Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ольга Старовойтова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Сегодня в Петербурге пройдут памятные мероприятия, посвященные Галине Старовойтовой, убитой 4 года назад. В нашей программе примет участие президент общественного Фонда имени Галины Старовойтовой Ольга Старовойтова. Ольга Васильевна, мы слышали репортаж нашего корреспондента Дмитрия Казнина о ходе расследования убийства Галины Васильевны Старовойтовой, (смотри материал Расследование убийства Галины Старовойтовой - появились новые данные) - как вы считаете, действительно ли сейчас следствие вышло на какой-то новый рубеж, как заявляют многие, или это очередная попытка представить таким образом дело?

Ольга Старовойтова: Я бы немножко не согласилась с предыдущим комментарием именно в смысле тона. Дело в том, что это не очередное сообщение, пожалуй, правоохранительных органов, а первое официальное сообщение, исходящее от ФСБ, а ФСБ ведет расследование с самого начала, поскольку статья 277 – "терроризм". И вот руководители следственной группы впервые за 4 года вышли с таким заявлением. До этого, если многие помнят, когда в сентябре генерал МВД Никифоров назвал две фамилии, которые находятся в розыске, сотрудники следственной группы писали даже служебный рапорт на него. То есть, это не его функция была - разглашать какие-то данные. Но это неглавное - что они впервые вышли. Главное в моей аргументации то, что впервые за 4 года мне наконец показали часть документов. Я добиваюсь этого все это время, и подавала даже в суд на ФСБ, в настоящее время лежит моя жалоба в Конституционном суде, о том, что я лишена права на информацию, тем более, официально имея статус потерпевшей. И так почему я все-таки думаю, что это какая-то подвижка – доказано, что это организованная группа. У них часть из этих людей была судима несколько лет назад, тоже вместе. Это давно существующая, именно организованная преступная группа. Эти люди уже не задержаны, а арестованы, я уточняю, им предъявлено обвинение. По понятным причинам они все подали кассационные жалобы о том, чтобы изменить меру пресечения и прочее, и сейчас идет рутинная работа по усилению доказательной базы, следователи, разумеется, не собираются менять им меру пресечения. Что касается названой здесь фамилии Колчина – меня лично, пожалуй, удивило, может, у меня своеобразное представление. Но мне казалось, что ГРУ - такая серьезная организация, нечто даже такое в суворовском смысле, "Аквариум" и прочее. И вот гражданин Колчин принят на работу в ГРУ после двух или трех судимостей - думаю, что же происходит? Не знаю, может, я наивная, но для меня это было почти сенсацией, кроме того, часть арестованных дает показания, стало известно, и мне показали часть документов. Это непросто, я добивалась все-таки частичного ознакомления, известно, что участники этой группы осуществляли разные функции, взаимосвязанные между собой. Несколько месяцев шла слежка, например, причем разными способами. И телефонное прослушивание, и физическая слежка, кто-то рядом снимал жилье, и так далее. То есть, меня убедили, что это действительно след, реальный след. Но какая-то газета написала, что "родственники удовлетворены ходом следствия" – разумеется, нет. Очень хорошо, если исполнители задержаны, если это реально так. Но в любом преступлении интереснее заказчик.

Татьяна Валович: В этом отношении, как вы считаете, действительно ли надо искать следы в Смольном, как было сказано в репортаже, в Государственной Думе, у вас есть какие-то, может, личные соображения, которые сложились под впечатлением разговоров, которые у вас были когда-то с Галиной Васильевной?

Ольга Старовойтова: Я чту презумпцию невиновности и не могу прямо обвинять ни руководство Смольного, ни руководство Государственной Думы. Рассматриваются и другие версии, а частично я в курсе, что мне рассказывали следователи, кое-что я обещала не говорить и пока подержу это слово. Но рассматривается несколько версий. В том числе речь шла о том, вы помните, в те годы было много разговоров о возможном объединении субъектов, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, в один субъект Федерации. Галина Васильевна играла большую роль в этих переговорах, и, возможно, кто-то решил, что пора ее устранить, чтобы не случилось этого. Кто именно, разумеется, я не знаю, мало ли чего я могу придумывать и гадать, однако, это серьезно. И если Галина Васильевна где-то сказала, что она будет баллотироваться на пост губернатора Ленинградской области, хотя она не регистрировалось на этот пост, это ведь еще называется, на воре шапка горит, может, кто-то испугался и решил, а ну-ка мы ее уберем, а вдруг. Помните что тогда ситуация была достаточно неопределенная. Густова взяли в вице-премьера, Сердюков стал исполняющим обязанности, и в итоге на выборах, которые были, кстати, перенесены, не знаю почему, но это интересно подумать и проанализировать, они были перенесены на несколько месяцев и в итоге в результате выборов лидер взял 30 процентов, второе место - 24 с чем-то процента, и третье место - около 18 процентов. То есть, ситуация была на редкость неопределенная, и вмешательство такой крупной фигуры, как Галина Васильевна могло спутать кому-то карты. Карты дорогого стоят. Но это одна из версий.

