Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вручение знака общественного признания "Символ свободы"


Кристина Горелик, Москва: Учредители знака общественного признания "Символ свободы" - Союз журналистов России и Центр поддержки правовых инициатив - уверяют, что только по иронии судьбы награждение лауреатов произошло в День внутренних войск. Однако, это символично, если учесть, что знак присуждался людям, прошедшим через зоны, лагеря, а также правозащитникам, занимающимся защитой прав заключенных. Среди лауреатов - директор общественного центра "Содействие реформе уголовного правосудия" Валерий Абрамкин, директор нижегородской региональной организации "Комитет против пыток" Сергей Шамволос, общественный комитет защиты прав заключенных из Екатеринбурга, депутат Государственной Думы России Юлий Рыбаков, военный журналист Григорий Пасько.

Григорий Пасько: Честно говоря, я выскажу, наверное, крамольную мысль: я, в принципе, не ощущаю какого-то восторга щенячьего по поводу ни наград, которые мне в армии давали, когда я участвовал в каких-то учениях, дальних походах, ни премий. То, что человек как бы вот отмечает, это хорошо, я не против, в принципе, этого, но я не ощущаю, может быть, потому, что я, в принципе, не ощущаю, что это что-то такое, к чему нужно относиться очень серьезно.

Кристина Горелик: На похороны академика Андрея Сахарова пришли 700 тысяч человек, спустя 10 лет около дома где он жил, собрались 12 человек - рассказывает автор фильма "Академик Сахаров - человек на все времена", а также лауреат знака номинации тележурналист Владимир Синильников. Знак "Символ свободы" призван привлечь внимание поддержать людей, которые всю свою жизнь посвящаю защите прав заключенных и борьбе за свободу. Слово секретарю Союза журналистов России и председателю комиссии по вручению знака Павлу Гутионову.

Павел Гутионов: Когда-то, в начале 60-х годов, тогда мало кому известный заключенный Иосиф Бродский написал песенку, которую посвятил Окудажве, с рефреном, что "нет завода, на котором делают свободу". Хотя, как утверждал сам Бродский в той же песенке, "скорее всего, свободу делают из буквы черной". Мы можем быть свободными ровно настолько, насколько сможем заставить власть признать за нами это право на свободу. Мы можем быть свободными настолько, насколько мы сможем говорить о своем желании быть свободными и добиваться этого. То есть, мы можем быть свободными настолько, насколько будет свободна, в том числе, может, в первую очередь, наша журналистика, наша пресса.

Кристина Горелик: Становимся ли мы более свободными сейчас? "Боюсь, что нет", - ответил Павел Гутионов.

XS
SM
MD
LG