Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Сенова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Экологическое образование в России - какова его роль? Как воспитать экологически ориентированное общество? Об этом мы поговорим сегодня с руководителем межрегиональной общественной молодежной экологической организации "Дети Балтики", одним из организаторов только что прошедшей в Петербурге конференции "Экологические права граждан и общественное участие", - Ольгой Сеновой. Ольга Николаевна, сначала расскажите пожалуйста, каковы основные направления деятельности вашей организации, потому что сейчас экологических общественных организаций достаточно много, они действуют в разных областях - ваша основная задача?

Ольга Сенова: Их, наверное, несколько. Экологическое образование детей и взрослых. Нас часто спрашивают - детская мы организация, или взрослая, мы организация формально молодежная, но работаем мы и с детьми, и со взрослыми. У нас есть такие слова в гимне: "Есть у Балтики много детей, птицы, звери, деревья и люди", - так что мы работаем со всем, кроме экологического образования, конечно, защита природы. Начинали работать на южном берегу Финского залива, защита природных ценностей, природного достояния Южного Берега Финского залива. Сейчас работаем во всем регионе Ленинградской области. И еще поддержка инициатив. Поддержка местных, молодежных, а иногда и не только молодежных инициатив, поддержка общественного участия и защита экологических прав граждан, это новое направление, с которым мы работаем больше года.

Татьяна Валович: А какова численность вашей организации и как приходит к вам молодежь?

Ольга Сенова: Вы знаете, основа организации молодежной - это местные детские молодежные группы, при школах, детских клубах, в Ломоносове, в Кипени, в Русско-Высоцком, в городе Приморске в Сосновом бору. Это ребята, которые объединяются вокруг педагога-энтузиаста или вокруг какого-то местного лидера экологического, все они коллективные члены нашей организации, приходят они обычно на какую-то акцию, участвовать в экспедиции, многие остаются с нами до конца. Есть ребята, которые пришли к нам в 1994-м году, а сейчас они учатся в вузах. Некоторые из них избрали экологическую специальность, это географический факультет университета, геоэкология, биологические разные, а есть те, кто учится в совсем другом направлении, но продолжает поддерживать с нами связь.

Татьяна Валович: Насколько вообще трудно сейчас заинтересовать молодежь экологическими проектами, или, наоборот, вы наблюдаете, что более ответственно стали ребята подходить к этому вопросу?

Ольга Сенова: Вы знаете, в возрасте 12 лет можно заинтересовать, это легко, потому что любой выезд на природу, любое путешествие - это приключение, это интересно ребенку. Вообще, любовь к природе - это настолько естественно, что тут нет проблем. Насколько сложно поддерживать эту связь, когда ребята должны уже как-то выбирать профессию - да это сложно. Конечно, не все остаются. Но даже если человек вырос, ушел в бизнес, в какую-то профессиональную деятельность, не связанную с экологией, и в голове, и в душе остается и любовь к природе, и бережное отношение к ней. Мой собственный сын говорит: "Мама, что-то ты со мной такое сделала, что я не могу бумажку от мороженого выбросить на улице, таскаю ее с собой весь день в кармане и приношу домой". Это такая малость, но это важно.

Татьяна Валович: В общем, самое важное, наверное, действительно в экологическом образовании. В России сейчас такого понятия, в общем-то, нет. В школах специально не преподают такой предмет. Как, на ваш взгляд, чтобы общество действительно стало экологически ориентированным, задумывалось, прежде, чем поджечь помойку у себя во дворе или оставить мусор на пляже - что нужно делать?

Ольга Сенова: В некоторых школах есть предмет экология, в Петербурге, я могу ошибиться, может, 20 школ, в которых есть этот предмет в 9-м-10-м-11-м классе. Но это научная экология. То, чем мы занимаемся, это не наука экология. Это охрана природы. Просто в русском языке нет подходящего слова. А есть такое мнение, что в России образование прекрасное, великолепное, глубокое, но оно готовит ребенка к последующему образованию, а не к жизни. Так вот что делают общественные организации - попытка подготовить ребенка к жизни, очень базовая, очень поверхностная - широкое образование о связи человека с природой и обязательно какая-то активная деятельность, когда ты руками попробовал что-то сделать для природы, тебе будет больно и обидно делать ей плохо.

Татьяна Валович: Вы сказали о том, что ваша организация объединяет, можно сказать, балтийский регион, знаю, что западные страны, Швеция, Дания очень активно занимаются сохранением региона экологически чистого Балтийского моря. Есть ли у вас какие-то связи с ними? Как-то сотрудничаете?

