Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрий Шутый


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В последнее время, особенно в связи с юбилеем Санкт-Петербурга, тема проблемы сохранения памятников культурного наследия в современной городской среде стала достаточно актуальной. Вот и на этой неделе в Петербурге проходит научно-практическая конференция, посвященная этим вопросам. Как же действительно относятся в Петербурге к сохранению и восстановлению исторических архитектурных памятников. Прислушиваются ли к мнению общественности? Об этом мы поговорим с нашим гостем, членом Всероссийского общества охраны памятников Юрием Шутым. Юрий Васильевич, как давно вы занимаетесь и радеете за восстановление за сохранение памятников?

Юрий Шутый: Членом общества я являюсь с 1981-го года, а вот проблемой восстановления первого храма Петербурга я занимаюсь с 1991-го года.

Татьяна Валович: Давайте немножко расскажем об этом интересном проекте, который родился, по-моему, в 1991-м году, и в 2000-м был одобрен комитетом по культурному наследию Петербурга. Что это за проект, почему было решено восстанавливать первый храм, и насколько важно, по вашему мнению, его восстановить? Сейчас в городе, в общем, строится достаточно много церквей. На Средней рогатке в Московском районе целый комплекс возводится, новый церковный, три церкви.

Юрий Шутый: История эта началась с того, что в музее истории города, музее истории Ленинграда, на тогда Красной улице, проходил конкурс проекта памятника жертвам политических репрессий на площади Революции, перед Домом политкаторжан. И на этом интересном конкурсе, где было очень много разных проектов, я неожиданно увидел предложение восстановить первый храм Петербурга на первой площади, которая раньше называлась Троицкой площадью. Мне это предложение очень понравилось, я почитал его справедливым, вот вскоре я узнал фамилию архитектора, автора этого проекта, это был Дмитрий Александрович Бутырин, архитектор, реставратор с большим стажем, ему пришла в голову такая счастливая идея. Он с небольшим коллективом занимался, задавшись вот такой целью - найти и восстановить графически архитектурный облик первого храма города, он нашел много иконографических материалов и литературных в архивах, и на основании этих косвенных данных сумел восстановить облик первого храма города. Он изготовил макет, и эта его работа была впервые представлена на выставке в музее истории города.

Татьяна Валович: Давайте еще расскажем немножко об истории города. Этот храм ведь был построен Доминико Трезини - когда он был заложен?

Юрий Шутый: Место для этого храма было обозначено самим Петром Первым, 14 мая по старому стилю 1703-го года, а торжественная закладка храма произошла 16 мая в престольный праздник Троицы. Поскольку в праздник работать было нельзя, то ограничились только закладкой нижних венцов, первых венцов, в этот же день, кстати, был также заложен и домик Петра, и сама крепость на Заячьем острове, а потом храм был построен, примерно за месяц, и представлял из себя обыкновенную клетскую постройку с небольшим шпилем на кровле. Впоследствии эта клетская церковь расширялась приделами, пристройками, была пристроена колокольня и, в последнюю очередь, была к колокольне пристроена достаточно большая трапезная. В таком виде, в плане в виде креста, храм существовал до 1750-го года, когда он по недосмотру сторожей сгорел дотла, и на его месте была построена тоже деревянная церковь, но совершенно другого вида, освященная в 1756-м году, и именно это вторая, условно говоря, елизаветинская церковь простояла вплоть до 1934-го года, когда, по настоянию сотрудников музея Октябрьской революции, была разобрана.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, а вот восстановить в каком виде было решено, по проекту архитектора Бутырина?

Юрий Шутый: Это было задача архитектора. Он подробно исследовал всю историю существования и развития Троицкого храма, остановился на периоде 1710-1712-го годов, то есть, когда еще не была к нему пристроена трапезная, потому что сейчас вместе с такой большой трапезной храм фактически не помещается на предназначенном для него сейчас месте, потому что сейчас Троицкая площадь совершенно изменила и свои очертания, и свой вид приобрела регулярную планировку, после войны на ней был разбит, как известно, сквер, который сейчас под государственной охраной, как памятник садово-паркового искусства, восточная сторона площади была застроена представительными знаниями, вместе с Домом политкаторжан, так называемый Дом с колоннами, где жил Григорий Алексеевич Романов, и в северо-восточном углу сквера на площади архитектор предлагает восстановить первый храм, поскольку это единственное приемлемое сейчас место, на котором храм можно построить, не нарушая общего архитектурного вида площади, и в то же время обогатив ее такой исключительно интересной постройкой. Надо сказать, что Троицко-Петровский собор, такое его было историческое название, он для нас, для всех вообще горожан представляет большую ценность именно потому, что в нем осенью 1721-го года проходил торжественный молебен по случаю заключения Ништадского мира, по случаю окончания Северной войны. И по этому торжественному случаю Сенат в храме в полном составе преподнес Петру титул Отца отечества, Великого и Императора Всероссийского. Именно в Троицком храме Московское государство было провозглашено российской империей.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, нашел ли этот проект восстановления первого храма Петербурга поддержку среди общественности и различных чиновников?

Юрий Шутый: Если говорить о городской общественности, то я напомню, что в 1991-м году я собрал 10 тысяч подписей горожан за восстановление храма. Это все-таки исторический документ. Он показывает, что в обществе существует понимание и поддержка этой идеи. А что касается наших церковных и городских властей - это отдельная история.

Татьяна Валович: Почему же появился совсем недавно проект, я прочитала в одной из петербургских газет, что на Троицкой площади будет возведена часовня в память о первом храме Петербурга? Это совершенно другой проект?

