Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рябинин

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: НАСА опубликовала новые данные о состоянии Арктики, и они неутешительные. Температура Северного Полюса существенно возросла за последние 20 лет. Гигантские ледники тают, их площадь сокращается. К чему это может привести, и какие меры надо предпринять пока не поздно - обсуждают в эти дни ученые из разных стран на конференции в Петербурге. Об этом мы поговорим и с нашим гостем Владимиром Рябининым, сотрудником Объединенного штаба планирования всемирной программы исследования климата.

Сначала давайте послушаем репортаж на эту тему. Рассказывает Дмитрий Казнин:

Дмитрий Казнин: Согласно отчету межправительственной группы экспертов по проблемам изменения климата, будущее потепление скажется на ледяном покрове Арктики, что может привести к уменьшению толщины арктического льда, а к концу XXI века и к полному его уничтожению. Такие прогнозы, сделанные при помощи моделирования ситуации, подтверждаются и непосредственными наблюдениями со спутника. По сообщению специалистов НАСА, толщина арктического льда по сравнению с 70-ми годами ХХ века снизилась в 2002-м году на 40 процентов. Наиболее интенсивно за всю историю наблюдений льды Гренландии таяли тоже в 2002-м году. Все это наиболее вероятный сценарий развития событий - считает начальник отдела внешних связей арктического и антарктического научно-исследовательского Гидромета Сергей Пряников, хотя есть даже более смелые гипотезы:

Сергей Пряников: Наиболее смелые люди говорят о том, что лед вообще скоро исчезнет буквально через 40 лет, а некоторые говорили вообще чуть ли не через 10. Сейчас уже следующий сценарий за глобальным потеплением, который подхвачен многими учеными, это глобальное повышение уровня. Сейчас есть вполне серьезные ученые на Западе, которые определяют приоритеты: какую сушу мы должны исследовать первой, до того, как она потонет.

Дмитрий Казнин: Россия традиционно имеет геополитические интересы в Арктике. По мнению Сергея Пряникова, климатический прогноз напрямую связан с геополитикой. Яркий тому пример - Киотский протокол, который обсуждается в первую очередь политиками, а не учеными. Есть и другие моменты:

Сергей Пряников: Содержание нашей антарктической экспедиции - естественно, что помимо научных исследований она преследует вполне известные геополитические цели. Наконец, это российское присутствие на Шпицбергене. Да, мы там добываем уголь, да, мы там развиваем науку, но и совершенно очевидно, что Россия не хотела бы уходить со Шпицбергена.

Дмитрий Казнин: Возможное потепление климата и таяние льдов Арктики напрямую связано с геополитическими интересами России. Северный морской путь намного удобнее, чем путь через Африку или Индийский океан. Однако, он труднопроходим из-за льдов. Если же льды растают, северные территории обогатятся, просто потому, что через их воды пойдут все суда. Такой сценарий, конечно же, рассматривается и политиками, и учеными, но официально его не озвучивают. Пока глобальное потепление - явление из области если не предположений, то и не ближайшего будущего.

Ольга Писпанен: Владимир, вот вы прослушали репортаж нашего корреспондента, вы могли бы более развернуто рассказать о целях этой конференции? Зачем столько много ученых съехалось в Санкт-Петербург? Понятно, что это уже не первая встреча, проблема обсуждается уже давно, и все-таки самая главная угроза - таяния льдов Арктики – действительно это настолько страшно?



Владимир Рябинин: Это третья конференция по проекту, сам проект начался в 1994-м году, а думать об этих проблемах стали значительно раньше, и это заключительная конференция. Это не значит, что мы прекратим свои исследования, но значит, что мы должны подвести определенные итоги. И, конечно, те вопросы, которые вы задали, они на повестке дня этой конференции и в центре повестки этой конференции. А собралось на конференцию около 250 ученых из разных стран, и эти люди иногда представляют противоречивые взгляды на развитие науки и противоречивые взгляды на то, что происходит. Тем не менее, мы совершенно точно знаем, что вопросы, о которых говорил Сергей Михайлович, они имеют очень большое значение, и для страны, и для всех стран в мире. Потому что наша планета стала значительно меньше, и если льды тают в каких-то отдаленных районах, но не на море, а на суше, то эффект этого дела может быть глобальным. Третий отчет довольно известной группы экспертов по изменению климата предполагает, что в следующем веке уровень океана вырастет примерно от 19 до 86 сантиметров. Такая разница предсказаний - это наше незнание, это означает, что колоссальные территории будут затоплены. Почему это может произойти? Потому что, во-первых, вода расширяется при нагревании, это все знают, даже дети, а второе - что больше воды попадает в океан изо льда на суше. И, в частности, второй фактор: мы должны исследовать, что туда попадает за это время, и разброс очень большой. И действительно предсказания есть самые смелые, есть более консервативные предсказания, но то, что это центральная задача современной науки - здесь нет никаких сомнений.

