Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Цейтлина


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Сегодня гостем нашей программы будет адвокат российского Комитета адвокатов в защиту прав человека Ольга Цейтлина. Ольга Павловна, мне хочется спросить вас прежде всего о том, как вы оцениваете информацию, которая только что прозвучала в обзоре прессы – о том, что Петербург до сих пор не имеет уполномоченного по правам человека, и как вы считаете, будет ли он выбран в этот раз?



Ольга Цейтлина: Сложно сказать, но вот, как сказано в одном из заголовков, это уполномоченный губернатора, по сути дела. Если есть социальный заказ, определенное давление, то он будет избран, а если нет, то можно еще побороться за приоритет неправительственных организаций.

Татьяна Валович: Можно рассчитывать на более независимую фигуру?

Ольга Цейтлина: Да, хотя сложно в данных условиях.

Татьяна Валович: Вы знаете, тема защиты прав человека обсуждается в эти дни в Петербурге, и в свете работы конституционных или, как их называют, уставных судов, нередко создание новых правовых актов сопровождается скрытыми ошибками, что приводит к тому, что тот или иной правовой акт не соответствует Конституции, а следовательно нарушаются права граждан. Для рассмотрения подобных коллизий российской судебной системой предусмотрено создание уставных судов, однако, их формирование в российских регионах идет довольно медленно. Репортаж об этом подготовила наш корреспондент Татьяна Вольтская:

Татьяна Вольтская: Действующий федеральный закон о судебной системе предусматривает создание уставных конституционных судов только как возможность. Лишь в том случае, если норма закона станет обязательной, эти суды появятся везде. А пока они созданы только в 16 субъектах Российской Федерации. За время своего существования конституционные и уставные суды России рассмотрели всего 393 дела. Казалось бы, на всю Россию с начала 90-х годов это скромная цифра. Но уполномоченный представитель президента в Конституционном суде Российской Федерации Михаил Митюков считает ее внушительной, и вообще, создание уставных судов, по его мнению, двигается в нормальном темпе.

Михаил Митюков: Нужно многие проблемы сейчас решать на федеральном уровне, может быть, даже через закон об основах конституционной юстиции или правосудия в Российской Федерации, нужно корректировать Гражданско-процессуальный кодекс в части распределения полномочий между конституционными и уставными судами, и судами общей юрисдикции, и будущими судами административной юстиции, которые предстоит еще создать в стране. Между тем, формирование уставных конституционных судов в регионах идет медленно. Эти суды - обязательное условие реального разделения властей. Именно они способны обеспечить защиту прав граждан. Неудивительно, что частое их создание в субъектах Федерации встречает решительное противодействие местной исполнительной власти. Ольга Гай, советник омбудсмана Астраханской области, где уставного суда до сих пор нет, считает, что формирование этих судов в России в зачаточном состоянии:

Ольга Гай: Насчет того, что все очень хорошо идет, сказать не могу. Я, наверное, один из представителей регионов, где уставный суд не существует. Он не сформировался и не функционирует. У нас в регионе только ставится вопрос о том, необходимо ли создание такого органа. Те субъекты, где это существует, подавляющее число субъектов, где этого нет, а иногда как раз идеи создания таких органов вызывают ярое отторжение. Но даже там, где уставные суды есть, проблема часто заключается в том, что граждане не имеют право туда обращаться. Все это требует скорейшего изменения законодательства, иначе получается, что Конституция гарантирует защиту прав граждан, а судов для обеспечения этой защиты нет.

Татьяна Валович: Ольга Павловна, а как бы вы вообще оценили нынешнее состояние российской судебной системы с точки зрения защиты прав российских граждан?

