Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Щелканов


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Предвыборная борьба за места в петербургском парламенте в самом разгаре, однако, ни для кого не секрет, что основными претендентами являются ныне действующие депутаты. Из 49 народных избранников только один решил вновь не бороться за этот мандат. Это гость нашей сегодняшней программы - Александр Щелканов. Александр Александрович, очень часто среди россиян, высказывающих свое мнение о депутатах различного уровня, можно слышать такое суждение: "Кто же оставит добровольно политику, уйдет из власти, это невозможно". Вы решили разрушить такой стереотип и отказались в очередной раз участвовать в борьбе за мандат в петербургский парламент. Что вас побудило к такому решению? Вы устали, потеряли веру в то, что делали, или это какие-то другие причины?

Александр Щелканов: Начнем с маленького уточнения, я не счел возможным еще раз участвовать, я не отказался и не бросил, я не счел возможным. Мотивировок достаточно. Те, которые вы перечисляли - ни одна сюда не подходит, по той простой причине, что у меня никогда не было цели проникнуть во власть, прильнуть к ее благосостоянию и прочее. Достаточно выношенное и согласованное с командой решение, основной причиной которого является то, что именно сегодня, именно сейчас каждый поступок во власти должен быть понятным, прозрачным и, главное, порядочным. Я являюсь одним из противников третьего срока для губернатора. Настолько же я убежден в недопустимости третьего срока для президента. Можно рассуждать о гениальности тех или иных людей во власти, но я совершенно точно говорю вам, что эти люди либо обрастают жиром, либо кожей, становятся настолько толстыми, что дальше они не понимают, на кого они должны работать. Поэтому я считаю, что третий срок настолько же недопустим и неприемлем для депутатов любого уровня, и чтобы не заниматься словоблудием я принял волевое решение: да, я тоже не пойду на третий срок.

Татьяна Валович: Все время обсуждения возможности или невозможности избрания действующего губернатора на третий срок - уставный суд, в общем, принял свое решение, должна быть поставлена точка, но к этому все время возвращаются. Как вы считаете, в России вообще вот такое отношение к власти, чтобы дать больше возможностей, может, это идет исторически, потому что Россия была монархией, и еще российское общество не перешло сознанием в какое-то другое, относится к власти, как к Богом данной.

Александр Щелканов: Две очень важных проблемы затронуты вами в одном вопросе. С одной стороны, историческое унаследованное отношение к власти, взгляд на нее снизу вверх, верноподданническое заглядывание в глаза, а с другой стороны и нежелание этой власти формировать хотя бы элементы нового общества, равноправного с властью, того, которое мы без конца называем гражданским обществом, и от которого все дальше отходим. Власть создает эти предпосылки по смешанной системе, один суд говорит "нельзя", другой суд говорит - "можно, если". Сейчас очень смешная коллизия. В законах Российской Федерации говорится конкретно по поводу третьего срока Яковлева: да, если иное не предусмотрено законом субъекта. В законе субъекта у нас говорится: да, если иное не предусмотрено законами Российской Федерации. Круг замкнулся. Поэтому эти экивоки бесконечные и продолжаются. Здесь в одном элементе, который вы сказали об отношении власти - наш губернатор без конца его демонстрирует. Вспомните, по-моему, 1998-й год, когда очень горячо обсуждался, почти с таким же накалом, вопрос о дате выборов губернатора, и когда Верховный суд поставил все точки, губернатор говорит: а я выведу людей, - и вывел, обеспечил выход людей, этот митинг на Дворцовой с криками, даешь нам выборы. Это беспредел, когда высшее должностное лицо не соглашается с решением Верховного суда. Это беспредел, когда высшее должностное лицо, когда уставный суд дает ему разъяснение четкое, говорит, "если народ попросит, я проведу референдум". Представляете, что делается?! Вот где этот уровень. Наша сама власть на ее высшем уровне не является законопослушной - что же требовать от людей.

Татьяна Валович: Наверное, действительно, в первую очередь, сами граждане должны осознать, что они должны требовать, а не подобострастно относиться к той власти. Ведь существует власть на деньги налогоплательщиков, а в России еще не наступил тот момент, когда каждый сможет прийти и потребовать: где то, что вы нам обещали. Как вы считаете, вот понятно, что Россия проходит тот путь, который прошли многие другие страны в демократическом становлении за более короткий промежуток времени. Понятно, что, конечно, лучше учиться, как говорится, на ошибках других, но, не пройдя какой-то путь, нельзя приобрести опыта. Так вот относительно, скажем, даже той ситуации, которая складывается сейчас в Петербурге с выборами депутатов нового созыва. Вот какова, на ваш взгляд, вы сейчас можете отстраненно смотреть, не принимая участия в этой баталии, какова основная коллизия, складывающаяся на этих выборах?

Александр Щелканов: Вероятно, я буду очень субъективен и скажу о том, что меня больше всего задевает в перспективе выборов Законодательного собрания, для меня это будет основной коллизией. Прежде всего, в самом начале вы заикнулись, что подготовка к выборам в полном разгаре – нет, еще до этого далеко. Обычно разгар наступает дней за 10, и мы увидим еще очень много удивительного, не столько интересного, сколько удивительного, и грязи, и грубейших нарушений. Итак, что же меня беспокоит в перспективе окончания результатов этих выборов? То, что состав Законодательного собрания будет не лучше предыдущего. Более того, я опасаюсь, что хуже. Что такое для меня "лучше" и" хуже" - я имею в виду, что в нормальном Законодательном собрании... Я бы назвал хорошим такое собрание, которое в первую очередь обслуживает население города, людей, а не руководящую элиту. Для меня основным беспокойством является именно то, что собрание по способности формулировать, отражать и защищать интересы населения, которое туда делегирует депутатов, оплачивает их работу и потом до конца жизни, я подчеркиваю, содержит со всякими доплатами и пенсиями - вот этот состав будет еще хуже.

