Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с директором екатеринбургского питомника ездовых лаек Павлом Смолиным


Программу ведет Арслан Саидов. С директором питомника ездовых лаек Павлом Смолиным беседует Светлана Толмачева.

Арслан Саидов: В центре Екатеринбурга открылся "Ледовый городок". В этом году строители вдохновились произведением Толкиена "Властелин колец". Изо льда построены замки и крепостные башни. Рядом с Дедом Морозом - фигуры гоблинов и гномов. Кроме катания с горок горожане развлекаются ездой на собачьих упряжках. Рядом с "Ледовым городком" всех желающих катает профессиональный путешественник на собаках, дважды рекордсмен Гиннеса Павел Смолин. С директором питомника ездовых лаек Павлом Смолиным в екатеринбургской студии Радио Свобода беседует моя коллега Светлана Толмачева:

Светлана Толмачева: Добрый вечер, Павел. В Екатеринбурге вы известны как путешественник, много ли экспедиций у вас было в этом году, и какая из них была для вас самой интересной?

Павел Смолин: В этом году у нас была, пожалуй, одна из самых интересных экспедиций, мы были на Байкале, это был мой юбилей, мне было 50, и в 50 лет мне хотелось побывать там, где мне больше всего понравилось, и свою мечту я привел в исполнение, и в апреле месяце мы были на озере Байкал. Целый месяц путешествовали по озеру. Вообще о Байкале рассказывать трудно, потому что там все исключительно интересно, это и лед, и ветра, естественно, мы были на собаках, поскольку я - не просто путешественник, а путешественник на собаках, мы постоянно используем собачьи упряжки.

Светлана Толмачева: Как началось ваше увлечение собаками?

Павел Смолин: В этом году вообще такой знаменательный год, юбилей мой, мне исполнилось полвека, и в этом году 20 лет исполнилось, как я стал заниматься собаками, то есть, ездовым собаководством. Началось все после полярной экспедиции газеты "Советская Россия". Я был штурманом этой экспедиции в 1982-83-м годах, целых 8 месяцев мы были на маршруте, на собачьих упряжках прошли от поселка Ойлен до города Мурманска, 10 тысяч километров, и после этой экспедиции я привез собак, свою упряжку, в Екатеринбург, потому что просто не смог расстаться. Я вообще никогда не думал, что в своей жизни займусь путешествиями на собаках, я кончал горный институт, инженер-геофизик, занимался научной деятельностью в институте геофизики, работал, но после экспедиции привез собак, и моя жизнь повернулась совсем в другом направлении, можно так сказать.

Светлана Толмачева: А чем вас взяли собаки, почему вы к ним так привязались?

Павел Смолин: Собака - она помощник, собака - она друг, врач, сейчас я просто не могу представить себя без собак. Когда началась полярная экспедиция, я впервые познакомился с упряжкой ездовых лаек, и я понял, что это и интересно, и жутковато иногда, это же и скорость, и большие физические нагрузки, то есть, в упряжке работаешь вместе с собаками, вот эта родственность душ, за 8 месяцев я так привык, что расстаться с ними было просто невозможно. Я еще в самом начале маршрута экспедиции домой писал жене, что я, наверное, одну собаку домой с собой привезу. Когда прошел месяц-второй уже писал, что, наверное, привезу двух собак, а когда пришли в Мурманск, то других вариантов у меня уже не было, и я всю упряжку привез.

Светлана Толмачева: Благодаря собакам ваше имя занесено в книгу рекордов Гиннеса, расскажите пожалуйста об этих экспедициях.

Павел Смолин: Первач - экспедиция, за которую мы первый раз попали в книгу рекордов Гиннеса, это была экспедиция на пик Ленина. Она совпала с поисково-спасательными работами, по окончании которых мы с собаками поднялись на высоту 6300 метров. Следующая экспедиция была у нас, которая тоже была занесена в книгу рекордов Гиннеса, это уже совместно с путешественником, тоже из Екатеринбурга, Владимиром Рыкшиным, мы поднялись в 1995-м году на пик Коммунизма на высоту в 7495 метров. Цель экспедиции последней была съемки фильма. Фильм потом о той экспедиции обошел многие страны мира, участвовал в кинофестивалях горных фильмов. Вот два рекорда Гиннеса - пик Ленина и пик Коммунизма, самая высокогорная упряжка.