Ольга Цейтлина: Сложно оценить это состояние, но если в общем сказать, то суды и вообще судопроизводство в России неэффективно. Есть ряд решений Европейского суда против Российской Федерации о том, что этот механизм как таковой защиты прав граждан существует, но его эффективность в общем далека от совершенства. Поэтому если рассматривать уставные суды как определенную ветвь, она не может быть в отрыве от общего судопроизводства, и этой системы, которая очень, так сказать, неэффективна, очень сложно для простого гражданина получить эту судебную защиту. Да, безусловно, низкие госпошлины, и нет определенных стандартов написания заявлений, они могут обратиться. Но сам механизм и процесс подачи заявлений у граждан вызывает очень большие затруднения, и тут им не обойтись, безусловно, без профессионалов, адвокатов, которые помогут им обратиться за судебной защитой. Но они имеют такое право, и в том числе граждане могут обращаться и в Конституционный суд, если их права нарушены и применен закон, который не соответствует Конституции. Конституционный суд - один из таких эффективных и хороших механизмов, которые помогают защищать права человека.

Татьяна Валович: Ольга Павловна, а вот, скажем, по прошествии последних месяцев ваша деятельность - с какими делами преимущественно вам приходилось сталкиваться, какую помощь оказывать гражданам?

Ольга Цейтлина: В последние месяцы основная проблема - гражданство иностранных граждан и лица без гражданства, которые находятся на территории Российской Федерации. В связи с тем, что принято много новых нормативных актов, определяющих права и обязанности иностранных граждан, и граждан Российской Федерации, которые вдруг таковыми перестали признаваться, основное количество обращений - это лица, которые вдруг потеряли свое гражданство. То есть, они признавались гражданами, выполняли все права и обязанности граждан РФ, и им отказывают в обмене паспорта гражданина СССР на паспорт гражданина Российской Федерации, в результате они теряют всю совокупность прав и обязанностей, вот эту устойчивую связь с государством, и они находятся в подвешенном состоянии, и вынуждены претерпевать многочисленные негативные последствия, вплоть до депортации с территории России.

Татьяна Валович: К счастью, принято решение о том, что будет продлен обмен паспортов гражданам, которые еще не сумели обменять их, но скажите пожалуйста, есть ли, доведены ли до как бы паспортно-визовых служб эти законы и нормативные акты, которые были приняты МВД? Насколько я знаю, в Астраханской области милиционеры еще с 1 января заявляли, что они начнут штрафовать граждан, которые не обменяли российские паспорта.

Ольга Цейтлина: Действительно, внесены изменения в федеральный закон о гражданстве Российской Федерации, и опубликовано постановление правительства о признании действительными до 1 января 2006-го года паспортов гражданина СССР образца 1974-го года. Но в этом постановлении и вообще законе о внесении изменений речь идет только об определенной категории граждан. Основная категория - это те граждане, которые имеют регистрацию по месту жительства в паспорте бывшего СССР. Для этих граждан срок действия паспортов до 2006-го года, значит, они могут обратиться за приобретением гражданства Российской Федерации. Остальные граждане, которые не имеют этой регистрации, - она не является правообразующим фактором, и, как высказывался и Конституционный суд, и Верховный суд России, она не порождает никаких прав и обязанностей. Для этой большой категории граждан, которые не имеют регистрации по месту жительства, а имеют, например, регистрацию по месту пребывания, или вообще не имеют регистрации, для них проблема стоит очень остро, они, безусловно, могут быть оштрафованы, и, наверное, то, что накладывают штрафные санкции - это не только незнание законов, но и нежелание понимать и следовать тем принципам, которые заложены в Конституции, о том, что права человека - это высшая ценность. Это просто нежелание и бездействие. Когда были приняты законы о положении иностранных граждан и о гражданстве, органы паспортно-визовых служб годами бездействовали. Они не принимали заявлений вообще, в результате выстраивались тысячные очереди, запись шла на несколько месяцев вперед, и только сейчас стали принимать заявления по майскому закону о правовом положении иностранных граждан и гражданстве. Сейчас выходят его изменения, опять после их выхода и публикации соответствующие изменения в нормативные акты не вносятся. И опять то же самое: мы сталкиваемся с бездействием или незнанием закона.