Ольга Писпанен: Ученые указывают на тревожную тенденцию увеличения температуры на Северном полюсе и в первую очередь связывают это с так называемым парниковым эффектом. То есть, проблема в экологии. Ведется ли какая-то работа по предотвращению увеличения парникового эффекта?

Владимир Рябинин: Сергей уже назвал известный многим Киотский протокол.

Ольга Писпанен: Но там тоже все не так просто.

Владимир Рябинин: Там все очень непросто. В основном, все противоречия связаны с неточностью наших знаний о том, что является причиной современных изменений климата, и, кроме того, с тем, что мы в последнее время стали терять систему наблюдений довольно важных, и мы не знаем реально, что происходит.

Ольга Писпанен: Почему стали терять систему наблюдений?

Владимир Рябинин: Во-первых, наша страна всегда очень большой вклад вносила в глобальную систему наблюдений, исследований, потому что она самая большая, но в связи с нашими современными трудностями стало довольно трудно поддерживать систему наблюдений, и особенно в тех местах, которые удалены от путей сообщения. И Росгидромет работает очень напряженно. Эта наша организация, которая отвечает за метеорологическую службу, за систему наблюдений, они очень активно работают, и их активная работа признается всем обществом, всемирной организацией, которая отвечает за систему наблюдений. Но в связи с экономическими трудностями и трудностями в обеспечении станции многие станции все-таки закрываются. Поэтому мы знаем не так много, как хотели бы, и понимаем не так много, как хотели бы. Мы развиваем модели, развиваются спутниковые системы наблюдений, в том числе и у нас, в России, и во многих других странах, в Европейском космическом агентстве, в Канаде, естественно, в США и Японии, а также в других странах. Тем не менее, неопределенности очень большие в этом вопросе. Возвращаясь к вашему первому вопросу: да, действительно все прогнозы изменения климата в нашем же третьем тысячелетии, первом столетии, говорят о том, что температура будет расти, и, что особенно неприятно, температура будет опережающе быстро расти в районе Северного полюса. В этом практически все модели сходятся. Поэтому на это стоит рассчитывать.

Ольга Писпанен: Но изменение климата повлечет за собой, видимо, уничтожение некоей экосистемы региона, то есть, это будет удар не только по самому региону Северного Полюса, но это будет такая волна, которая будет расходиться по всему миру.

Владимир Рябинин: Вы, наверное, очень красиво и правильно определили, что может произойти, хотя назвал я бы это не одной волной, а системой волн, но сильная волна пойдет от Арктики. Именно поэтому этот проект, который сейчас обсуждается так и назывался: "Арктическая климатическая система". Он включал в себя такие, например, вещи, как океан, Северный Ледовитый в данном случае океан, лед в океане, атмосфера, реки, суша, берега, то есть, это действительно такой общий взгляд требуется на всю эту систему, и мы видим изменения буквально в каждом из этих параметров. Сергей уже назвал 40-процентное уменьшение толщины льда, эти оценки относятся как бы к верхним, есть более консервативные оценки, но то, что изменения происходят, это понятно. Такие данные поступают от подводных лодок. от различных акустических систем наблюдения, от спутников, и от более сложных, комплексных систем наблюдения. Мы можем сказать, что сейчас реки текут более полноводные в океан. Помните разные наводнения, у нас в Якутии это было связано с тем, что изменились также сроки замерзания и вскрытия рек, в океане тоже произошли довольно серьезные изменения, и, кроме того, более серьезные изменения могут произойти в результате и парникового эффекта, и увеличения стока рек. В связи с тем, что океан это довольно сложная смесь солей, баланс солей в океане играет большую роль, и он вызывает такую глобальную циркуляцию. Так вот, эта циркуляция может нарушиться. В результате при том, что климат Земли будет гораздо более теплым, климат отдельных районов будет все-таки не таким теплым, и в Европе будет достаточно сильное похолодание.

Ольга Писпанен: Владимир, как вы считаете, зачем богатые люди занимаются благотворительностью, ведь, в общем и российская наука сейчас существует, проводит исследования за счет благотворительности?

Владимир Рябинин: Да, это действительно так. Я знаю несколько проектов, которые поддержаны довольно крупными компаниями. Но я должен сказать, что сам никогда об этом не думал, но совершено понятно, что есть много причин, так же, как есть много причин изменений климата, и, наверное, в нашей жизни не бывает однозначных ответов даже на самые простые вопросы.

Ольга Писпанен: Вот, например, экспедиция, которая сейчас отправилась в Антарктиду, точно так же во многом финансировалась благотворительными организациями, а в 1991-м году завершила работу из-за экономических проблем дрейфующая станция, сейчас, слава Богу, отправилась новая экспедиция. Все это говорит о том, что ученые, видимо, вовремя забили тревогу и убедили политиков в необходимости изыскать какое-то финансирование на эту экспедицию. И вообще, бывает ли так, что ученые заблаговременно, может быть, даже приукрашивая некоторые факты, так скажем, усугубляя начинают бить тревогу, сгущают краски, чтобы обратить внимание властей и общественности на некую проблему?

