Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Матвеев


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: 15 октября по всей России вновь пройдет акция протеста работников бюджетной сферы. В Псковской области, например, ее назвали "тревожный звонок президенту". Там во всех школах одновременно прозвенит школьный звонок, после чего учителя планируют направить Владимиру Путину телеграмму с требованием не допустить дальнейшего обнищания работников образования. Акцию протеста проведут и профсоюзы Петербурга и Ленинградской области. С какими требованиями выйдут учителя и врачи? Об этом мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, заместителем председателя территориальной организации Петербурга и Ленинградской области профсоюза работников народного образования и науки Александром Матвеевым. Александр Алексеевич, вот ваш коллега, председатель петербургского комитета профсоюза научных работников Сергей Окулов сказал, что предстоящая акция будет бесполезной, так как правительство, и Госдума тактически переиграли профсоюзы, перенесено было второе чтение бюджета на 2004-й год, именно на тот день, когда профсоюзы запланировали эту акцию. И, следовательно, никаких уже поправок внести в бюджет будет невозможно. Вы согласны с тем, что эта акция бесполезна?



Александр Матвеев: Я и согласен и не согласен с моим уважаемым коллегой. Сергей Александрович прав в том смысле, что лучше было бы выступать до рассмотрения проекта бюджета в Госдуме во втором чтении, но сам факт перенесения – здесь, наверное, есть, в кавычках, и наша вина, говорит о том, что Госдума, руководство Госдумы и правительство, все-таки считаются с мнением профсоюзов. Поэтому акцию я не считаю бесполезной. Сама подготовка к ней уже определенным образом, наверное, может повлиять на ситуацию.

Татьяна Валович: Но ведь не информировать широко об акции нельзя, потому что по закону вы должны были представить материалы о том, что будут проводиться в таких-то городах такие-то митинги, то есть скрыть от правительства России, что мы готовим такой выстрел?

Александр Матвеев: Но ведь всероссийская акция, которая проводится действительно в большинстве субъектов Российской Федерации, не сводится только к коллективным действиям, хотя, конечно, наиболее заметны и митинги, пикеты, и так далее. В рамках акции мы проводим совершенно разные формы действия, используем разные формы общения, разные формы работы, начиная от массового направления писем и телеграмм в адрес депутатов Государственной Думы и кончая другого рода действиями.

Татьяна Валович: А в Петербурге 15 октября что будет происходить?

Александр Матвеев: 15 октября мы предполагаем провести небольшой, по сравнению с тем, что мы делали 27 февраля, митинг у представительства президента в Северо-западном федеральном округе, место мы выбрали в связи с тем, что адресуемся к органам федеральной власти, то есть, к тем. кто сегодня и завтра будет принимать бюджет. Депутаты Государственной Думы, Совет Федерации и президент. В этом смысле мы адресуемся именно к федеральной власти.

Татьяна Валович: А будете ли в связи с тем, что, скажем, те действия, которые вы будете предпринимать 15 октября, они уже несколько более запоздалые, вы будете агитировать за какие-то более жесткие меры, чтобы ваше мнение было учтено, скажем, к забастовкам учителей?

Александр Матвеев: Мы будем использовать, мы это всегда говорим, и мы будем делать это реально, мы будем использовать весь арсенал форм давления на власть, которые нам предоставляет закон, мы законопослушный профсоюз - это первое. Второе: мы ведь не ждем 15-го числа. Мы знали, что будет перенос рассмотрения вопроса о федеральном бюджете. Поэтому мы уже предприняли целый ряд действий. В частности, мы организовали, вот я уже об этом говорил, направление писем и телеграмм от имени образовательных учреждений и научных коллективов в адрес депутатов Госдумы. Вчера мы послали телеграмму от имени организаторов акции здесь в Петербурге, я имею в виду территориальную организацию профсоюзов народного образования и науки здравоохранения, культуры, работников РАН в адрес Госдумы, в адрес ее руководителей, в адрес депутатских групп и фракций, где содержалось основное наше требование - это требование о повышении заработной платы бюджетников и стипендий студентам, об этом тоже не надо забывать, не меньше, чем в полтора раза. То есть мы не ждем 15-е число как таковое.

Татьяна Валович: Вот вы упомянули февральскую акцию, которая достаточно была действительно широкой, прошла по всей России, в результате той акции чего-то добились профсоюзы? В частности, тогда протестовали против того, чтобы перейти от единой сетки оплаты к новой форме с 1 октября как раз 2003-го года. Этот переход по оплате - он совершен в России?

