Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юлия Николаева и Александр Мелехов

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Много лет советское общество не признавало того, что в стране живут инвалиды. Это была здоровая нация, на удивление всему миру. Сегодня на улице можно встретить инвалидов, их никто уже не забирает в специализированные дома, не запирают, но и не спешат помочь интегрироваться в общество. В Петербурге существует ассоциация общественных объединений родителей детей-инвалидов. Сегодня у нас в студии Юлия Николаева, пресс-секретарь ГААРДИ, и Александр Мелехов, эксперт проекта информационной поддержки людей с ограниченными возможностями. Первый вопрос к вам, Александр, расскажите пожалуйста об этом проекте – что это такое, для кого он создан и почему возникла такая необходимость его создать?



Александр Мелехов: В двух словах рассказать невозможно, поскольку общество наше не знает о проблемах людей с интеллектуальными нарушениями почти ничего. Сужу по себе. Меня привлекла к этому проекту Елена Вяхекеопус, финский координатор этого проекта. Елена уже много лет работает в России, мне кажется, самым важным ее достижением является создание центра дневного пребывания в Колпине. Люди с проблемами, с интеллектуальными проблемами, не знаю, как бы выразиться помягче, это тоже вопрос, как деликатно выражаться, говорить об этой проблеме, когда узнаешь, как они живут, как живут их родственники, их близкие - пробегает мороз по коже. Когда идешь в интернат, вот огромное фабричное здание, где в каких-то вокзальных помещениях лежат бок о бок десятки людей, которым предстоит провести всю жизнь там, среди их стен, которые ничего кроме двора больничного не увидят за свою жизнь, охватывает ужас, в какой стране мы живем, и осуждать родителей, которые их сдают туда, тоже не поворачивается язык. Потому что если оставить такого ребенка дома... Среди них есть не очень тяжелые, есть менее тяжелые, есть более тяжелые. Но есть много таких, которые требуют непрестанного дежурства. Это как минимум одному из родителей приходится отказаться от нормальной жизни от работы. Это значит, они обречены на бедность. Пенсии, сами понимаете, просто смехотворные, или оскорбительные, называйте, как хотите. И им, этим людям возможность хотя бы отправить их на день куда-то, где за ними бы присмотрели, их бы развивали, это уже бы было колоссальным облегчением. Кроме того, уже опыт зарубежных стран показывает, что заранее совершенно нельзя сказать, кто на что способен. Интеллектуальное нарушение интеллектуальному нарушению рознь. Если человека, любого из нас, запереть без информации, без впечатлений, без общения с нормальными людьми, во что мы превратимся - большой вопрос. И вот теперь нам нужны одновременно разгружать эти чудовищные интернаты, создавать центры дневного пребывания вместо огромных интернатов, создавать небольшие общежития. Для того, чтобы все это могло состояться, нужны перемены в умах. Мы должны помнить, что среди множества несчастных, которых, увы, очень много в нашей стране, есть и такая группа людей, которые совершенно забыты общественным мнением. Пенсионеры живут очень плохо у нас...

Ольга Писпанен: Но они имеют возможность напоминать о себе.

Александр Мелехов: Совершенно правильно. Все знают, каждый министр начинает свою речь того, что нам стыдно перед пенсионерами, а перед этими людьми никому не стыдно.

Ольга Писпанен: Их не видно.

Александр Мелехов: Их не видно, совершенно правильно, и мы попытались сделать новый информационный проект, в котором мы бы рассказывали как можно больше об этих людях с ограниченными возможностями интеллектуального типа. Вот наш журнал "Нева", заместителем главного редактора которого я являюсь, заключил договор с руководителями этого проекта, что мы публикуем систематически материалы о людях с интеллектуальными нарушениями. Уже какая-то маленькая польза. Теперь в ГААРДи, сейчас Юля расскажет об этом, издается газета на специальном "ясном" языке.

Ольга Писпанен: Об этом "ясном" языке мы поговорим чуть позже, а хотелось бы сделать акцент вот на чем: если запущен такой проект в городе, возникла необходимость в этом проекте, значит настолько критическая ситуация в средствах массовой информации, в российских средствах массовой информации с освещением этих проблем?



Юлия Николаева: Вы знаете, как раз недавно я подготовила такую аналитическую справку по этому вопросу, хотела разобраться в том, насколько хорошо средства массовой информации освещают проблему. Санкт-Петербургская наша ассоциация, ГААРДИ, выпускает в течение уже последних 4 лет дайджест публикаций прессы по проблеме детей-инвалидов. И дайджест выпускается, первый раз он выпускался, в нем содержалось 133 статьи, как правило это статьи были новостного характера, там-то прошло такое то мероприятие, и время меняется, меняются журналисты, меняется их отношение к проблеме. Мы очень часто работаем с журналистами, с разными средствами массовой информации, с радио, с телевидением, с печатными изданиями, и я могу сказать с уверенностью, что сейчас информация по проблеме изменилась качественно. Безусловно, стали писать больше. Тем более, что 2003-й год объявлен международным годом инвалида, и внимания этой проблеме уделяется все больше и больше, как со стороны власти, так со стороны средств массовой информации, со стороны общественности, и журналисты, естественно, на это реагируют и пишут чаще. Вот приятно сознавать то, что в последнее время стали писать проблемные

Ольга Писпанен: Не просто информационные...

