Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преследования журналистов после пресс-конференции Владимира Путина


Программу ведет Андрей Шарый. Участвуют: обозреватели Радио Свобода Елена Рыковцева и Анна Качкаева, корреспондент РС в Туве Александр Филатенко, руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов.

Андрей Шарый: 24 июня на пресс-конференции Владимира Путина в Кремле несколько провинциальных журналистов пожаловались президенту на произвол местных чиновников. Самые резкие вопросы президенту, на которые, кстати, у него не нашлось ответа, задали корреспондент газеты "Красный тундровик" из Ненецкого округа - об уголовном преследовании тамошнего губернатора Бутова, и редактор Интернет-издания из Тувы - о нарушениях в период выборов в республике. Президент обещал разобраться, но пока быстрее разобрались местные власти. Журналисты в Нарьян-Маре и Кызыле попали в опалу. Тему откроет обозреватель Радио Свобода Елена Рыковцева:

Елена Рыковцева: Со времен НТВ у событий вроде закрытия газет и телекомпаний, и увольнения их сотрудников всего две трактовки. Либо - спор хозяйствующих субъектов, либо -политическая травля, в зависимости от того, кто трактует. Увольняющий утверждает - спор субъектов, увольняемые - травля. История с газетой "Красный тундровик" похожа в этом смысле на тысячу других историй. Ее журналисты из номера в номер ругали губернатора, потом встряли с неприятным вопросом на пресс-конференции президента. Потом учредители газеты выгнали главного редактора. Хронологически - в чистом виде травля, но вот новый главный редактор этой газеты, его зовут Леонид Богачук, утверждает, что дело не в политике, а в уголовщине. Послушайте наш разговор по телефону:

Леонид Богачук: Редактор газеты Ольга Вадимовна Чебурина была уволена решением совета учредителей. Как они считают, я советовался... прежде, чем дать согласие на эту работу, они считают, что все было сделано в рамках действующего -законодательства. Решение учредители принимали еще в мае месяце и поручили реализовать это решение совету учредителей в соответствии с уставом газеты. Решение принималось на основании того, что было возбуждено уголовное дело против Ольги Чебуриной.

Елена Рыковцева: А за что?

Леонид Богачук: Что-то вроде нецелевого расходования средств или еще что-то. Они сейчас вернули, она и главный бухгалтер, в кассу, вернее в банк через нашу кассу, два миллиона рублей по этому делу. Перспективы его я не знаю, да и не хочу этим заниматься.

Елена Рыковцева: Все-таки странное совпадение - ... принимается решение о главном редакторе, и 2 июля все газеты связывают это с тем, что вот был задан вопрос президенту. Вы считаете, что здесь нет никакой связи между вопросом президенту корреспондента Василивецкого и вот этими событиями, увольнением главного редактора?

Леонид Богачук: Когда-то Жванецкий сказал, что у нас сейчас такая ситуация, что журналистов чуть больше, чем новостей. Это хорошая новость, можно и так сделать.

Елена Рыковцева: Здесь все понятно. Новый главный редактор, конечно же, будет считать случившееся простым совпадением, старый главный редактор будет утверждать, что пострадала за критику, за острый вопрос президенту. Но, откровенно говоря, правду в этой истории установить сложно. Дело в том, что это не очень типичная история, видите ли, критикой губернатора в газета "Красный тундровик" занимались не журналисты из Нарьян-Мара, а профессиональные пиарщики из Москвы, и платила им не газета "Красный тундровик", а крупная московская нефтяная компания. Если все, что произошло, было местью за критику, то отомстили, повторю, не журналистам. В субботу 6 июля в программе "Читаем газеты" мы постараемся разобраться, что на самом деле произошло с газетой "Красный тундровик" и подробно расскажем о ее главном герое, губернаторе Ненецкого автономного округа Владимире Бутове.

Андрей Шарый: О нарушениях в ходе выборов в Туве писали многие московские газеты, рассказывало и Радио Свобода, однако никаких результатов на итоги голосования эти выступления не возымели. Шум поднялся после пресс-конференции Владимира Путина. Репортаж корреспондента Радио Свобода в Туве Александра Филатенко:

Александр Филатенко: Особого удивления вопрос, озвученный Диной Оюн на пресс-конференции российского президента, среди простых людей не вызвал. О нарушениях выборного законодательства в Туве говорят на каждом шагу. Но реакция официальных властей последовала незамедлительно. Уже 27 июня правительственная газета "Тувинская правда" опубликовала статью, в которой назвала вопрос "провокационным", а саму Дину Оюн - "одиозной фигурой, оболгавшей свою малую родину". Вот лишь одна цитата: "Подающий в свое время надежды журналист, она, обслуживая оппозицию исполнительной власти после перехода в информационно-аналитическое управление Верховного Хурала, побила все рекорды беспринципности и лицемерия. Все проводимые ею пиаровские акции преследовали одну цель: разжигание конфронтации, внести хаос в проводимые выборные кампании". Тут надо пояснить, что Дина Оюн - известный в Туве тележурналист - стала очень популярна еще в 90-х годах, как телеведущая работала в отделе новостей телерадиокомпании "Тува". Четыре года назад Дина стала пресс-секретарем председателя Верховного Хурала - парламента Тувы - Шолбана Кара-оол, который был основным соперником на прошедших в марте выборах председателя правительства республики. Естественно, как и другие сотрудники пресс-службы законодательного органа, она отрабатывала свой хлеб и писала преимущественно положительные материалы о работе Верховного Хурала и его председателя.

