беспокоит. И к нашей свободе прессы это имеет самое отдаленное отношение. Мой тезис: мне кажется, что наша пресса, равно как и свобода прессы в России поразительно парадоксальны. Это какая-то гремучая смесь свободы и несвободы, которая переплетается и действует в разных ситуациях совершенно по-разному.

Я могу привести один пример. Я родился в городе Казани, и я хочу сказать, что я знаю медиа-рынок в Татарстане. Там государственный канал - абсолютно пропрезидентский и делает все, что ему скажут, а уровень свободы поведения там не очень высок. А вот если взять газетный рынок, просто любой из вас, беспристрастный, который возьмет подшивку газет, выходящих в Татарстане, например, за один какой-то день, - и вы увидите, что там есть газеты, которые изо дня в день в хвост и в гриву, всякими, в том числе иногда площадными словами говорят о Шаймиеве, о мэре Казани и так далее. Там каждый найдет свою нишу - и тот, кто немножко с зеленым окрасом, и либералы, и ура-патриоты. И все уживаются на этом рынке.

Любовь Чижова: В августе этого года, накануне выборов президента Чечни, правоохранительные органы Северной Осетии конфисковали у журналиста Радио Свобода Юрия Багрова компьютер, записные книжки, диктофон и все документы. Багрова обвиняли в том, что он якобы получил свой российский паспорт с нарушением закона. Сегодня в Северной Осетии вынесено решение о взятии подписки о невыезде у журналиста. Подробнее об этом рассказал адвокат Юрия Багрова Александр Дзилихов.

Александр Дзилихов: Сегодня моему подзащитному предъявлено обвинение в том, что он представил заведомо подложное решение суда об установлении факта проживания на территории Российской Федерации, и на основании этого решения был получен паспорт гражданина Российской Федерации. Это значит, что он был подозреваемым, а с сегодняшнего дня является обвиняемым. Сегодня также с Багрова взята подписка о невыезде, ему запрещено покидать пределы республики без разрешения следователя.

Багров не виновен в совершении данного преступления. У органов предварительного расследования нет доказательств, которые бы подтверждали, на мой взгляд, факт совершения преступления. В настоящее время нам нужно, во-первых, опровергнуть именно заключение технической экспертизы, и в этом направлении мы сейчас работаем. Мы намерены обсудить сегодня с Багровым данный вопрос, и я все-таки считаю, что мы подадим жалобу на незаконное возбуждение уголовного дела и привлечение Багрова в качестве обвиняемого.

Любовь Чижова: Руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов считает, что уголовное дело, возбужденное против Юрия Багрова, - это политический заказ северо-осетинских властей. Они были недовольны деятельностью журналиста.

Олег Панфилов: Юрий Багров уже некоторое время работал и на американское агентство «Ассошиэйтед Пресс», и на Радио Свобода. И понятно, что многие материалы вызывали недовольство властей Северной Осетии. Есть какой-то политический заказ или политическая подоплека в этом деле. И, по всей видимости, можно ожидать какого-то ужесточения отношения к Багрову со стороны следствия. Тут я должен напомнить о том, что предъявленные ему обвинения и все действия следователя в отношении Юрия Багрова совершенно неравнозначны. Нельзя человека, обвиняемого в подлоге или в каких-либо действиях, связанных с его документами, лишать его компьютера, каких-то записных книжек, каких-то материалов, которые непосредственно связаны с журналистской деятельностью. Вот эти факты свидетельствуют о том, что на самом деле следствие имеет подоплеку, и это дело наверняка связано с журналистской деятельностью.

Любовь Чижова: «Репортеры без границ» поставили Россию на 140-е место в рейтинге свободы прессы. Методика, которой пользуются сотрудники организации, может подвергаться критике, но факт остается фактом: в России со свободой слова далеко не все в порядке - считает генеральный секретарь российского Союза журналистов Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Что заставляет сделать такой вывод? Совершенно очевидно, что за последние 4 года произошли резкие ухудшения уровня плюрализма, фактически у нас не осталось ни одного федерального государственного телеканала, практически введена политическая цензура в средствах массовой информации. Я не очень даже думаю, что кто-нибудь станет всерьез оспаривать этот факт. Политическая цензура введена, и отсутствие плюрализма настолько очевидно, что, по-моему, они даже уже и более-менее официально признаются.

Идея управляемой демократии прежде коснулась, конечно, средств массовой информации. Табуированность некоторых тем, причем, если говорить о политической цензуре, то, конечно, речь идет прежде всего о механизме самоцензуры. Потому что после того, как "убили" НТВ реальное, а потом добивали это самое реальное НТВ на ТВС, после этого журналисты, которые остались в эфире на центральных телеканалах, ввели у себя самоцензуру. Это очевидный и признанный факт. Фактически сегодня на центральном телевидении не осталось прямого эфира - с этим тоже трудно спорить, потому что это просто факты.

Любовь Чижова: У Игоря Яковенко есть рецепт, как сделать российскую прессу более свободной: принять закон о телерадиовещании и упразднить государственное телевидение, сделав его общественным, и отменить политическую цензуру в других СМИ. Но депутаты с этим не согласны. Наоборот, зампредседателя Информационного комитета Госдумы Александр Крутов вновь призвал коллег ужесточить закон о СМИ, чтобы журналисты не могли передавать в прямой эфир информацию о террористических актах. А вот как он прокомментировал данные исследования «Репортеров без границ».

Александр Крутов: Россия никогда не была и не будет хорошей, кто бы ее ни проверял со стороны, абсолютно. Нас могли поставить на 190-е место, на 80-е, 60-е - от этого ничего бы не изменилось, и не будет меняться. Потому что что-то меняться в нашей стране может только тогда, когда этого захотим мы. Это можно принять к сведению и отложить.

Любовь Чижова: Сказал заместитель председателя Информационного комитета Российской Госдумы Александр Крутов.

XS
SM
MD
LG