Юлия Николаева: Не информационные, да. Журналисты не хотят показать какой-то "жареный" факт или рассказать, ах как все плохо, но не предложить путей решения. Они, как правило, сейчас ориентированы именно на раскрытие каких-то конкретных социальных проблем, и в своих статьях они пытаются рассказать о тех людях, которые эти проблемы решают - это приятно. Я могу сказать, что вот в прошлом году было напечатано 156 статей в нашем дайджесте, он вышел уже в двух томах

Ольга Писпанен: Это только по городу по Петербургу?

Юлия Николаева: По городу. Мы просматриваем 10 петербургских изданий печатных, это общеинформационные газеты, плюс несколько изданий специализированных, которые пишут, "Русский инвалид", например, газета для инвалидов, газета "Волна", газета "Контакт-Информ", такие инвалидные издания, и в этом году мы уже собрали столько же, сколько и в прошлом, хотя еще октябрь месяц, и самая горячая пора не наступила, потому что в декабре месяце отмечают 4 декабря, день человека с ограниченными возможностями, и пик информационных сообщений приходит на это время обычно, а у нас уже очень много материалов.

Ольга Писпанен: Скажите пожалуйста, вот что стали писать больше - это хорошо, но качество, как стали писать, насколько сильны стереотипы у журналистов, которые затрагивают эту проблему? Мы сами говорили до эфира о том, что очень часто используют медицинские термины там, где их не стоило бы использовать, в ругательном смысле в этих статьях?

Юлия Николаева: Да такие вещи есть, и я хочу сразу, пользуясь случаем, рассказать о последней нашей встрече с журналистами. 14 октября в Доме журналистов у нас состоялась встреча участников нашего проекта, координатора и ребят с ограниченными возможностями, с петербургскими журналистами. К нам в гости пришло очень много народу, это журналисты из газет петербургских, с Радио России, с радио Петербурга и мы беседовали как раз на эту тему, говорили о том, насколько адекватно рассказывают об этой проблеме журналисты, насколько грамотно они используют нужные термины. Приводились какие-то факты, какие то кусочки мы даже текста приводили, где действительно термины очень некорректные, и самое печальное, что журналисты хотят только добр, они говорят, что маленький, несчастный ребенок, ему нужно помочь, но не понимают той важной проблемы, что инвалиды - часть нашего общества, и о них нужно говорить так же как о других людях. Если мы будем относится к ним, как к низшим, то никогда стереотип этот не изменится. Это очень важно.

Ольга Писпанен: Александр, продолжим беседу об этом проекте. Какие цели этого проекта, чего вы хотите добиться? Не только обратить внимание на людей с ограниченными возможностями, но и как-то, видимо, привлечь их к общественной жизни?

Александр Мелехов: Совершенно верно. Надо сказать, что люди с ограниченными интеллектуальными возможностями, довольно многие из них, несмотря на то, что они вырастают в этих ужасных, неразвивающих условиях, все-таки оказываются достаточно развитыми, чтобы работать, выполнять какие-то простые операции на фабрике и зарабатывать денег побольше, чем, может, врачи, или нянечки, которые их обслуживают. Но они, например, за эти деньги не могут снять квартиру. Вот если бы были маленькие общежития, то многие довольно из людей с ограниченными возможностями могли бы их оплачивать. Такого рода общежития могли бы стать даже и рентабельными.

Ольга Писпанен: Такие социальные дома?

Александр Мелехов: Совершенно правильно. Но этого просто нет, их в природе не существует.

Ольга Писпанен: Почему, они существуют на Западе.

Александр Мелехов: Совершенно правильно.

Ольга Писпанен: Там существуют звуковые светофоры, существуют пандусы.

Александр Мелехов: Конечно. Но вот даже во Франции, где я был в связи с этим проектом, вот в доме, где пребывают такие люди, даже люди с самыми глубокими нарушениями приглашаются к общему столу, перед ними ставится красивый прибор. Казалось бы, он уже не понимает, из чего ему есть, какая ему разница. Тем не менее, образ человека не должен быть поруган, никогда. С ним обращаются точно так же, как с любым гражданином, независимо от того, понимает он это, или нет. Это должен в умах, в душах возникнуть такой стандарт, что всякий человек - это человек, и он требует уважения, заботы, и имеет все права, на все, на что он способен, в том числе на развивающую информацию. И мы хотим одновременно в этом проекте говорить о нуждах таких людей, создавать позитивный образ таких людей, будоражить совесть общества, и кроме того обращать к таким людям новую информацию, им доступную. То есть, разрабатывается специальный ясный язык, которым могут пользоваться, который могут понимать люди с ограниченными возможностями, и даже выпускать газеты для них. Даже в этих газетах могли бы, скажем, сотрудничать сами эти люди, те, кто на это способен. И первая попытка такой газеты уже есть, вообще, я хочу это развивать, мечта моя такая, чтобы, может, когда-нибудь при журнале "Нева" мы открыли приложение такого рода. Но это мечты, а какие-то первые попытки такого рода уже сделаны. Юлия вам сейчас расскажет.