Александр Матвеев: Я напомню, что 27 февраля в рамках предыдущей всероссийской акции мы выходили с четырьмя основными требованиями. Первое: не допустить реформы системы оплаты труда в бюджетной сфере в той форме, в какой ее предлагал господин Починок, министр труда. Второе: мы требовали повысить заработную плату работникам образования и других отраслей бюджетной сферы. Третье: мы требовали повысить студенческую стипендию. И четвертое: мы требовали не допустить развала системы студенческих санаториев-профилакториев как единственной сегодня формы оздоровления студентов. Мы выступали не против реформы системы оплаты труда как таковой, а выступали именно против тех предложений, которые выдвинул господин Починок. Хотя, конечно, мы понимаем, что сегодня единая тарифная сетка уже устарела, и требует безусловной замены. В рамках тех действий нам удалось решить ряд вопросов. В частности, мы общими усилиями сумели не допустить вот пока той реформы, о которой я говорил. Мы смогли все-таки сохранить санатории, профилактории студенческие и добиться определенного повышения студенческой стипендии, хотя недостаточного. Но самый главный вопрос, то есть, уровень оплаты труда в бюджетной сфере, пока не решен. Именно поэтому мы выходим на второй этап всероссийской акции.

Татьяна Валович: Александр Алексеевич, мне бы очень хотелось поподробнее поговорить о том, что с 1 октября в России громогласно было заявлено о том, что бюджетникам повышена заработная плата. К чему привело реально это повышение? Действительно к повышению доходов, или, как мы слышали также в репортаже нашего корреспондента, что стали получать даже меньше денег?

Александр Матвеев: Я хочу сначала сказать спасибо за возможность сказать правду о ситуации через средства массовой информации, в частности, вашу радиостанцию. Потому что, к сожалению, очень часто проходит, ну, я бы другого слова не подобрал, кроме дезинформации, о том, что происходит с оплатой труда, со студенческой стипендией. Не далее как в сентябре месяце мы все слышали несколько дней информацию через все каналы о том, что стипендия повышена до 900 рублей. Потом с 1 сентября несколько дней сообщали, что повышены надбавки для профессоров и преподавателей вузов в три раза. И никто потом не извинился, что произошла, не знаю, путаница или умышленное искажение фактов, но что на самом деле не в три раза повысилась студенческая стипендия, а до 900 рублей выросла надбавка за ученую степень, и никакого повышения с 1 сентября не происходило доплат преподавателям и профессорам вузов, и так далее. То же самое сегодня происходит вот с уровнем оплаты труда. Есть самые настоящие искажения действительности.

Татьяна Валович: Александр Алексеевич, вот сейчас вы услышали, как петербуржцы отвечали на вопрос о том, являются ли они членами профсоюза, как бы вы могли прокомментировать услышанное, было ли для вас что-то неожиданное, полезное?

Александр Матвеев: Конечно, было и полезное, и, к сожалению, хочу сказать, что спектр ответов, которые мы услышали, достаточно типичен для сегодняшней жизни. Во многом это связано с тем, что для многих наших сограждан представление о профсоюзах связано именно с нашим, скажем, советским наследием - некая структура, приводной ремень партии, который призван решать какие-то частные вопросы, обеспечения путевками, пристроить сына в кружок, и так далее. Хотя, на самом деле, профсоюзы сегодня мучительно, тяжело, с большим трудом, но начинают очень серьезным образом перестраивать свою работу, нацеливаясь именно на то, для чего они должны вообще существовать - для того, чтобы обеспечивать нормальную зарплату для своих членов.

Татьяна Валович: Ну и защиту прав граждан.

Александр Матвеев: Я все-таки сделаю упор на слове нормальная зарплата, нормальные условия труда. Потому что права граждан - это более широкое понятие. Да, право на достойную зарплату - это наш хлеб. Право на нормальные безопасные условия труда - это наш хлеб. В более широком смысле этим нужно, наверное, заниматься политическим партиям. И то, что мы сегодня пытаемся решить вопрос именно с заработной платой, это попытка профсоюзов, в общем-то обеспечить людям их право на достойную оплату труда. Безусловно, есть за что упрекать профсоюзы, но я согласен с тем мнением, которое было высказано, что есть разные профсоюзные организации. Я не хочу говорить за всех и за все профсоюзы, тем более не хочу говорить за Федерацию независимых профсоюзов, и так далее. Я говорю за свой профсоюз работников народного образования и науки. Нам есть, что сказать людям, нам есть, что им предъявить. И может именно поэтому членство в профсоюзе среди учителей и работников вузов из всех отраслей самое высокое.

Татьяна Валович: А вы, ваш профсоюз, ощущаете на себе какое-то административное давление, чтобы учителей уговаривали, что не надо бастовать, давайте все решим, вот, подождите еще месяц, зарплату, еще там год, для того, чтобы, мы решим ваш вопрос, только вы работайте.

Александр Матвеев: Было бы странно, если бы всего этого не было. Конечно, все это есть. Другое дело, что умный руководитель понимает, что по большому счету мы решаем общую задачу. Ведь директор школы, заведующий РОНО, он прекрасно понимает, как умный человек, а у нас все-таки люди умные, в основном, руководят, что зарплата, которую платят, она недостаточна. И профсоюзы своими методами, своими формами работы - они решают ту же самую задачу, которую пытается решить своими методами администрация. По многим вопросам мы находимся по разные стороны, что называется, ну, не баррикад, но, во всяком случае, у нас разные точки зрения на какие-то проблемы. Но есть вопросы, где мы выступаем как союзники. Еще раз повторяю: умный администратор пытается не воевать, а пытается найти нормальный рабочий контакт с профсоюзом.