Светлана Толмачева: То есть, до вас так высоко на собаках никто не поднимался?

Павел Смолин: Никто.

Светлана Толмачева: Сейчас ваши рекорды побиты?

Павел Смолин: Нет, их невозможно побить, потому что выше вершин нет. Следующий только Эверест.

Светлана Толмачева: У вас на окраине Екатеринбурга есть свой питомник. Насколько это хлопотное дело содержать собак, сколько их у вас там?

Павел Смолин: Тут я бы сказал так: конечно, хлопотное. У меня сейчас 20 собак, плюс-минус, меняется количество, щенки появляются, старые собачки уходят. Дело хлопотное, но это как бы моя жизнь, уже частица ее, жизнь вообще вещь хлопотная, даже если просто работать, а имея такой коллектив, естественно, забот много, потому что они от меня зависят, сами кормиться не могут, но хорошо, что у нас лето короткое, а зима длинная. Вполне себя оправдывает то, что выпадает снег, и можно уже гонять на собаках.

Светлана Толмачева: То есть собаки сами на себя и зарабатывают?

Павел Смолин: Да, конечно. Мы зарабатываем вместе, мы работаем в одной упряжке. Я вспоминаю слова Руальда Амундсена, знаменитого путешественника на собаках, который говорил так: "Дайте мне зиму, дайте мне упряжку, все остальное заберите себе". Это здорово, кто проходился хоть раз на собачьей упряжке, поймет, что это великолепно.

Светлана Толмачева: Сегодня, 30 декабря, для вас наступит самое горячее время, в центре Екатеринбурга открылся ледовый городок, и вы катаете всех желающих на собачьей упряжке. Как собаки относятся к незнакомым людям, когда очень много посетителей, не пугаются ли они их, и не пугают ли сами людей, которые хотят кататься?

Павел Смолин: У наших собак специальное воспитание. Это не охранные собаки, не дай бог наша собачка кого-то укусит. Мы очень много работаем с детьми, - школы, классы. Ездовая лайка вообще своеобразная порода, которая спокойно относится к любому чужому человеку. И у нас воспитание такое: если собака кого-то может укусить, я ее просто не ставлю в упряжку. Работа на елке очень тяжелая, потому что слишком много народу. Там люди-то устают, я сам выматываюсь чисто психологически, даже не то что физически. Собаки, конечно, больше всего не любят, когда стреляют, мы даже специально собак обстреливаем, мягко выражаясь, в питомнике, покупаем петарды и стреляем там, чтобы они не пугались взрывов, потому что это одна из проблем на елке, тем более, что иногда пацаны хулиганят и бросают даже в упряжку эти зажигательные штучки, мы, конечно, ловим их, сдаем в милицию, но всяко бывает. В этом году, по-моему, уже мы будем девятый год работать на елке, может, будет поспокойнее, потому что нет горки рядом. Раньше была горка рядом с трассой, и там была куча народу. Когда летишь на 6-ти собаках, а впереди стоит толпа, человек 30, кричишь, чтобы они разошлись, ну, где-то успел, собаки проскочили, дальше... Естественно, это тяжело, и для собак, и для каюра. А еще вопрос, боятся ли люди - сначала боятся, а потом, когда прокатятся, погладят, весь страх пропадает, потому что собаки абсолютно добродушные, веселые, носами вертят, всех лижут, хвостами машут, я их называю, теплые, мягкие, живые игрушки.

Светлана Толмачева: То есть то, что они без намордников, уже никого не смущает?

Павел Смолин: Нет.

Светлана Толмачева: Если говорить о планах на следующий год, есть ли у вас желание отправиться еще в какую-то экспедицию, о которой стоило бы снять фильм, или рассказать уже сейчас?

Павел Смолин: У нас есть задумки. Одна из них - это попутешествовать на собаках по Онежскому озеру. Не знаю пока, как сложится. Сейчас бывает так, что можно за неделю-две собрать собак в экспедицию. Не надо готовиться. Нашел деньги, пошел, закупился, сел в машину и уехал. Намечаем не экспедицию уже, а типа турпоездки на Байкал, мы собираем туристические группы, чтобы человек 8-10 набрать и съездить на Байкал, показать людям, уральцам, Байкал на собачьей упряжке. Тоже очень интересно, и мы сами бы хотели туда еще раз съездить, незабываемое озеро, необычное совершенно.

XS
SM
MD
LG