Татьяна Валович: Александр Александрович, как вы можете охарактеризовать, как вы видите, происходит ли в России усиление авторитаризма сейчас во власти?

Александр Щелканов: Вы имеете в виду общероссийский уровень?

Татьяна Валович: И общероссийский, и петербургский.

Александр Щелканов: То есть, усиление этой черты как черты современной власти? Я вынужден говорить о своем очень узком личном мнении, потому что оно ведь проецируется и на фон существующего обобщенного мнения по социальным вопросам, тем не менее, я считаю, что этот процесс в России происходит достаточно серьезно, в такой степени, что он может стать угрожающим для объявленного на будущее демократического пути демократических преобразований. Да, у меня есть ощущение беспокойства по этому поводу.

Татьяна Валович: Вот то выстраивание вертикали власти, которое у нас происходило и продолжает происходить - к чему, в конце концов, оно может привести Россию?

Александр Щелканов: По поводу вертикали власти - два очень интересных элемента. Всякая создаваемая конструкция должна аргументироваться, когда нам стали насаждать эту структуру, никаких выкладок, во что она обойдется, вы все время крутимся вокруг того, что это все делается на наши деньги, на деньги, как очень модно говорить, налогоплательщиков. Итак, сколько нужно вбухнуть денег, чтобы собрать эту конструкцию? Она превратилась в монстра сейчас. Это пирамида с бесконечно уходящими вглубь корнями. А какова будет ее эффективность? Это самое главное - цель создания и какова эффективность при таких вложениях. Вот самым безобразным является то, что эффективность этой конструкции - ноль. Я вынужден был несколько раз обращаться, в частности, в питерские структуры этой вертикали, это полнейшее отстранение от конкретных проблем, вопросов, функции почтового ящика. На уровне прокуратуры, на уровне администрирования, только пересылки, и не более того. Кончится это достаточно просто, она скоро будет ликвидирована со всей ее бесполезностью и, якобы, с выполнением ее функций. То есть, собственно эта вертикаль из элементов тоталитарного, авторитарного управления уже заканчивает играть свою роль.

Татьяна Валович: То есть, какой-то мыльный пузырь?

Александр Щелканов: Увы, это так.

Татьяна Валович: Для чего это было создано? Может, для того, чтобы у населения вообще запутать, создать такое впечатление, что в России граждане вообще не понимают, что делает власть. Даже те, кто пытаются понять - им этого не понять. Вот этот процесс прозрачности решений.

Александр Щелканов: И доступности решений власти... Прежде, чем ответить на этот конкретный вопрос, я бы обратил внимание слушателей на то, что практически все руководители вертикальных отростков - это военные. Введение в структуру управления государством антиконституционного, не предусмотренного ни одним документом элемента власти - уже является нарушением, формирование ее верхушки из военных является уже проявлением определенной тенденции в государственной политике. А теперь возвращаясь к участию населения: действительно, 1989-й-90-й год, десятки тысяч, миллионы, отвечаю за эти цифры, людей с горящими глазами, говорят что да, мы создаем, сейчас мы поддерживаем вас, мы участвуем в формировании новой власти, и очень уверены, и хотим, чтобы и эта новая власть стала интересоваться, наконец, нашими проблемами. Более того, раз мы ее в очень ответственный период выпестовали, подняли, поддержали, изволь-ка, дорогая власть, объяснять нам, что, зачем, когда, под какой ответственностью ты делаешь. Это проблема особенно стала заметна в начале 1992-го года, после введения элементов рыночного урегулирования, и мне пришлось участвовать в обсуждении этих процедур. К великому сожалению, если тогда опасность появления раскола между властью и подавляющим большинством населения только возникала, то сегодня она возрастает и увеличивается.

Татьяна Валович: Александр Александрович, вот ситуация, которая складывается с выборами, достаточно неясная, даже в плане того, что вновь уставный суд обращается к дате самих выборов, хотя это было объяснено и городской избирательной комиссией, почему именно эта дата была названа в качестве выборов, и председатель Центральной избирательной комиссии Александр Вешняков также прокомментировал уже, и сказал, что другого быть не может, почему же все-таки опять возникает такая коллизия?

Александр Щелканов: Суть-то вот в чем: отмена этой даты выборов, которая уже озвучена, и перенос ее - бесспорно вредны для города. И спекуляции, которые сейчас начинаются, поиски, может быть, закорючки в законе, а закорючка там очень простая. Там присутствуют два слова -"воскресенье" и "выходной день". То есть, если бы было "воскресенье" и перенос на воскресенье - это было бы 8-е, а выходной день - 14-15-е, действительно ближайший. Вот какая маленькая недоработка может привести к какому скандалу. Итак, мое мнение по этому поводу: я убежден, что выборы надо проводить 8-го, опять третий раз за сегодня говорю, это наши с вами деньги, а от переноса даты на неделю, месяц, еще полгода, ситуация в городе лучше не станет, и принципиально состав будущего собрания не улучшится. Единственное, о чем опять мечтает губернатор - чтобы он в тех или иных, более и менее кайфовых условиях, провел пресловутое 300-летие.

Татьяна Валович: Но все-таки, кто-то в этом переносе выборов заинтересован - администрация города?

Александр Щелканов: До тех пор, пока идет возня, в этом кто-то заинтересован. Мое мнение - что да, администрация, но может, это чисто из-за моей вредности по отношению к администрации.

XS
SM
MD
LG