Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Виктор Сальников


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Сегодня мы поговорим о милиции, о том, какой она должна быть, какой возможно станет в будущем, о том, что надо сделать для того, что надо сделать, чтобы граждане милиции доверяли. У нас в гостях начальник Университета МВД РФ, генерал-лейтенант милиции Виктор Сальников. Виктор Петрович, мы слышали о нападении на опорный пункт милиции в Санкт-Петербурге, все-таки это, по-моему, ЧП, даже несмотря на тяжелую уголовную статистику, тяжелую ситуацию и так далее?

Виктор Сальников: Да. Конечно, ситуация непростая, очень сложная, когда вооруженные преступники с целью завладения табельным оружием сотрудника милиции совершают нападение, причем не на улице, а в помещении опорного пункта охраны порядка. Это ситуация неординарная, безусловно. Она вызывает определенную тревогу.

Виктор Резунков: Все-таки сегодня и вчера вечером появились подтверждения того, что один из нападавших был сотрудником чуть ли не того же отделения милиции, в этой связи возникает вопрос, вот все-таки как, по вашему мнению, насколько обострилась ситуация в органах милиции без реформы, которая постоянно декларируется?

Виктор Сальников: Я не могу ни подтвердить эту информацию, ни опровергнуть, думаю, что в ближайшее время те люди, которые специально этим занимаются, в частности, прокуратура, дадут достаточно подробную информацию. Но, к сожалению, ситуация в органах внутренних дел непростая сегодня, непростая в связи с тем, что достаточно большой некомплект личного состава органов внутренних дел по России, и в Санкт-Петербурге в том числе. Большое количество сотрудников органов милиции увольняется, надо сказать, что, скажем, в нашем Северо-западном федеральном округе за последние 9 месяцев уволились около 9 тысяч сотрудников. Это очень много. По существу, ежемесячно тысяча сотрудников увольняется, а за это время было принято на работу чуть меньше 9 тысяч, то есть, некомплект постоянно увеличивается. Это связано, конечно, со многими факторами, и в первую очередь, с очень низким денежным содержанием сотрудников милиции. Когда милиционер, только что поступивший на службу, получает где-то от полутора тысяч рублей, это, согласитесь, очень ситуация сложная. Поэтому идут на работу в милицию не самые лучшие, не самые подготовленные, которых вряд ли в другой ситуации принимали бы на работу в органы внутренних дел. С другой стороны, мощный некомплект, когда тысяч сотрудников не хватает на улицах Санкт-Петербурга, конечно, ситуация очень непростая.

Виктор Резунков: Недавно в вашем же университете обсуждался вопрос проведения реформ, было заявлено, что создается национальная гвардия, и вообще, я так понимаю, идет речь о некоем разделении муниципальных органов внутренних дел и федеральных. Расскажите немножко о том, что обсуждалось и по какому плану намечены реформы?

Виктор Сальников: Действительно, 20 сентября на базе нашего университета состоялась международная научно-практическая конференция, посвященная 200-летию МВД Российской Федерации. На этой конференции присутствовал министр внутренних дел, все его заместители. На этой конференции работали все руководители органов внутренних дел субъектов Российской Федерации, то есть, это была очень представительная конференция. Было заслушано очень много интересных докладов, сообщений, в том числе доклад министра внутренних дел России Бориса Вячеславовича Грызлова, были доклады других руководителей правоохранительных органов, и в то же время было выступление депутата Государственной Думы, доктора юридических наук, Александрова Алексея Ивановича.

Алексей Иванович сообщил на этой конференции о том, что рабочая группа администрации президента Российской Федерации подготовила проект закона, посвященный реформированию органов внутренних дел. Это действительно так. Я сам в этой рабочей группе участвовал, мы готовили этот проект закона, и Алексей Иванович в своем докладе сказал, что в этом проекте идет речь о реформировании органов внутренних дел, в частности, о возможности создания федеральной полиции и муниципальной милиции. В свою очередь, он подчеркнул, что федеральная полиция, вероятнее всего, будет состоять из криминальной полиции, экономической полиции, миграционной, транспортной полиции, специальных объектов и некоторых других. А, в свою очередь, федеральный орган в области внутренних дел, такая необычная терминология, но она отражена в действующем законодательстве, будет предполагать включение в себя как раз федеральной полиции, национальной гвардии и федеральной службы расследования. Что касается федеральной национальной гвардии - это то, что сейчас называется Внутренними войсками МВД РФ, а федеральная служба расследования - это федеральный комитет следственный при МВД. Так что действительно такой проект подготовлен. Он находится на рассмотрении у тех лиц, которые планируют внести его в качестве законодательной инициативы в наш парламент, и такая работа сейчас проводится.