Ольга Сенова: Да. Дети Балтики - член международной коалиции "Чистая Балтика". Эта коалиция объединяет 27 общественных организаций из всех 9 балтийских стран. Мы работаем очень тесно с ними по программе River watch – наблюдение, защита малых речек. Как раз наши коллективные члены местных групп работают на речках Караста, Стрелка, Глуховка, в Сосновом бору, ручьи в городе Приморске.

Татьяна Валович: А замечаете вы разницу в подходах в таком экологическом образовании в России и в других странах?

Ольга Сенова: Как раз это западный, я бы даже сказала, скандинавский подход - научить ребенка почувствовать природу, полюбить природу. Необязательно знать науку экологию, но почувствовать, что ты часть природы и что природа - часть тебя, и что вам хорошо вместе, и что для того, чтобы тебе было хорошо, ты должен сохранить природу - это основа.

Татьяна Валович: Сейчас вновь стала популярна идеи переброски сибирских рек на юг. Вы работаете как раз с водными объектами, и как вы относитесь к такой идее?

Ольга Сенова: Три дня назад я поставила свою подпись над обращением к руководству страны, которое инициировал центр экологической политики России и лично академик Яблоков. Я против такого проекта. Я думаю, если не вдаваться в научные полдробности, это, наверное, не мое дело, это очередной суперпроект, на который можно затратить огромные средства, неконтролируемые средства, и главное, никто не дает себе труда оценить последствия такого суперпроекта. Мы видим, что даже маленькие проекты, прокладка какой-то дорожки, перерезающей гидросистему маленькой реки, или осушение болота - влечет за собой огромные последствия.

Татьяна Валович: Ольга Николаевна, в Конституции России четко записано, что граждане России могут и должны участвовать в проведении и обсуждении экологических экспертиз. Этим как раз констатируется, что любой гражданин может участвовать в проведении экологических экспертиз. Как бы вы оценили существующие на сегодняшний день какие-то правовые акты, и вообще, возможность участия общества во влиянии на принятие решений, которые могут принести ущерб экологии?

Ольга Сенова: Законы есть, но ситуация такова, что законы более высокого уровня дают нам возможность и право на благоприятную окружающую среду, и дают право на участие в общественном обсуждении, экологической экспертизе. А более низкого уровня, комментирующие и определяющие механизм этой процедуры решения, они все более и более ограничивают наши возможности. Что касается участия в экологической экспертизе - возможности проведения общественной экологической экспертизы - это да, это так и есть. Сейчас общественность все больше и больше старается пользоваться этим правом, но механизм, как решение общественной экологической экспертизы будет дальше принято во внимание при принятии окончательного решения - он, конечно, несовершенен. Что касается общественных обсуждений - я сама участвовала в нескольких общественных обсуждениях, например, по поводу битумного порта в городе Ломоносове. Да, общественность приглашается, есть много нарушений, и оповещение общественности очень скромненькое, мелким текстом, в местной газете, мало кто может об этом узнать вовремя. А дальше - сама процедура проводится так, что, что бы ни говорила общественность на этом мероприятии, это никак не может быть учтено. Вплоть до того, что ведущий может пресечь обсуждение, не дать возможность высказаться. То есть, это, конечно, профанация. А главное еще вот что: очень часто принимаются решения о строительстве какого объекта, который имеет очень большое влияние, а на общественное обсуждение приглашаются только жители местного участка. Такой пример - запуск завода по переплавке радиоактивных металлов "Экомет С" в Сосновом бору. Это рассматривается как местный объект, хотя влияние гораздо шире, составы с радиоактивным металлом идут через Петербург, через другие населенные пункты, правила транспортировки не соблюдаются, это все сказывается и на нас. Мы, жители не Соснового бора, не можем принимать участие в этом решении. Сейчас речь идет о строительстве крупнейшего в Европе алюминиевого завода, в качестве общественности принимающими решение людьми рассматриваются сельские жители, за исключением дачников, которые там проводят до 8-9 месяцев в год, на них это тоже окажет влияние, на всех нас окажет влияние. А мы сейчас не имеем правового механизма для влияния на это решение. То есть, тут нужно законы совершенствовать и пользоваться ими в полном объеме. Мы этому пытаемся учиться.

Татьяна Валович: Вы как раз были одним из организаторов только что завершившейся в Петербурге конференции "Экологические права граждан и общественное участие". К какии-то конкретным выводам или рекомендациям пришли участники этой конференции. Что там обсуждалось?