Ольга Писпанен: Еще поподробнее, что такое "ясный" язык? Чем он отличается от обычного?

Юлия Николаева: "Ясный" язык - это язык, доступный для людей с интеллектуальными нарушениями.

Ольга Писпанен: То есть, более простые слова, не сложносочиненные предложения?

Юлия Николаева: Да, простые слова, не сложносочиненные предложения, которые не имеют каких то сложных деепричастных, причастных оборотов. Это - речь, которая не изобилует метафорами и образными сравнениями. Как можно меньше пунктуации. Плюс к этому существуют определенные формы именно печатного текста на ясном языке. То есть, человеку с нарушениями очень сложно воспринимать длинную строчку. Обычная строчка в книге состоит из 10-12 слов, он не в состоянии ее воспринять, схватить глазом больше 4-5 слова, то есть, строчки больше, шрифт крупнее все термины объясняются каким-то образом параллельно. Если какой-то термин необходимо использовать, мы объясняем, что это такое. Картинки в текстах, много иллюстраций, которые наглядно показывают, о чем идет речь.

Александр Мелехов: Может, вы прочтете какой-то отрывочек из новой газеты.

Ольга Писпанен: Маленький, да, чтобы понять.

Юлия Николаева: Ну вот, у нас первая газета "Ясный день" вышла в июне месяце, и она была посвящена 300-летию Петербурга, его истории, празднованию, которое прошло в нашем городе. К сожалению, ребята не смогли участвовать в праздниках, потому что очень много народу, и очень редкие родители отважились их вывести в город, поэтому наш волонтер Ефим Александров написал статью о том, как праздновали 300-летие. "Санкт Петербург основал царь Петр. Первой в городе построил Петропавловскую крепость".

Ольга Писпанен: Вот это одна строчка - "Санкт-Петербург основал царь Петр"?

Юлия Николаева: Да. Вот таким образом, коротко и ясно.

Ольга Писпанен: А скажите пожалуйста, вот уже идет у вас работа по выпуску печатных средств информации, а делаете ли вы какие-то специальные телепрограммы, или фильмы какие-то выпускаете специальные?

Юлия Николаева: Да. У нас есть наша маленькая гордость. Дело в том, что в рамках этого же проекта - информационная поддержка людей с ограниченными возможностями - мы будем сами снимать фильм. У нас, как бы по плану мы должны снять несколько видеоматериалов, таких небольших сюжетов, которые можно будет показывать и по телевизору в качестве, может, социальной рекламы или просто сюжетов на эту тему. Но самое главное наше достижение - то, что мы сняли уже игровой фильм с участием людей с интеллектуальными нарушениями. Мы вместе написали сценарий. Это сказка, называется "Сказка про царский указ". Там речь идет о доступности языка, доступности законов, которые пишет тот самый царь, а люди не могут разобраться, все его подданные. Актерами были ребята из нашего проекта и волонтеры, они параллельно снимали фильм о фильме. Это очень интересное дело, оно понравилось всем.

Ольга Писпанен: Юлия, вы пресс-секретарь ассоциации ГААРДИ, расскажите пожалуйста об этой ассоциации?

Юлия Николаева: Наша ассоциация возникла 11 лет назад, в 1992-м году, тогда в ее состав входило всего лишь 13 общественных организаций родителей детей-инвалидов. Это люди, которые собрались, чтобы решать сообща свои проблемы, своих детей, своего бесправия перед законодательной и исполнительной властью Санкт-Петербурга. На сегодняшний момент, на 2003-й год, наша ассоциация объединяет уже 75 общественных объединений. У нас достаточно большая исполнительная структура. Мы исполняем ряд пунктов целевой медико-социальной программы "Дети-инвалиды". И благодаря этой программе, благодаря услугам, которые мы делаем для населения города, мы обслуживаем 16,5 тысяч семей, у которых воспитываются дети с ограниченными возможностями. Наша ассоциация исполняет сегодня семь международных грантовых проектов, мы сотрудничаем в своей деятельности с Финляндией, со Швецией, с Данией, с Германией, и очень много положительного, интересного опыта привносим из за рубежа, из развитых стран, где социальная работа ведется уже давно. Много интересных социальных технологий приходит к нам оттуда.

Ольга Писпанен: Юля, в заключение, изменилось ли отношение в обществе к людям с ограниченными возможностями?

Юлия Николаева: Вы знаете, возможно, это мое субъективное мнение, но мне кажется, что изменилось. Я работаю в ассоциации 4 года, и я вижу, как оно меняется, как меняется отношение людей, журналистов, как меняется отношение специалистов, даже врачей, педагогов к этим людям, и мне кажется, что если мы дальше будем работать в том же русле, у нас все получится.

XS
SM
MD
LG