Владимир Рябинин: Ваш вопрос - сгущают ли они краски?

Ольга Писпанен: Да, бывает ли такое?

Владимир Рябинин: Должен сказать, что сам я в этом никогда не был виноват, но сказать, что так не происходило, наверное, я не смогу. Примеров этому, к сожалению, я не знаю, хотя многие считают, что проблема глобального изменения климата, глобального потепления во многом была связана с желанием ученых, в основном западных, получить крупное финансирование. Но на самом деле, мы знаем, что климат меняется, и что известные прогнозы изменения климата достаточно драматичны.

Ольга Писпанен: У нас звонок, говорите пожалуйста вы в эфире. Сергей: Доброе утро, это вас Сергей беспокоит. Меня заинтересовала позиция России в отношении глобального потепления - выступление Путина. Насколько реален такой прогноз, что некоторые структуры, правящие нами, планируют торговать нашим жизненным пространством? Так же, как они сейчас торгуют нашими ресурсами, чуть раньше нашей свободой, еще раньше нашими жизнями... Прогноз, я понимаю, мрачный, но очень реальный.

Владимир Рябинин: Вопрос действительно очень непростой. Я не уверен, что у меня хватим времени, чтобы пройтись по всем его сторонам. Но должен сказать, что в основе идеи торговли этими квотами лежит попытка каким-то образом глобально решить вопрос об уменьшении содержания углекислого газа, который приводит к увеличению температуры нижних слоев атмосферы. Удачная это попытка, или нет - это большой вопрос. Без России и без США, которые вместе дают, если мне память не изменяет, 53 процента выбросов, этот протокол нереализуем. Значит, не будет глобального решения вопроса. Может, оно не самое лучшее, но его не будет. Значит, надо искать другие варианты. Сама идея торговли - она немножко подрывает высокий моральный уровень ведущихся по этим вопросам исследований, но, кроме того, мы - страна, как мы знаем, с непредсказуемым будущим и даже непредсказуемым прошлым. Поэтому я не могу сказать, что будет у нас, но ученые будут работать достаточно ответственно достаточно интенсивно и наша задача по сути дела состоит в том чтобы внести больше определенности ваши знания по этому вопросу и дать руководителям основу для принятия решений и дать публике основу для влияния на умы руководителей.

Ольга Писпанен: У нас еще один звонок вы в эфире. Слушательница: Как вам кажется, вот ученым, неужели так это сразу все произойдет?.. В странах, которые находятся на низменных территориях, как Голландия, как Петербург, которые постоянно находятся на грани наводнения, или все будет постепенно, и людей переселят, как-то примут какие-то меры?

Владимир Рябинин: Я видел эти графики, которые показывают рост уровня, и я уже называл цифру, что изменения среднего уровня мирового океана прогнозируются - в течение ближайших 100 лет от 19 до 86 сантиметров. А дальше любой географ может взять карандаш и ввести соответствующие высоты на картах. Это зоны, надо думать об этих зонах. Есть несколько подходов к решению вопросов, но, к сожалению, неопределенность влияет на принятие решений. Но мы точно знаем, что проблемы Венеции, Петербурга, Западной Сибири, возможно, будут достаточно серьезными, и это, конечно, далеко не полный список мест, которые подвергнутся влиянию этих процессов.

Ольга Писпанен: Владимир, высказывались мнения, что изменения климата будут иметь не такие уж катастрофические, а может даже благоприятные последствия для России - будут открыты бывшие ранее непроходимыми морские пути - отношение ученых к этим прогнозам?

Владимир Рябинин: Вопрос опять же неоднозначен. И поскольку изменения климата проявляются во многих областях, мы уже говорили о том, что здесь собралась конференция по климатической системе, а система включает в себя изменения в атмосфере, на суше - будет таять вечная мерзлота, изменения берегов, например, берега Ямала могут отступать со скоростью 8-10 метров в год, изменения экосистемы достаточно драматические, происходят. Изменится циркуляция, значит изменятся загрязнения. Понимаете, чтобы сказать, что кому-то будет лучше, теплее, кому-то холоднее и значительно мокрее - для этого проводятся достаточно серьезные и комплексные исследования. Недавно закончилось и сейчас подлежит обзору исследование, обширный такой обзор изменений климата в районе Арктики. Он был сделан международной группой, называется "Arctic climate impact assessments" - это то, что произойдет с климатом Арктики. Сотни страниц. Поэтому можно ожидать любых изменений, и надо внимательно вглядываться в страницы этого отчета, смотреть, что произойдет с тем или иным фактором.

XS
SM
MD
LG