Татьяна Валович: Ольга Павловна, на территории Петербурга и Ленинградской области есть определенная категория граждан, которая относится к беженцам из Чечни и вынужденным переселенцам. Если у них нет на сегодняшний момент российского гражданства, и они не имеют прописки, потому что государство не предоставило им до сих пор жилья взамен за утраченное, что им делать? У вас в практике есть такие случаи обращений граждан?

Ольга Цейтлина: Да, у нас очень много обращений граждан, жителей Чеченской Республики, но я сразу хочу сказать, что это российские граждане, так как Чечня - это территория России. И совершенно неправомерно, и даже, я бы сказала, вредно, когда работники паспортно-визовых служб говорят, что у вас в паспорте нет штампа о приобретении российского гражданства. Его и не должно быть, так как Чечня - это территория России, она не отделялась, и поэтому эти граждане имеют всю совокупность прав, как и любой гражданин Российской Федерации. Проблема в том, что им также не обменивают их паспорта, и говорят, что нужно выехать в Чечню, и по месту регистрации, месту жительства, в Чечне обменять паспорта. Зачастую это связано с риском для жизни. К нам обращались лица, которые, совершив такую поездку, просто стали инвалидами и пережили тяжелейший эмоциональный шок, но и та категория граждан, которая имеет статус вынужденных переселенцев, то есть, государством признано, что им опасно, что они подвергаются преследованиям на территории Чечни, безусловно, им должны обменивать паспорта по месту фактического проживания, или по месту регистрации по месту пребывания. Здесь также масса отказов, и благодаря обращениям в суд мы решаем эти проблемы. Есть судебные решения, по которым обязывают органы паспортно-визовых служб обменять паспорта там, где гражданин фактически проживает, если он доказывает, что в Чечню он не может вернуться по состоянию здоровья, в силу каких-то иных причин, или имеет статус вынужденного переселенца. При этом государство признает, что ему опасно подвергаться риску преследования. Но есть и другая проблема: в настоящее время власти отказывают в получении статуса этого вынужденного переселенца. Считают, что нет препятствий к обустройству, то есть, что гражданин прекрасно обустроен, если имеет эту самую пресловутую регистрацию у родственников на двух метрах, либо он должен поехать в то место, откуда он прибыл, как, например, в Чечню, и там, якобы, нет никаких препятствий, ничто не мешает начать мирную жизнь. Хотя, безусловно, в настоящий текущий момент это абсурдно.

Татьяна Валович: Да, безусловно, тем более что ни компенсаций они не получили, ни какой-то поддержки от государства?

Ольга Цейтлина: Да, фактически они не получили компенсаций, но часть граждан эту компенсацию получила, но она настолько мала, и это признано Верховным судом, что на нее нереально приобрести жилье и обустроиться. Поэтому эта компенсация не возмещает реальную утрату. Поэтому эти лица тоже не обустроены, и, приезжая в разрушенную Чечню, они хотят, есть соответствующее постановление правительства, они могут получить компенсацию, если проживают в Чечне, но как она реально будет выплачиваться, и будут ли вернувшиеся туда граждане получать деньги на руки - это большой вопрос, потому что пока к нам обращаются лица, которые ничего не получили: ни компенсации, ни материального возмещения морального вреда, и даже они остаются без паспортов. Задавать вопрос о том, российские ли они граждане – просто смешно.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель. Слушательница: Я звоню по вопросу собственности. Мы инвестировали в дом. Два года живем в этом доме. Права собственности получили через суд. В настоящее время над частью дома застройщик решил строить жилье в обмен на получение элитной земли в Павловске, чтобы расселить там дом неблагополучный. Мы обращались и к губернатору, и во все органы, всюду получили отписки, что это незаконно, но мер никто не принимает. А ТСЖ наше является карманным и идет на поводу у застройщиков, как нам быть?