Юрий Шутый: Да. И он направлен против восстановления первого храма города, и это вообще история, я считаю, некрасивая и скандальная, которая просто позорит наш город, чиновников, и церковных, и светских. Просто позорит наш город, что он не может за столько лет в результате интриг нечестных, непорядочных людей, которые не уважают мнение жителей города, восстановить, и, в отличие от Москвы, которая смогла восстановить Храм Христа Спасителя, а Петербург не может восстановить небольшую деревянную церковь, не рядовую, а самый первый храм города, который имеет колоссальное историческое, общекультурное, культовое и престижное значение - не может восстановить. Это просто позорная история для нашего города.

Татьяна Валович: А что явилось камнем преткновения, финансирование или противодействие каких-то структур?

Юрий Шутый: Недовольство со стороны наших церковных властей заключалось в том, что они были очень раздосадованы и недовольны отклонением в 1998-м году предложения Балтийской строительной компании построить в центре Троицкой площади новый большой собор в кирпиче. Это предложение обсуждалось в апреле 1998-го года и, в результате выступления архитекторов, с разными оценками и точками зрения - было отклонено. Это очень не понравилось и митрополиту нашему Владимиру, и вообще всем церковным деятелям, которые очень надеялись на то, что Балтийская компания на свои средства построит большой собор в центре, им это очень нравилась, эта идея была благословлена митрополитом. И это обстоятельство определило отрицательное или негативное отношение митрополита Владимира к оставшемуся проекту восстановления первого храма Петербурга, потому что, я напомню, что это небольшая деревянная церковь, она, естественно, меньше собора, вмещает меньше прихожан. У митрополита здесь просматривается чисто прагматический подход. Церковники заинтересованы в том, чтобы больше прихожан приходило, это понятно. Но именно историко-культурную сторону проблемы почему-то митрополит решил проигнорировать. А подписи он видел, я надеюсь, что он не забыл этого, и то, что он вот так благословил эту часовню.... Здесь, правда, такая история, что была создана инициативная группа Троицко-Петровского собора, и был, к сожалению, выбран председателем приходского совета человек, не состоявший в этой инициативной группе, которого привел какой-то член группы, и его выбрали, прослушав его красивую речь, но а он оказался, значит, грубо говоря, предателем, потому что он все документы, которые он должен был подготовить и сдать в управление юстиции города, оставил и скрыл у себя, и держал в течение 5 месяцев, вместо того, чтобы их как можно быстрее сдать. И именно это странное, непонятное обстоятельство дало митрополиту формальный повод похоронить проект восстановления первого храма и обратиться к Балтийской строительной компании с предложением построить памятную часовню. Митрополит и Балтийская компания направили в декабре 2000-го года совместное письмо губернатора города, на основе которого губернатор издал распоряжение. Главный архитектор организовал с августа по сентябрь конкурс проектов часовни, и победивший проект, который определял лично губернатор Яковлев, он и был принят к осуществлению, и 8 мая 2002-го года произошла закладка этой часовни у Троицкого моста на площади.

Татьяна Валович: Юрий Васильевич, прозвучала информация, что на проходящей в Петербурге конференции "Памятники культурного наследия и городская среда" возникла тема о том, чтобы убрать памятник Петру Первому, который выполнил и подарил городу Шемякин. Как относятся чиновники к тому, что памятники исчезают с лица земли, на их месте появляются другие, как бы вы вообще охарактеризовали такое отношение к историческому наследию?

Юрий Шутый: Если говорить конкретно о памятнике Петру Первому в Петропавловской крепости работы скульптора Шемякина - я категорически против его убирания оттуда, потому что памятник, я считаю, уже как бы прижился на том месте, вписался, а что касается его художественного образа, то сам Шемякин, я помню, объяснял свое произведение, он снял парик с головы императора, а лицо повторил по маске так, что это совершено точное портретное изображение Петра, что само по себе уже ценно. Остальное - творческая манера Шемякина. Она, я считаю, не должна отторгаться. Надо, в конце концов, понять этого художника, принять его творческую манеру, и надо знать, что Шемякин очень, грубо говоря, котируется в художественном мире, все его произведения считаются весьма ценными, и мы должны гордиться тем, что у нас такие работы Шемякина. А говорили - политическая подоплека вмешивается в это дело – это, я считаю, недопустимо, это художественная жизнь памятника. Памятник поставлен, и он должен оставаться на своем месте.

Татьяна Валович: А вот в отношении проекта восстановления первого храма Петербурга, раз часовня начала строиться - можно считать, что этот проект похоронен, или вы будете продолжать бороться?

Юрий Шутый: Насколько я знаю, отношение митрополита Владимира сейчас формально именно, как вы сказали, что раз памятная часовня строится, то, как бы, храм и не нужен. Это очень нечестная непорядочная позиция. Во-первых, часовня по своему архитектурному облику нисколько не напоминает первый храм города, ни по архитектуре, ни по материалу, а сейчас она вчерне построена, и предстоит ее облицовка гранитом, а первый храм был деревянным. Положительным в проекте часовни является то, что она является собранием многих знакомых архитектурных черт известных памятников Петербурга. Любой может в этом убедиться - что в ней что-то есть знакомое, потом что-то взято от Ростральных колонн, что-то от Исаакиевского собора, это очень скомпоновано интересно, но, повторяю, к первому храму города это не имеет абсолютно никакого отношения. Я бы это охарактеризовал как памятник желанию и тщеславию главы Балтийской строительной компании, недостаточным историческим знаниям и невысокому уровню культуры наших городских властей.

XS
SM
MD
LG