Мы обсуждали разные версии со следователем. Во всяком случае, что я хочу подчеркнуть, давно уже не обсуждаются всякие бредовые версии типа кошелок с деньгами, и как некоторые нечистоплотные журналисты позволяют себе писать о какой-то коммерческой деятельности сына, который коммерцией и то, к сожалению, не занимается, мы бы хотели, чтобы он был бизнесменом, но пока не получилось, и вот эти бредовые версии, когда я спросила у следователя - он говорит: "Да что вы, это давно не обсуждается, это выкапывают где-то из старого хлама". И еще о журналистах чуть-чуть. Недавно, сейчас ведь море публикаций. Недавно меня просто одна сразила. Я сначала испытала гнев, а потом восторг. Там было написано, что Галина Старовойтова была агентом британской разведки и одновременно турецкой, ведь недаром же она ездила в Болгарию, ну не иначе, как с турками встречаться. Я думаю, что жалко, что не написали, что она рыла тоннель до Бомбея. И вот это, конечно, желательно относиться к этому с юмором. Но ведь это страшненький такой юмор. У меня было физическое ощущение, что какой-то фильм ужасов, где про динозавров, что-то я там смотрела в молодости, и вот, пахнуло из пасти этого чудовища таким старым, сталинским духом, гнилым. Агент британской разведки. Как это вообще сейчас звучит. Для меня – дико, нелепо, но ведь кто-то поверит.

Татьяна Валович: Как вы считаете, Ольга Васильевна такие статьи - они заказные, или это просто измышления человека, который хочет каким-то образом прославиться, используя имя?

Ольга Старовойтова: Я не могу, конечно, этого утверждать. Для этого нужно провести специальное расследование. Но мне представляется, что эти статьи заказные. Во вчерашних "Московских новостях", газета вообще разная, но мне очень понравилась статья Михаила Гохмана. Он пишет важную вещь – как начиналась явно заказная статья Елены Егеревой, о том, что Галина Васильева насделала неблаговидный поступок. Девушка была, между тем, студенткой-журналисткой. Ее два или три раза посылали Лондон. Был суд, Галина Васильевна выиграла, суд по клевете, и если посмотреть серию публикаций нехороших, кто их заказывал, то я думаю, это один из путей расследования, потому что заказчик этих статей может совпадать с заказчиком этого чудовищного преступления. Это очень важный путь. К сожалению, я не в курсе, рассматривали ли такой путь расследования наши сыщики. Я все время им это говорю, и буду говорить дальше, настойчиво.

Татьяна Валович: Как сейчас складываются ваши взаимоотношения с людьми, которые ведут следствие? Потому что год назад вот вы уже упомянули, что подали на ФСБ в районный суд, и ваша жалоба лежит в Конституционном суде. Какие-то подвижки по рассмотрению этих ваших документов есть?

Ольга Старовойтова: Некоторые подвижки есть, хотелось бы быстрее, но все-таки капля камень точит. Да, я писала ходатайство о том, что считаю незаконным лишение меня права ознакомиться с делом, поскольку я официально имею статус потерпевшей, получала на эти ходатайства, соответственно, постановления следователя об отказе, и на этот отказ я подавала жалобу, сначала в Дзержинский районный суд по месту жительства ФСБ, потом после отрицательного решения - в городской суд, и после этого я имела право обратиться в Конституционный суд. Из Конституционного суда мне пришло сначала короткое письмо, что документы получены, потом в июле я получила более пространное письмо, что вопрос о возможности судопроизводства рассмотрен на президиуме Конституционного суда и принято решение осенью рассмотреть его на пленарном заседании, и, в общем, юристы говорят, что это уже хороший знак, потому что чаще всего отсеивают на первой стадии.