Виктор Резунков: А в чем особенности каждого этого произведения, функции? И зачем это надо?

Виктор Сальников: Зачем это надо - мы же с вами говорили о том, что охрана общественного порядка, борьба с преступностью, обеспечение прав и законных интересов российских, и не только российских, граждан в нашей стране - это предмет пристального внимания нашего парламента, нашей исполнительной власти, президента Владимира Владимировича Путина, мы все хотим, чтобы с этим делом у нас в стране было лучше. Чтобы не было таких вот нападений на опорный пункт охраны порядка, на сотрудников правоохранительных органов, не только, скажем, в каких-то опасных точках где-то на Северном Кавказе, но и в Москве, Санкт-Петербурге, Саратове и Самаре и других городах, мы хотим, чтобы у нас торжествовал закон, и были защищены права и законные интересы граждан, и вот в этих целях и предполагается проведение соответствующих мероприятий, связанных с реформированием органов внутренних дел. Такова целевая установка. А что касается функций, задач, то они будут определены в том законе, который будет принят, но мы сейчас уже прекрасно понимаем, что если идет речь о федеральной полиции, то это, мы предполагаем, как раз реализация общих социальных функций государства. Ведь государство – орган, который должен выполнять обще-социальные функции, связанные с защитой закона, защитой своих граждан, с обеспечением безопасности, он должен оформлять это через свои компетентные органы. Таким компетентным органом и будет федеральная полиция, в какой-то мере зависимая от местных органов власти.

Виктор Резунков: Соответственно, будут повышать зарплату, или об этом пока еще разговора нет?

Виктор Сальников: Во всяком случае, мы на это надеемся, и надо сказать, что в этом направлении уже сейчас делаются какие-то реальные шаги. С 1 июля этого года денежное содержание сотрудников органов внутренних дел увеличилось. Но, к сожалению, оно увеличивается не в таком размере, как бы этого хотелось, и, конечно, явно не хватает этого материального обеспечения для того, чтобы сотрудники органов внутренних дел чувствовали себя достойно.

Виктор Резунков: Виктор Петрович, как вы относитесь к поправкам, которые внесены в закон о СМИ? Как вы считаете, плохо пресса освещала событий или хорошо, какие то претензии у вас к ней лично были?

Виктор Сальников: Действительно, та трагедия, которая произошла у нас в столице, привлекла внимание всего мира, по существу. В прессе освещались эти события очень детально и подробно. Мне трудно судить или претензии какие-то предъявлять к прессе. Может, порой излишне подробно освещались эти моменты, потому что все население страны было приковано к телевизионным экранам, к радиоприемникам, все очень волновались, беспокоились. Даже медики отмечают частые обращения в медпункты людей, которые были далеко от Москвы и очень внимательно следили. Трагическая ситуация, и здесь нельзя и трудно как-то однозначно на этот вопрос ответить.

Но когда мы ведем речь о поправках, дискуссия, которая сейчас развернулась, в том числе и в прессе, мы, наверное, должны подходить к этой проблеме не односторонне. Не с позиций интересов, скажем, журналистского корпуса, или не с позиций интересов спецслужб и органов внутренних дел, которые решали эту проблему, а подходить всесторонне к этим моментам. Вот если деятельность средств массовой информации отрицательно повлияла на ситуацию в целом, и в связи с этим увеличилось количество жертв, то здесь понятно, что мы не можем оправдывать соответствующие информационные материалы любой газеты, телевизионной или радиостудии. Если работа журналистов помогала в освещении этих моментов и предотвратила жертвы, то, конечно, большое спасибо этим журналистам. То есть, я хочу сказать, что нужно всесторонне оценивать ситуацию, а не только думать о каких-то интересах одной из сторон, которые участвуют в этой дискуссии.

