Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Константин Кузьминых


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Руководитель Государственного комитета России по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ Виктор Черкесов сообщил журналистам, какие громадные успехи достигнуты в последнее время его ведомством в священной войне с наркоманией в стране. Так ли все просто? Об этом мы побеседуем с президентом санкт-петербургского общественного фонда "Наркологическая безопасность" Константин Кузьминых.

Константин Сергеевич, вот мы стали свидетелями достаточно кардинального изменения российской политики в области наркотиков, создан вот этот комитет, который возглавляет Виктор Черкесов. Я хотел бы вас попросить оценить его деятельность.



Константин Кузьминых: Проблема распространения наркотиков в России действительно усугубляется на протяжении последних 10 лет. Государство и общество теми или иными мерами пытаются с ней бороться. Вопрос о создании специализированного государственного ведомства по контролю за оборотом наркотиков был обозначен еще концепцией, принятой Верховным Советом РСФСР в 1993-м, в дальнейшем данный вопрос поднимался на протяжении практически 10 лет, и создана была эта структура только в текущем году. Сам факт создания специализированного ведомства по контролю за оборотом наркотиков не вызывает никаких возражений и может только приветствоваться. Но процесс формирования данного ведомства был связан с целым рядом сложностей.

Первая из них: как известно, до подписания указа президента о совершенствовании государственного управления в Российской Федерации функции противодействия незаконному обороту наркотиков возлагались на МВД РФ. Министерство внутренних дел России, имея специализированные структурные подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков численностью порядка 5-7 тысяч человек, де-факто, и это общество видело, не справлялось с теми задачами, которые на него возлагались. В результате было принято кардинальное решение по снятию функций противодействия наркопреступности с МВД и возложению их на Госнаркоконтроль России. Хорошо это или плохо? Фактически с образованием Госнаркоконтроля России мы получили ликвидацию уже сформировавшихся структурных подразделений в МВД, уход со службы профессионалов, которые не смогли найти места в Госнаркоконтроле России, и создание достаточно бюрократизированной службы, в которой только по штатной численности один генерал на 260 сотрудников. Костяк этой службы составила расформированная налоговая полиция, то есть, сотрудники, которые никогда ранее не занимались вопросами противодействия наркопреступности

Виктор Резунков: Сам Виктор Черкесов тоже, по-моему, никогда раньше не занимался наркотиками?

Константин Кузьминых: Виктор Васильевич Черкесов ранее возглавлял Управление ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, затем являлся полпредом президента по Северо-Западному округу и, соответственно, председателем окружной антинаркотической комиссии. С данными вопросами по службе без сомнения он сталкивался специализированно, конечно, по данному направлению не работал, но назначение на данную должность необязательно, наверное, должно диктоваться непосредственно стажем работы в сфере борьбы с оборотом наркотиков.

Виктор Резунков: Константин, ваша организация проводила очень интересное исследование и определяло содержание героина в использованных наркоманами шприцах, и выяснилась очень любопытная ситуация: что на самом деле в последние годы в Петербурге в большинстве шприцев наркоманов отсутствует героин. Вот как, по вашему мнению, не проводились ли в последнее время исследования изъятых наркотиков? Ведь получается, если наркотика не содержится в изъятых у наркоманов препаратов, то они должны отпускаться, а на самом деле не проверяется содержание диацетилморфина, то есть, героина в препаратах, и люди сидят за порошки, не содержание наркотиков, как за наркотики?

Константин Кузьминых: Вопросы экспертно-криминалистического обеспечения правоприменительной практики контроля за оборотом наркотиков всегда были в Росси очень сложными. Они упираются, прежде всего, в финансы. На сегодняшний день органы внутренних дел, в том числе и Госнаркоконтроля, не в состоянии проводить анализы всех изымаемых из незаконного оборота порошков.

Виктор Резунков: Константин Сергеевич, в последнее время были внесены изменения в Уголовный кодекс, касающиеся статей за преступления, связанные с наркотиками. Некоторые статьи, за употребление и хранение, были, насколько я знаю, смягчены, а другие, которые подразумевают транспортировку и продажу, ужесточены. Как вы оцениваете это все?

