Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью с бывшим сослуживцем Владимира Путина


Программу ведет Андрей Шароградский. С бывшим сослуживцем президента России Владимира Путина Владимиром Усольцевым беседовала обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Наталья Судленкова.

Андрей Шароградский: В течение долгого времени самым малоизвестным периодом в жизни Владимира Путина оставались годы его службы в Дрездене.

"Что делал офицер КГБ Путин в Германии?" - на этот вопрос в своей готовящейся к изданию книге "Сослуживец" отвечает бывший коллега нынешнего президента России Владимир Усольцев (Усольцев - это его псевдоним. В силу ряда обстоятельств он пользуется сейчас только им). Усольцев с 1982-го по 1987-й год был в составе миссии КГБ в Дрездене, и в последние два года его соседом по кабинету, а заодно и по дому, был нынешний президент России Владимир Путин. И сегодня в нашей программе - интервью с бывшим сослуживцем Владимира Путина Владимиром Усольцевым. С ним беседовала обозреватель Белорусской службы Радио Свобода Наталья Судленкова:

Наталья Судленкова: Скажите, Владимир, чем занимался в Дрездене разведчик Путин?

Владимир Усольцев: В Дрездене Путин работал по линии так называемой нелегальной разведки. Подбирал кандидатов в будущие агенты-нелегалы. Это очень тяжелая, кропотливая работа.

Наталья Судленкова: В интервью журналу "Шпигель" вы сказали, что эти потенциальные агенты были из разных частей света. Это правда?

Владимир Усольцев: Вполне можно это предполагать.

Наталья Судленкова: Можно ли и сейчас в разных странах света встретить агентов, завербованных Владимиром Путиным?

Владимир Усольцев: Практически это исключено. Во-первых, кандидатам, которых он находил, предстояло пройти очень тяжелую дорогу прежде, чем стать настоящими агентами-нелегалами. И проходили эту дорогу считанные единицы. Вероятность того, что кто-то из путинских кандидатов прошел этот путь до конца, очень мала. Кроме того, развалился весь СССР, так что никого мы не найдем.

Наталья Судленкова: Работа сотрудников спецслужб, особенно в вашей ситуации - тихая, тайная, это не открытое столкновение. Каков Путин в такой тайной работе?

Владимир Усольцев: Путин был неплохим мастером тайных комбинаций. Он был режиссером, или, если хотите, даже дирижером искусственно созданных ситуаций, в которых проверялись интересующие его люди.

Наталья Судленкова: Что такое – "искусственно созданная ситуация"? Вообще, в какой ситуации есть смысл проверять человека для такой работы?

Владимир Усольцев: Для того, чтобы разобраться в человеке как следует. А о будущем агенте-нелегале была неизбежная необходимость знать, что это за человек. Для этого создавались те самые ситуации. Это такая ситуация, в которой самые существенные обстоятельства созданы оперработником и его помощниками и контролируются ими. Представьте себе, объект едет на каникулы, или еще куда-нибудь по делам, садится в поезд, видит, в вагоне сидит хорошенькая девушка, он начинает к ней подсаживаться, заводить разговоры, и так далее. Он уверен, что никакого контроля со стороны ведущего его работника здесь в принципе быть не может. Но эта девушка может оказаться вовсе не случайной, а помощником того же самого Владимира Владимировича.

Наталья Судленкова: Вы сказали, что Путин был хорошим дирижером тайных операций. Как вы считаете, он способен на открытое столкновение?

Владимир Усольцев: Он в таком противостоянии чаще всего был хозяином положения. Не лазил за словом в карман, быстро находил контраргументы, сбить его с его точки зрения было очень трудно. Это не значит, что он был упрямец, он признавал здравые и разумные аргументы, и мог соглашаться... В спорах он почти всегда выходит победителем, причем очень суверенным победителем.

Наталья Судленкова: А он - мстительный человек?

Владимир Усольцев: Ни в коем случае, я просто даже представить себе не могу, что были какие-то аспекты мстительности, не было таких ситуаций.

Наталья Судленкова: Путин занимался спортом, вы вообще занимались спортом в Дрездене?

Владимир Усольцев: Были у нас потуги начать новую жизнь с понедельника и начать бегать на стадионе. Несколько раз такие у нас инициативы зарождались, дружно поддержанные всеми, но через 2-3 недели все потихоньку сходило на нет. Практически мы спортом там не занимались. Но если говорить о Путине, то нельзя забывать, что он дважды мастер спорта, то есть, это очень спортивный человек. Но в Дрездене он дал себе возможность отдохнуть.

Наталья Судленкова: Он уже был верующим человеком в то время?

Владимир Усольцев: Этот вопрос появился уже значительно позднее, когда он стал экспонированным человеком. В Дрездене не было абсолютно никаких признаков того, что он верит в Бога. Но вспоминается, что когда он рассказывал о том, что его в детстве крестили, он об этом говорил с каким-то особенным достоинством, уважением к этому факту. То есть, он это считал своим большим личным плюсом.

Наталья Судленкова: Он открыто об этом говорил?

Владимир Усольцев: Да, между нами он говорил об этом открыто.

Наталья Судленкова: Но между вами - это в узком кругу, или он этого не скрывал?

Владимир Усольцев: Понимаете, мы все жили в Дрездене в узком кругу. То есть, в нашем, дрезденском узком кругу он об этом говорил открыто. Как он говорил, скажем, у себя в Ленинграде, или в институте в Москве - даже представить себе не могу. Я думаю, что даже в берлинском представительстве он об этом предпочитал помалкивать.