Татьяна Валович: Хорошо, давайте вернемся к главному вопросу, который вы защищаете, это заработная плата. Вот на сегодняшний день, потому что всегда говорят, повышается в разы, на столько-то процентов, вот, скажем, сколько получит молодой специалист, пришедший в школу после института?

Александр Матвеев: Давайте я начну все-таки с моей любимой высшей школы. До 1 октября доцент вуза, а его зарплата считается некоей средней в высшей школе, получал 3150 рублей. Это не оклад, это заработная плата со всеми надбавками. После повышения громогласного он будет получать 3850, то есть, получит надбавку 700 рублей. Примерно столько же, то есть меньше 4 тысяч рублей, получает учитель с 20-летним стажем. А молодой учитель, который только пришел после вуза, будет получать, со всеми надбавками, подчеркиваю, это не оклад, учитываются губернаторские наши надабвки, полторы тысячи рублей. В Петербурге. Вот вам ответ на вопрос, для чего нужны профсоюзы. Мы пытаемся достучаться до всех властей всех уровней, что мы выступаем не только за зарплату для учителя, мы выступаем за сохранение системы образования, потому что мы прекрасно понимаем что через 5 лет проблемы просто не будет. Потому что сегодня абсолютное большинство учителей - люди пенсионного возраста. То же самое в высшей школе. Просто некому будет учить детей и студентов. Проблема сама собой умрет. В этом смысле наши действия абсолютно обоснованны, реальны, они абсолютно просчитаны. Мы считаем, что наши требования вполне могут быть реализованы. Если посмотреть на федеральный бюджет, а мы сегодня требуем корректировки именно федерального бюджета, то общий объем расходов - примерно два с половиной триллиона рублей. Чтобы поднять в полтора раз зарплату учителям, бюджет должен найти примерно 25 миллиардов рублей для дотационных регионов. 25 миллиардов на фоне двух с половиной триллионов. Это примерно одна десятая процента. Для федеральных бюджетников в системе образования для высшей школы нужно найти еще меньше 7 миллиардов рублей. Мы считаем, что это можно сделать в рамках того бюджета, который есть, и наши требования в этом смысле абсолютно обоснованны и реальны.

Татьяна Валович: Александр Алексеевич, вот на сегодняшний день в Петербурге и Ленинградской области есть ли задолженность по зарплате бюджетникам, или прошедшие выборы губернаторов и в том, и в другом субъекте Федерации по политическим моментам вот этого не допустили?

Александр Матвеев: Слава Богу, в Петербурге такой задолженности перед учителями, по крайней мере, нет, есть перед работниками образования, есть взаимопонимание с губернатором области, и эти вопросы, в общем, решаются, по крайней мере, областной бюджет помогает решать их в отношении муниципальных школ и детских садов.

Татьяна Валович: Как вы будете строить свои отношения с новым губернатором?

Александр Матвеев: Мы рассчитываем на конструктивное взаимодействие. Валентина Ивановна Матвиенко человек опытный. Она знает хорошо социальную сферу. Она курировала в федеральном правительстве систему образования, эти проблемы для нее не новы, и очень хочется надеяться, что мы сможем вместе с ней найти те решения в рамках городского бюджета, которые позволят поднять зарплату учителя на достойный уровень.

Татьяна Валович: Александр Алексеевич, скажите пожалуйста, вот завтрашняя акция – какие еще шаги вы намерены предпринять. Я знаю, что Псковская область пытается послать телеграмму президенту, чтобы он обратил внимание. Как всегда царю-батюшке на Руси любили кланяться.

Александр Матвеев: Давайте не будем торопить события. Сегодня мяч на поле Государственной Думы, сегодня поле за депутатами, фракциями, депутатскими группами. Многие партии наши любят рассказывать о своей любви к учителям, к врачам, мы хотим посмотреть, насколько вот их обещания могут воплотиться в реальное голосование, насколько те поправки, которые по нашей информации будут завтра внесены в Государственную Думу, насколько они будут поддержаны фракциями и партиями, особенно проправительственным. А дальше будет слово за Советом Федерации, и окончательную точку в процессе принятия бюджета поставит президент. Когда дойдет дело до него, будем уже говорить, какие действия можно предпринимать на этом этапе.

Татьяна Валович: Не хотите вы предпринять такой шаг –информировать граждан о том, какая фракция, какой депутат голосовал по социальным программам, в связи с тем, что идут выборы в Госдуму, может, люди задумаются, за кого голосовать?

Александр Матвеев: Вы знаете, мы ведем постоянный мониторинг голосования и по фракциям, и по депутатам, и по тем поправкам, тем вопросам, которые для нас важны. Другое дело, что мы не всегда можем довести эту информацию до наших людей. Будем использовать возможности, которые есть у нас. Поэтому еще раз спасибо за возможность донести нашу позицию до слушателей.

XS
SM
MD
LG