Татьяна Валович: Ольга Васильевна, я прочитала одно из последних интервью Галины Васильевной, в котором она сказала такую фразу, отвечая на вопрос корреспондента, чего не хватает нынешним властям, понятно, что она говорила по отношению к тем властям, она сказала, "властям не хватает мозгов и совести". Как вы считаете, насколько изменилась за 4 года Россия? Стала ли совестливее власть, или наоборот происходят какие то процессы, которые описывают совсем по-другому Россию?

Ольга Старовойтова: Я думаю, что то, что сказала Галина, относится к любой власти, в любой стране, но в разной степени, совестливее за 4года, разумеется, не стала власть, по-моему, это бесспорно. Хотя, я не люблю слова "бесспорно" - это мое мнение. Это называется прагматизм, а что такое прагматизм - практическая польза, цинизм, можно по-разному оценивать разные стороны этого понятия. Но прагматичнее как бы в том смысле, что для пользы страны, что имеется в виду под пользой страны, это, наверное, вечная загадка, я не знаю, стало ли больше пользы для страны в том, что мы опять начинаем пугать мир какой-то своей мощью, боюсь, что ложной мощью.

Татьяна Валович: А вот по отношению к гражданам России очень хорошую фразу сказала женщина на улице Петербурга, что для того, чтобы поставить бюст президента на стол, хорошо бы иметь сначала квартиру. Вот, обсуждая 300-летний юбилей Петербурга, в этой связи как вы видите развитие ситуации, действия тех же властей по отношению к населению?

Ольга Старовойтова: Здесь я уж не знаю, прагматично это или нет, когда готовятся к юбилею, то, разумеется, потемкинские деревни, разумеется, показуха, опять же это есть, наверное, во многих странах, во многих городах, но мы-то это видим, поэтому мне кажется, это больше и острее, тем более, что 300-летний юбилей так часто попадается. Я живу в центре и вижу дома, которые по 6-7 лет стоят в ремонте. Рядом со мной в прошлом году на улице Марата рухнул. В этом году недавно на моем Поварском переулке дом рухнул, это исторический центр города, и там дома застройки прекрасной, но они не поддерживаются в порядке. Поэтому, когда приедут гости на юбилей, они, конечно, найдут что показать. Но это будут потемкинские деревни все-таки. Мне кажется, что эта женщина, мне показался очень забавным ее комментарий, но, по сути, она права. Вот сначала квартирку, условно говоря, то есть, сначала сделайте что-нибудь практическое для людей, тогда, может, и бюстик поставим, хотя лично я не идолопоклонник. У меня где-то фотография Сахарова висела, и то я ее убрала - на стенке держать - мне кажется, у меня другое чувство вкуса, не знаю, лучше или хуже, но другое.

Татьяна Валович: Уважать в душе, если уважать.

Ольга Старовойтова: Да. И как-то меня недавно спросил один из корреспондентов, любите ли вы Путина, или любите ли вы Чубайса - как-то вот подход интересный, я люблю другого мужчину, а уважать или не уважать, критиковать, условно, поддерживать политиков, это нормально, а любить - как-то у меня по другому, и думаю, что у многих.

Татьяна Валович: Ольга Васильевна, скажите пожалуйста, вот на чем сейчас основывается деятельность фонда, который вы возглавляете, каковы основные задачи?

Ольга Старовойтова: Фонд был создан сразу практически после трагедии, оформили документы мы, зарегистрировали - весной. В апреле было получено свидетельство о регистрации этого Санкт-Петербургского общественного фонда. Он находится в бывшей приемной депутатской Галины Васильевной, мы настаивали именно на этом. Это мемориальное место. Там остались подлинные предметы. Не Бог весть какую представляющие материальную ценность, но историческую ценность - и тот же ее стол, тот же неработающий факс, и это было очень важным. Мы этого добились и учредили такой фонд. У него две основные задачи, первая - сохранение прошлого, и вторая - направленность в будущее. По прошлому мы издаем книги, альбомы, сделали три фильма, в помещении фонда расположена музейная экспозиция, люди могут прийти и посмотреть, телефон фонда 314-37-28. естественно, идет попытка разобрать рукописи, это очень трудно, у Галины Васильевны не было упорядоченных рукописей. Это обрывки. Часть документов находятся до сих пор в ФСБ. Кое-какие записные книжки, бумаги мы приводим в порядок, находим, просим людей и, обращаясь через эфир, тоже скажу, у кого есть видео, фотоматериалы, любые, мы будем признательны, если предоставят нам их или их копию в наш музей. И вторая задача - крупный проект фонда, называется, "Галатея". Это поддержка молодых талантов. Это ежегодный конкурс студентов, аспирантов и соискателей Петербурга. Тематика конкурса связана с деятельностью. Галины Васильевны, и как политика, и как ученого.