Ольга Сенова: Там как раз обсуждался тот опыт, который есть сейчас и в судебной защите наших экологических прав, и в общественном участии. Об общественном участии говорили представители группы "Эко-М", Санкт-петербургского общества естествоиспытателей, в прошедшую субботу они проводили общественные слушания по Всеволожскому алюминиевому заводу, это большой шаг вперед, то, что они добились таких общественных слушаний, инициировали и сами организовали их. Может, они сами в будущем об этом расскажут лучше. Судебная практика защиты экологических прав - в Питере она невелика, потому что очень часто экологические права сводятся при судебном рассмотрении к административным или каким-то другим уголовным делам, допустим, дело Никитина рассматривалось как уголовное.

Татьяна Валович: А как вы вообще расцениваете сведение рассмотрения экологических дел в уголовную сферу, это и Никитин, и Пасько? В последние годы многие очень экологи говорят о том, что с приходом к власти Путина вообще перестали выигрываться процессы экологами, что идет какой-то пресс со стороны государства?

Ольга Сенова: Вот об этом мы говорили на конференции. Если москвичи могут сказать, что у них идет откат назад, в Питере мы не можем сказать даже так, потому что у нас еще не было прецедентов выигранных экологических процессов. Мы не можем сказать, что было много побед, а стало меньше - москвичи могут это заявлять. Да, что-то происходит, с одной стороны, с другой, если раньше судья вообще не понимал, что такое экологическое право, сейчас начинают появляться какие-то руководящие документы, обязывающие их просвещаться в этом направлении. То есть, чем больше будет прецедентов, инициатив, исков, мне кажется, тем больше шансов на то, чтобы экологическое право вошло как норма в нашу жизнь.

Татьяна Валович: Но для этого надо, чтобы граждане сами знали, чем можно воспользоваться.

Ольга Сенова: Да, а для этого у гражданина должно, вот как чувство собственного достоинства мы пытаемся развивать в собственных детях, так и ощущение, что я имею право знать, я имею право участвовать, я имею право защищать свои права.

Татьяна Валович: Ольга Николаевна, вообще, продолжая тему экологического просвещения граждан - существует какая-то правовая помощь, если человек считает искренне, что его права в экологии нарушены - куда ему обратиться. Понятно, что существуют какие-то нормативные акты, но они разрознены, чтобы все это собрать воедино и как-то подготовиться даже к судебному иску - это достаточно сложно.

Ольга Сенова: Наша организация начала работать в этом направлении полтора года назад. Тогда, полтора года назад, мы создали общественный центр экологической информации. Создали три общественные организации – "Дети Балтики", "Зеленый мир" и "Трансграничное экологическое информационное агентство". Это то место, куда может прийти любой гражданин с улицы, задать вопрос об экологической ситуации, на многие вопросы мы можем ответить сами, у нас есть библиотека, есть видеотека и бесплатный доступ в Интернет. Если у нас нет ответа - мы не экологическая лаборатория, мы не делаем анализов воды, не измеряем параметры воздуха и радиоактивности, мы можем направить его туда, где ему ответят на этот вопрос, мы знаем, кто обязан ответить на какой вопрос. И там же, в экологическом центре, мы стараемся разъяснить человеку его права. Если он приходит с проблемой - мы объясняем, что его право самому защищать свои права на благоприятную среду обитания, куда он может обратиться, есть у нас коллеги, юристы, к которым можно обратиться за советом. Я не могу сказать, что все сейчас идеально, мы только начинаем работать, и тут нужна юридическая помощь, и большая работа по подборке законодательной базы, и нужна, на самом деле, практика, и с этой практикой нужно людей знакомить. Самая лучшая помощь человеку – пояснить, что кто-то это уже делал, и делается это так, так и так, и был успех. И мы стараемся сейчас собирать информацию об успешных случаях защиты, и делиться ею.

Татьяна Валович: Этот информационный центр - вы располагаетесь в пригороде Петербурга, в Ломоносове, а этот центр, он где - в Петербурге, или у вас, в Ломоносове?

Ольга Сенова: Нет. В Ломоносове родилась наша организация, работаем мы во всем регионе, а общественный центр экологической информации находится на переулке Гривцова, дом 10, здание Русского географического общества, офис 26, телефон 315 66 22.

Татьяна Валович: Сегодня канун Рождества, хоть и католического, наступают, вообще-то, новогодние праздники, вот что бы вы хотели загадать на Новый год?

Ольга Сенова: Больше мудрости, и принимающим решения людям, и простым людям, на которых отражаются решения лидеров. Мудрости, взвешенности, благоприятной среды обитания и поменьше идиотских поступков.

XS
SM
MD
LG