Ольга Цейтлина: Я считаю, в данном случае, если вы имеете какую-то переписку и официальные отказы, вам нужно обращаться в суд за защитой своих прав, или о приостановлении строительства, нарушающего права, либо с иском об оспаривании неправомерных действий, если вы считаете, что ваши права нарушены, тем более права собственника, и есть этому доказательства...

Татьяна Валович: У нас есть еще один вопрос от слушателя, здравствуйте, вы в эфире. Слушательница: У меня такой вопрос: у меня сын находится сейчас за границей, и он не может сейчас поменять паспорт, несмотря на то, что он здесь родился, работал, и все. Не будет ли у него проблем, если он в этом году не поменяет паспорт?

Ольга Цейтлина: Надо иметь в виду, что граждане, которые родились на территории Российской Федерации, затем выехали за ее пределы и далее вернулись на территорию Российской Федерации, независимо от времени возвращения, если они не приобрели гражданство иного государства, являются гражданами РФ. Об этом говорит закон о гражданстве, об этом говорит постановление Конституционного суда. Поэтому ваш сын, если он не приобретал гражданства иностранного государства, при возвращении должен получить паспорт российского гражданина.

Татьяна Валович: Тем более, у него наверняка сохранилась регистрация.

Ольга Цейтлина: Но даже если он ее и не имел, если он по рождению гражданин Российской Федерации - никто не может быть лишен своего гражданства или права изменить его. Если он гражданства не менял, он - гражданин РФ. В этом случае, наверное, стоить обратиться в консульство, заявить о своем желании обменять паспорт, чтобы впоследствии не было санкций в связи с тем, что гражданин не обратился в срок, предусмотренный для обмена паспортов.

Татьяна Валович: У нас еще вопрос от слушателя. Слушательница: Я адвокат из Москвы, и хотела бы сделать небольшое замечание по поводу услышанного – о миграционной политике. Речь шла о том, что миграционное законодательство должно следовать потоку иммигрантов, интересам потока иммигрантов, которые идут с тех территорий, на которых каким-то образом ущемляются их права. Вот они не могут туда вернуться, следовательно, им нужно предоставить все права существовать здесь. Однако на этот вопрос можно посмотреть совершенно с другой стороны. Это тот электорат, который должен вернуться к себе домой, и создать там ситуацию, чтобы у них была нормальная жизнь, а не ехать сюда и устраивать ненормальную жизнь здесь. И если пытаться решить это таким инструментом, как уставные суды, то каждый человек, работающий сейчас в правоохранительной системе, знает, что все структуры в интервале между судом первой инстанции и Верховным судом абсолютно неэффективны. Совершенно аналогична будет ситуация, когда между гражданином и Конституционным судом поставят уставной суд. Граждане будут абсолютно бесправны, и все, что будет - дополнительный доход для адвокатуры, которая будет специализироваться в области прав человека. Это очень доходная статья, и поэтому, безусловно, определенные правозащитные организации стоят на тех позициях, что нужно создавать новые инстанции. Гражданам, я думаю, это ничего не даст, так же, как Мосгорсуд, который в народе называется "Мосгорштамп".

Ольга Цейтлина: Я хотела бы сказать, что, безусловно, существует такое мнение... Особенно по поводу первой части вопроса, что законодательство как раз регулирует потоки миграционные - мы говорим о гражданах, которые уже проживают здесь десятки лет, имеют семьи, детей, можно сказать, защищали нашу страну, жизни отдавали, и они вдруг перестали быть гражданами, росчерком пера их вычеркнули. И говорить о том, что они должны куда-то выехать и потом въехать с какими-то миграционными картами, действительно абсурдно. Поэтому, наверное, и внесены изменения в закон о гражданстве, касающиеся и инвалидов, и ветеранов. Но они не решают проблему в целом, когда есть семьи и дети.

XS
SM
MD
LG