Татьяна Валович: Ольга Васильевна, я знаю, что была учреждена премия для журналистов этим фондом - ее судьба?

Ольга Старовойтова: К сожалению, пока та премия оказалась разовой, но мы постараемся ее возобновить, зато конкурс "Галатея", поддержка молодых талантов – ежегодный, и я уверена, что он будет только развиваться. Конкурс прошел уже трижды, и сейчас, в эти дни, как обычно, мы объявляем тему нового конкурса, уже четвертого конкурса поддержки молодых талантов. Еще раз скажу, что в нем могут участвовать студенты, аспиранты, соискатели, ограничений только два: они должны быть петербуржцы, либо иногородние, но учащиеся в Петербурге, и они должны быть не старше 30 лет. Идея была задумана самой Галиной, и она вместе с Дмитрием Сергеевичем Лихачевым придумала и название – "Галатея", потому что все мы знаем, как живут студенты и аспиранты, то есть, живут они по-разному, кое-кто, слава Богу, и неплохо, но государственные пособия - это, конечно, нечто. И конкурс был задуман ей, когда случилась трагедия, я говорила с Дмитрием Сергеевичем, он мне рассказал подробно, и я постаралась воспроизвести. Конечно, людей не заменишь, но я постаралась по возможности воспроизвести эту идею. Вот мы ее осуществляем.

Темы конкурсов каждый год меняются. Они связаны с деятельностью Галины как политика и как ученого, это и национальные вопросы, и правозащитные, разумеется, в этом году конкурс прошел по теме, коротко говоря, терроризма, там шире, ксенофобии, о том, о чем. И тема четвертого года, которую мы объявляем в эти дни - свобода слова в изменившихся общественных условиях, в электронную эру. Немножко длинновато и два одинаковых падежа, мы подкорректируем, но по смыслу не изменится. Имеется в виду, с одной стороны, такой колоссальный технический прорыв, Интернет и другие средства, с другой стороны, все-таки Интернет - я сама лазаю в этих лабиринтах и натыкаюсь иногда на кучи мусора, например. С третьей стороны, может, я слишком чувствительная дамочка, но я ощущаю угрозу цензуры. То есть, разные, разные темы. Работы могут содержать и классическое, социологическое исследование, это могут быть эссе, могут быть разные тексты. Тексты рассматриваются жюри, все подробности можно узнать в фонде. Любой может прийти и посмотреть мемориальную экспозицию памяти Галины Старовойтовой, получить подробную информацию о конкурсе и сборники предыдущих конкурсов. По итогам каждого конкурса издается сборник лучших работ участников.

Татьяна Валович: Но участвовать могут только те, кто живет или учится в Петербурге.

Ольга Старовойтова: К сожалению, да. Мы хотели бы расширить это до Северо-Запада, до России, до СНГ, а может и дальше, но дело в том, что я не умею добывать средства, только и всего. Если кто-то поможет – подумаем, обсудим, расширим.

Татьяна Валович: Ольга Васильевна, и последний вопрос, скажите пожалуйста, я знаю, что Галина Васильевна посмертно награждена и сегодня произойдет вручение?

Ольга Старовойтова: Да, сегодня вечером в Эрмитажном театре, к сожалению, это мероприятие не для очень широкого круга, но я хочу чтобы люди знали, 11 ноября было официальное сообщение, что 9 ноября президент непризнанной, но фактически существующей Нагорно-Карабахской Республики Аркадий Гукасян подписал указ о присвоении Галины Васильевны посмертно специальной медали Мхитар Гош. Это очень почетная медаль. В тот же день будут еще вручены посмертно медали признательности Анатолию Собчаку посмертно и, к счастью, живущей и здравствующей журналистке Тани Лихановой. Эта медаль "Признательность" называется. Это более простое название. Мхитар Гош - это какой то деятель армянской истории, очень почитаемый там, к сожалению, я плохо про него знаю.

XS
SM
MD
LG