Сейчас Дина Оюн редактирует учрежденный ею еще в бытность пресс-секретарем сайт Tuva-online в Интернете. По моим данным, сразу после пресс-конференции полномочный представитель президента России в Сибирском федеральном округе Леонид Драчевский позвонил федеральному инспектору по Туве Николаю Холодову и запросил дополнительную информацию. Последний обратился в центризбирком, а центризбирком республики в прокуратуру. Сегодня председатель республиканской избирательной комиссии Шолбан Монгуш подтвердил в интервью Радио Свобода, что действительно вопрос, озвученный Диной Оюн на пресс-конференции Владимира Путина, задел его за живое. Он написал письмо в прокуратуру республики с просьбой уяснить, какие конкретно нарушения выборного законодательства имела в виду Дина Оюн, задавая вопрос российскому президенту. Возможно, что в центризбиркоме Тувы о них и впрямь не знают. Он удивлен гражданской позицией журналистки, которая больше года не живет в Туве, и которая ни разу не обращалась в центризбирком по выборным вопросам.

По официальным данным, за период прошедших в июне выборов только в органы прокуратуры поступило 26 заявлений о различных нарушениях. По 4 заявлениям возбуждены уголовные дела. Федеральным судом города Кызыла рассмотрено 8 жалоб о нарушении законодательства о выборах. Еще столько же рассматривается. Наказать же осмелившуюся озвучить такой вопрос журналистку местным властям вряд ли удастся. Второй год она по направлению главы республики Шериг-оол Ооржака учится в Дипломатической академии в Москве. В Туве она за время учебы не была ни разу.

Андрей Шарый: В прямом эфире Радио Свобода руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов. Олег, скажите, в какой степени то, что произошло в последние дни в Туве и Ненецком округе, характерно для общей ситуации, в которой средства массовой информации находятся в российской провинции?

Олег Панфилов: Мне кажется, то, что рассказала Елена Рыковцева и последний материал - это как раз то, о чем я целый день думал, когда пытался ответить на вопросы журналистов, которые пишут сейчас материалы об этой довольно странной истории. Странная она в том, что почему-то из всех вопросов, заданных Владимиру Путину, все российские телеканалы показывали только вопрос Алексея Василивецкого, московского журналиста, много лет проработавшего в агентстве "ИМА-пресс". То же самое касается и истории с тувинской журналисткой. Довольно странно, что одновременно происходит история с воронежской газетой "Молодой коммунар" которую закрывают из за того, что там на полтора градуса выше температура, чем положено по санитарным нормам, одновременно происходят другие конфликты, новосибирская телекомпания "НТН-12", но о них не говорят ни слова, говорят только о тех двух журналистах, которые были на пресс-конференции Владимира Путина. Одно только совпадение меня настораживает. Оба журналиста живут в Москве.

Андрей Шарый: А с чем вы это связываете?

Олег Панфилов: Я думаю, что это обычная пиар-кампания, связанная, скорее всего, с тем, что вопросы были заранее подготовлены.

Андрей Шарый: То есть, вы не склонны связывать это с общей ситуацией, в которой находится местная пресса, и в данном случае нужно было показать действенность обращения местной прессы к российскому президенту, а президент, как водится в российской политической традиции, как добрый царь, наказал бы виновных и разобрался в ситуации, показав тем самым, кто на самом деле в России хороший и кто плохой. Верно я вас понимаю?

Олег Панфилов: Совершенно верно. Я должен все-таки сказать, что, к сожалению, журналисты довольно часто используются в политических играх.

Андрей Шарый: Как вы считаете, план может быть разработан в Кремле, речь идет о том, что администрация президента занимается такими вещами?

Олег Панфилов: Скорее всего, да. Каким образом в этот пул, в этот список журналистов, приглашенных на пресс-конференцию, попали один журналист из "Красного тундровика", живущий в Москве, родившийся здесь, и в список журналистов от Тувы вдруг попала Дина Оюн, которая действительно два года живет в Москве и учится в Дипломатической академии.

Андрей Шарый: Тем не менее, журналисты в российских регионах, пожалуй, находятся в еще более сложной ситуации, чем их московские или санкт-петербургские коллеги, не имеют столь широкой общественной трибуны и, чего уж греха таить, местные власти часто пытаются рассчитаться с местными журналистами за неугодные выступления, вы сами назвали два случая, Воронеж и Новосибирск, есть какие-то возможности, чтобы хотя бы как-то сообщать общественности о том, что там происходит?