В то же время очень бы хотелось, чтобы средства массовой информации и объективно все освещали и как-то в погоне за сенсацией не скатывались на какие-то моменты оскорбительного характера. Буквально вчера я, как член антинаркотической комиссии при полномочном представителе президента в Северо-западном федеральном округе Викторе Васильевиче Черкесове, я участвовал в обсуждении той ситуации, которая возникала в нашем Северо-западном федеральном округе с незаконным оборотом наркотиков, наркобизнесом, наркоманией, констатировали, что ситуация очень сложная, и страна, по существу, находится на пороге наркоэпидемии, и этими вопросами должны заниматься все общественные организации, государственные органы и средства массовой информации. И был приведен очень любопытный пример, который в какой-то степени иллюстрирует то, что мы говорим: один из выступающих принес на заседание комиссии газету и продемонстрировал материал, который в этой московской газете был опубликован. В частности, в вопросах борьбы с незаконным оборотом наркотиков, скорее даже немедицинским употреблением наркотиков, очень больших успехов добились различные религиозные конфессии, и в частности РПЦ, они имеют богатые традиции, еще и с прошлого века, то, что они могут использовать в этих добрых целях. И, в частности, многие монастыри берут к себе на реабилитацию ребят и девчонок, которые зависимы от наркотиков. Используют для этого все возможные средства и цели, в том числе так называемую трудотерапию. В одном из этих монастырей такая ситуация, что ребята зависимые от наркотиков, участвовали в той деятельности, которые занимаются братья и сестры в этом монастыре, в частности, ухаживали за домашними животными, в частности за коровами. И вот эта газета подала соответствующий материал под таким заголовком: "Навоз и религия борются с наркоманией". Сам заголовок, конечно, вызывает не очень большую симпатию к этой ситуации...

И надо нам каким-то таким образом оценивать ситуацию, чтобы со всех сторон подходить к проблеме. Учитывать не интересы какой-то одной стороны и, главное, думать о деле, о том, чтобы как можно было меньше жертв, в том числе и при проведении антитеррористической операции.

Виктор Резунков: Виктор Петрович, а в вашем университете ваших слушателей, курсантов учат как-то взаимоотношениям с прессой. Потому что, на самом деле, я вам пожалуюсь, как журналист, например, в Петербурге существует несколько центров ГУВД, которые занимаются работой с журналистами. Но информацию о каком-либо событии, которое имеет отношение к уголовному миру, получить практически невозможно.

Виктор Сальников: Вы совершенно правы. Мы наших курсантов и слушателей учим общению с прессой. Более того, мы читаем специальный курс "средства массовой информации и органы внутренних дел" и, наверное, то, что мы с вами сегодня работаем в эфире - тоже результат этих отношений, которые возникли у Санкт-Петербургского университета МВД и средств массовой информации. Мы учим наших выпускников этой проблеме, и серьезно к этим вопросам относимся.

Виктор Резунков: Виктор Петрович, как вы считаете, насколько, по вашему мнению, профессионально было произведено освобождение заложников в Москве?

Виктор Сальников: Трагедия, которая произошла в Москве - это страшная трагедия. Гибель любого человека, а ведь погибло много людей, и дети, и женщины, и пожилые люди - это страшная трагедия для страны, страшная трагедия для каждой семьи, это большое горе для всех для нас. Очень часто возникает вопрос, а надо ли было проводить контртеррористическую операцию. Мы помним те трагические часы, дни, когда заложники находились перед террористами, когда над ними террористы издевались, когда была опасность гибели всех. Кто находился в концертном зале, мы помним эту ситуацию, эту трагедию. И молили Бога, в том числе и надеялись на спецподразделения, чтобы как-то из этой трагедии выйти. И вот, было принято решение о проведении этой контртеррористической операции. Во-первых, очень сложно было принять это решение, согласитесь, нетрадиционная ситуация для нашей страны, да, были захваты заложников, да были трагедии, но не такого масштаба, как та, с которой мы столкнулись в этот раз. Чтобы принять решение о проведении этой операции, тоже нужна была определенная смелость, я не хотел бы находиться на месте тех людей, которые принимали это решение, работали в соответствующем штабе, но такое решение было принято. Люди погибли, еще раз повторяю, это страшное горе для всей страны, для каждого из нас с нами. Я думаю, это горе разделяет все цивилизованное человечество, все люди на земле. Но ведь другого варианта не было. Ведь эту операцию надо было проводить, были спасены жизни сотен людей. Если бы спросить у такого человека, и такие попытки были, и мы эту информацию имеем, и вы журналисты имеете, вот те, кто были среди заложников, они как к этому относятся, как оценивают ситуацию, ведь они говорят спасибо спецподразделениям, которые дали им возможность остаться живыми. Мы же не хотели с вами никто, чтобы этот взрыв произошел, и чтобы погибли все, кто там находился. А что касается оценки, что касается выводов, я думаю, это предмет не только сегодняшнего дня, возбуждено уголовное дело, проводится следствие, и оно ответит на все вопросы, и как действовали специалисты, и какие были допущены ошибки, и какие нужно сделать выводы всем нам.

XS
SM
MD
LG