Константин Кузьминых: Основной сложностью, которая де-факто возникнет уже через три месяца после вступления в силу этого закона, будет фактическая легализация розничного сбыта наркотиков в Российской Федерации. Проблема в том, что статья 228-я на сегодняшний день предусматривает возбуждение уголовного дела в отношении лица только, если у него обнаружено более 10 разовых доз потребления наркотиков. На мой взгляд, не следовало привязывать формулу закона к понятию доза, потому что доза это медицинское понятие, и уже нельзя будет, как это делал комитет по контролю за наркотиками варьировать те или иные количества наркотических средств. Доза - это доза, ее придется смотреть в фарамакологических справочниках

Виктор Резунков: У нас в эфире слушатель.

Слушательница: Абсолютно согласна с тем, что доза - понятие медицинское. Но у меня вопрос другого плана. Я очень хорошо знаю, что в 2000-м году для сотрудников отрядов управления вневедомственной охраны Санкт-Петербурга устанавливался план по количеству задержанных с наркотиками за смену - 8 человек. Все, кто были задержаны сверх того - за каждого из задержанных сотрудники получали премии, и очень неплохие. Можно представить себе, какая была заинтересованность в том, чтобы в паспорте любого идущего по улице одинокого человека оказалась эта фольга с содержимым, каким угодно. Там был и кофе растворимый, тоже знаю от сотрудников милиции Центрального района. Все это фабриковалась. Человека задерживали, и очень нелегко ему было выбраться из этой ситуации. Вот отменен ли этот план?

Константин Кузьминых: По поводу конкретного плана я, конечно, сказать не могу. Но в органах внутренних дел, как и в Госнаркоконтроле, планы де-факто всегда были, есть и будут. Другой вопрос - как они будут выполняться. Он непосредственно связан с проблемами подготовки профессиональной сотрудников органов внутренних дел, их порядочности, профессиональной пригодности для работы по данному направлению.

Виктор Резунков: У нас в эфире слушатель.

Слушательница: Константин Сергеевич, немножко другая сторона медали. Я считаю, что наши органы МВД срослись с криминалом, и в этой области тоже, как и во всех других. Совершенно точно известно: у нас вот школа рядом, у нас 82-е отделение милиции Санкт-Петербурга, они покрывают не только это, но также и обмен валюты, сами у них по дешевке покупают, я просто сотрудников знаю. И точно так же они покрывают тех, кого хотят покрыть, а кого хотят задержать - задерживают, тех, кто им не платит. Пока это будет продолжаться, существование ваших фондов не имеет никакого смысла. Просто ведь насквозь коррумпирована вся эта система МВД, и какой смысл устраивать эти показательные операции? Ну да, успокоить общественное мнение, какие-то цифры привести в прессе и эфире. А смысл-то вообще есть в существовании вашего фонда?

Константин Кузьминых: Дело все в том, что наш фонд является общественной организацией. Радиослушательница задала два вопроса фактически: как противодействовать коррупции в правоохранительных органах и как могут общественные организации влиять на работу этих органов. По первому вопросу, как раз в свете формирования в этом году нового госкомитета - ранее была коррупция в органах внутренних дел, работающих по линии борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Та же коррупция, безусловно, остается и в Госнаркоконтроле России. Более того, еще осенью были данные о том, что порядок сумм, которые в единичных случаях пытались запрашивать за те или иные незаконные действия, вырос в 10 раз. Допустим, если ранее оперуполномоченный мог, условно говоря, попросить и тысячу долларов за те или иные незаконные действия, то теперь стали появляться случаи, когда просят 10 тысяч. Здесь вопрос достаточно острый, коррупции в правоохранительных органах, и обсуждать его более детально мы сейчас не можем, иначе нам скажут: "А где ваши материалы?" Что касается второго вопроса - Госнаркоконтроль формирует Всероссийскую ассоциацию общественных антинаркотических организаций. Хотелось бы спросить у его руководителей: формируете вы внештатные подразделения своей службы, либо общественные организации сохранят за собой возможность оценивать вашу работу?

XS
SM
MD
LG