Наталья Судленкова: Скажите, какой Путин семьянин?

Владимир Усольцев: Хороший. Он выделялся среди всех нас исключительной приверженностью к своим дочуркам. Это у него такая ярко выраженная доминанта. Он очень много денег тратил на игрушки для своих дочек, времени много тратил на забавы и игры с ними. К своей молодой жене Людмиле он относился с такой трогательной заботой. Видно было по всему, что у них в семье поставлено было так, что он - мужчина. Что он в доме хозяин. Это очень четко можно было со стороны видеть.

Наталья Судленкова: В чем это проявлялось?

Владимир Усольцев: Буквально во всем. Вы меня застали немножко врасплох. Людмила просто-напросто знала свой шесток, так сказать. Она была скромная, тихая такая, Володя иногда мог просто глазами показать, что вот, сейчас я говорю, а ты помолчи, примерно так.

Наталья Судленкова: Владимир, когда вы говорите о Путине в Дрездене, какая картинка встает у вас перед глазами? Путин читает книгу, Путин пишет отчет, Путин пьет пиво, или едет в автомобиле, что именно?

Владимир Усольцев: Самая главная картина, которая у меня связана и ассоциируется с Путиным, связана не с Дрезденом, а с нашим выездом в Карловы Вары. Мы зашли там в "Народный дом", там как раз было веселье, дым коромыслом стоял, и Володя очень жадно впитывал в себя эту атмосферу народного праздника. И я бы сказал, что, пожалуй, самая яркая черта этого человека - жизнелюбие.

Наталья Судленкова: А вы в Чехословакии были официально?

Владимир Усольцев: Это была работа, нужно было провести одну операцию, но она никакого отношения к Чехословакии не имела, Чехословакия в этом случае играла роль просто территории. Речь шла о том, что надо было провести встречу с объектом из капиталистического зарубежья.

Наталья Судленкова: Вы могли вообще тогда предположить, что Путин станет президентом России?

Владимир Усольцев: Это была бы совершенно бредовая мысль, если бы кто-то ее тогда высказал... Не было к этому никаких предпосылок. Сам факт нашей службы в Дрездене говорил о нашей бесперспективности в смысле карьеры. Для того, чтобы сделать настоящую карьеру, ему надо было уйти из КГБ. Такой расклад был у кадровиков.

Наталья Судленкова: Скажите, у Путина есть качества лидера, не побеждает ли в нем склонность к конформизму, о которой вы уже упомянули?

Владимир Усольцев: Надо сказать, что в Дрездене мы все были равными, рядовыми работниками. Поэтому заметить какие-то ярко выраженные качества лидера нам было довольно трудно, тем более, что он вперед не лез, не выпячивался. Какой-либо склонности к карьеризму у него тоже абсолютно не просматривалось. По косвенным признакам уже тогда можно было понять, что лидерские задатки у него, несомненно, имеются. Они необходимы были для того, чтобы квалифицированно руководить своим агентурным аппаратом. А это он делал весьма здорово. Что касается конформизма: он был несомненным конформистом по отношению к советской системе. Ее было не перешибить, поэтому он ее принял, как объективную реальность, как факт, был в этом смысле конформен. Но было бы большой ошибкой считать его принципиальным конформистом по сути. Он весьма принципиальный человек. У него есть твердые моральные принципы, и он их придерживался.

Наталья Судленкова: В рамках этой советской системы как он относился к диссидентам, например?

Владимир Усольцев: По-разному. Все зависит от того, кто такой "враг общества". Например, бандиты, убийцы и так далее, это тоже враги общества, к ним он относился весьма отрицательно. К диссидентам он относился, как это ни странно может оказаться, вполне благосклонно. Солженицын был для него моральным авторитетом. Несомненно, что он к тому времени уже познакомился либо с главами, либо с какими-то выдержками, я даже не знаю, "Архипелага ГУЛАГ", это чувствовалась. Весьма благосклонно, с пониманием, относился он и к академику Сахарову. На партсобраниях не могу вспомнить, чтобы у нас когда-нибудь возникал разговор о диссидентах.

Наталья Судленкова: О чем вообще говорили на партсобраниях?

Владимир Усольцев: На партсобраниях решались, как правило, обыкновенные деловые, служебные вопросы. Рассуждали, что вот, например, Владимир Владимирович Путин дает пример хорошей организации работы и так далее. Несколько раз такое было. Он был на хорошем счету у шефа, и шеф не упускал возможности похвалить его на партсобраниях. Помимо партсобраний у нас были занятия партийной учебы. На партийной учебе (как раз началась перестройка) у нас уже были гораздо более интересные темы. Мы часто обсуждали дискуссионные статьи, не только из "Коммуниста", но и из обычной прессы, "Нового мира", например.

Наталья Судленкова: Что бы вы называли сильной чертой характера Путина, а что - слабой?

Владимир Усольцев: Пожалуй, самая сильная - бойцовский характер, то самое умение твердо отстаивать свою позицию в спорах, говорить об этом. Слабая черта - трудно даже так подумать... Вот, вспомнил, он типичный "копуша", в самом буквальном смысле этого слова. Он может долго собираться, завязать шнурки, застегивать пуговицы, поправлять галстук, и так далее. В конце концов, он может опоздать на несколько минут, или даже на много минут к условленному сроку. Но должен сказать, что, общаясь с немцами, он заметно исправил этот недостаток.

XS
SM
MD
LG