Олег Панфилов: К сожалению, этих возможностей все меньше и меньше. Я должен сказать, что российские средства массовой информации, о государственных даже и говорить не стоит, все меньше пишут о проблемах журналистов. Иногда, когда происходят громкие случаи, и вот эти два случая, которые просто связаны с именем президента и, по всей видимости, здесь хорошая пиар-кампания. К сожалению, говорить приходится только как в старину на Радио Свобода, "Би-би-си", "Немецкая волна" и других источниках информации, которые доходят до россиян, к сожалению, не с территории России.

Андрей Шарый: Что делать, по вашему мнению, местным журналистам, есть какие-то способы добиться защиты своей позиции или их вовсе нет?

Олег Панфилов: Я бы сказал так: невозможно защитить журналистов, сидя в Москве, невозможно защитить журналистов, работая в Париже или Нью-Йорке. Нужно научить журналистов необходимости защиты собственного достоинства, чтобы журналисты сами научились и сами защищали свои права. Никто их никогда не защитит, если они не почувствуют в этом необходимости.

Андрей Шарый: Российские чиновники, руководящие средствами массовой информации, или, как модно стало говорить в последнее время, индустрией СМИ, также выражали озабоченность ситуацией в Ненецком округе и в Туве. Соответствующие заявление сделал в этот день первый заместитель министра печати России Михаил Сеславинский. Защитить интересы отрасли, как считается, мог бы единый общественный комитет с участием чиновников, владельцев и руководителей влиятельных телеканалов, радиостанций и печатных изданий, представителей рекламного бизнеса. У микрофона наш обозреватель Анна Качкаева:

Анна Качкаева: Руководители "Интерфакса" и ТАСС, ОРТ и ВГТРК, русской медиа-группы, "Европы плюс", Министерства печати, Медиа-союза, Национальной ассоциации вещателей, трех ассоциаций печатных средств массовой информации и нескольких общественных организаций собрались, чтобы выполнить решения недавней Всероссийской конференции "Индустрия СМИ". Участники конференции поручили руководителям общественных и профессиональных организаций, объединяющих многочисленные средства массовой информации России, собраться и выработать принцип формирования индустриального комитета, его цели и задачи. Но объединять и формировать приехали не только те, кому было поручено, но и лидеры отрасли.

Поначалу мероприятие объявили закрытым, в конце концов, собравшиеся лидеры отрасли и начальники нескольких стоящих под дверями журналистов решили, что скрывать им нечего и журналистов в зал пустили. Эдуард Сагалаев начал разговор с того, что индустриальный комитет должен аккумулировать проблемы отрасли, искать пути их решения и пробивать эти решения сквозь властную броню. Заместитель министра печати Михаил Сеславинский сразу предложил назвать новый орган "союзом бронебойщиков". Генеральный директор ОРТ Константин Эрнст попросил определиться с терминологией и решить для начала, каковы функции индустриального комитета. По мнению Эрнста, общий профессиональный орган - это не союз, не профсоюз и не СОБЕС, а, прежде всего - лоббистская структура. Мысль подхватил Эдуард Сагалаев, подчеркнув, что комитет должны образовывать те люди, которые легко входят к президенту, в Совет Федерации и другие влиятельные структуры. "В том числе в прокуратуру", - добавил замминистра Сеславинский под общий хохот присутствующих. Под эти слова глава "Русского радио" Сергей Архипов на всякий случай постучал по столу. Именно Архипов предложил, что в комитет должны входить только крупные вещатели общенационального значения и две, на его взгляд, самые влиятельные профессиональные ассоциации - Медиа-союз и Ассоциация телерадиовещателей. Были робкие попытки представителей других общественных организаций объяснить, что генералы индустрии - это не вся отрасль, что новый орган должен представлять и защищать интересы всех, и тех, кто работает на общероссийском рынке, и на рынке региональном, в государственном секторе и в частном... Лидеры отрасли, богатые, сильные, влиятельные, раздражались профсоюзными интонациями общественников, желавших следовать процедуре вырабатывать регламент и определять квоты. В какой-то момент мучительно долгого заседания Эдуард Сагалаев попытался озвучить возможный состав комитета, который странным образом напоминал список приглашенных на совещание. Сагалаевым были названы Эрнст и Добродеев глава крупнейшего рекламного агентства "Видео-интернейшенел" Юрий Заполь, руководители "Русского радио" и "Европы плюс".

Видимо, чтобы у журналистов и общественников окончательно не возникло ощущение, что лидеры отрасли заранее между собой обо всем договорились, демократическая процедура была соблюдена. Взяв передышку до 15 июля 30 человек, впервые пытавшихся создать индустриальный комитет средств массовой информации, разошлись, договорившись выдвинуть в этот орган из рядов профессиональных ассоциаций своих лучших представителей. Александр Любимов напоследок бросил: "Если бы журналистов все-таки не пустили, то договорились бы уже сегодня".

XS
SM
MD
LG