Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Грачева


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заместитель председателя комитета по здравоохранению, начальник планово-экономического отдела Марина Грачева. Марина Ильинична, прежде, чем мы коснемся такой сложной и больной темы, как финансирование городского здравоохранения, я хочу предложить вам и н нашим слушателям послушать репортаж, который даст предложение о том, какой бюджет для Петербурга составлен на 2004-й год. Именно сегодня депутаты петербургского парламента будут рассматривать его в первом чтении, и от того, в каком же виде он будет принят, в частности, зависит и то, как будет финансироваться городское здравоохранение. Несмотря на то, что бюджетно-финансовый комитет Законодательного собрания рекомендовал принять бюджет в первом чтении, многие депутаты недовольны тем, что бюджет на 2004-й год опять дефицитный, и в нем не учтены важные направления социального финансирования. Тему продолжит Дмитрий Казнин:

Дмитрий Казнин: Председатель Контрольно-счетной палаты Петербурга Дмитрий Буренин назвал почти 4-миллиардный дефицит бюджета надуманным, а также обвинил администрацию в занижении доходов и многочисленных нарушениях при формировании его расходной части. Главный вывод главы КСП: в бюджете заложены те же ошибки, что и все последние годы, и новому губернатору надо менять команду финансистов. Сама Валентина Матвиенко сразу после избрания на пост главы Петербурга обещала увеличить бюджет города в два раза, с 80 до 170 миллиардов рублей. Однако, пока в проекте бюджет так и остался дефицитным. Депутат Законодательного собрания города Михаил Амосов считает, что проект бюджета малоподробный. В нем не учтен целый ряд позиций: доплата малоимущим пенсионерам, недостаточное финансирование ЖКХ и другие вопросы. Коллега Михаила Амосова Наталья Евдокимова считает, что проект бюджета надо принимать в первом чтении:

Наталья Евдокимова: Я не могу сказать, что социальная сфера обижена. а больше всего меня радует то, что в следующем году Санкт-Петербург берет обязательства выплачивать доплаты бюджетникам Петербурга таким образом, чтобы нижний уровень зарплаты был не ниже прожиточного минимума для работающего населения - 3100 рублей. Там есть некие непонятности, связанные с жилищно-коммунальным хозяйствам. Не устраивает нас еще норма по жилищной политике, и мы собираемся ее исправлять. Там есть, что поправлять, но вот это, что поправлять, можно сделать ко второму чтению. Все, что касается социальной сферы.

Дмитрий Казнин: По мнению Натальи Евдокимовой, плюс бюджета 2004-го года - как раз его социальная направленность. К тому же, по словам депутата, губернатор Валентина Матвиенко пообещала добавить к доходной части бюджета полтора миллиарда рублей, и ко второму чтению с помощью этих денег закрыть те дыры, которые есть в главном финансовом документе Петербурга, Валентина Матвиенко начала свой первый финансовый год на посту городского головы с неподкрепленных ничем заявлений о фантастическом увеличении бюджета, который так и остался дефицитным, и с обещаний депутатам находить деньги на недофинансированные направления по ходу дела.

Татьяна Валович: Марина Ильинична, я знаю, что вы принимали участие как раз в депутатских слушаниях, касающихся части финансирования здравоохранения. Вот с этой точки зрения, с точки зрения финансирования здравоохранения на 2004-й год, есть ли у вас какие-то претензии к составленному бюджету?

Марина Грачева: Вы знаете, все что сказали раньше - совершенно чистая правда. Действительно, бюджет стал больше. Если в этом году он был 4 миллиарда, на будущий год предполагается 5 миллиардов, рост налицо. К сожалению, забыли добавить о том, что это только на заработную плату. Миллиард, который добавляется, в основном, заработная плата. Действительно предпринимается ряд шагов в городе, которые позволят увеличить доходную часть, от, скажем так, зарплаты нашим сотрудникам, работникам бюджетной сферы, в частности, здравоохранения, но ведь бюджет здравоохранения -- это не только заработная плата. Это текущее содержание. Это наши программы, это наши льготные медикаменты, это наше все, все то, с чем мы с вами сталкиваемся каждый день, когда посещаем поликлиники, больницы и прочие наши лечебные заведения. Что наиболее такое острое, о чем можно было бы сказать сейчас - программы. Действительно, программы есть. Программы были приняты в виде законов, и сейчас как бы ставится под сомнение, какой закон важнее, закон о бюджете, или программы, принятые в виде законов ранее, которые из года в год финансировались. Деньги, которые предполагалось выделить на эти программы раньше, шли по отдельным, так называемым целевым статьям, и было понятно, такая-то сумма идет на одну программу, на диабет, такая-то сумма идет на программу наркозависимости, другая сумма на экстренную помощь, и так далее. Сейчас формально деньги действительно выделены, они есть, они предполагаются в нашем бюджете, но они, скажем так, из самого текста бюджета не совсем видно, куда и в каком виде они должны быть направлены. Но суммы заявлены, и как бы можно так сказать, если они растащены по экономическим статьям, и будет видно, что на оборудование по программе по той или иной предполагалось выделение энной суммы - эта сумма осталось. Поэтому Комитет по здравоохранению сохраняет за собой право расходовать либо на текущее содержание, либо на реализацию этих программ. Я думаю, что комитет все-таки пойдет по второму пути. Нет такого ,чтобы программ не было.

Татьяна Валович: Понятно. Появилась просто такая информация, что некоторые целевые программы, как, скажем, онкология, профилактика диабета, совершенствование экстренной медицинской помощи в Петербурге, и ряд других, вот средства информации озвучили такую информацию, что с 1 января по 31 декабря 2004-го года приостанавливается действие целевых программ на сумму более 318 миллионов рублей – что это значит? Потому что слушатели сразу стали звонить и спрашивать, а что же это, мы опять останемся без льготных лекарств? Мы не сможем получать какие-то и так мизерные те возможности, которыми пользуются диабетики или онкологические больные?

Марина Грачева: Вы знаете, мы говорим пока только о проекте бюджета. Действительно, в приложении к части закона о бюджете, есть такое приложение, в котором поименованы программы, действие которых как будто бы приостановлено. Но я еще раз говорю, деньги на них выделены, и Комитет по здравоохранению будет стараться идти в русле реализации этих программ, потому что, вот вы сказали, 318 миллионов рублей, и там порядка 11 программ. Но есть еще три программы, которые, в общем, остались в бюджете. Что касается льгот, льготы - это не программы. Это отдельная целевая статья, отдельные деньги, 702 миллиона, они есть, и ничего тут не изменится. То есть, льготы, расходы на льготы и медикаменты, как у нас и происходили, так и будут осуществляться дальше.

Татьяна Валович: А увеличение расходов на льготные лекарства предусмотрено в новом бюджете?

Марина Грачева: Да, но несущественное. Если раньше у нас эта статья расходов включала в себя две целевые статьи: на реализацию федерального закона о социальной защите инвалидов и собственно приобретение медикаментов для льготных категорий граждан, то первая часть сейчас отошла в Комитет по труду и социальной защите. Поэтому деньги там на это тоже будут выделены. Наша же часть, если в этом году была 655 миллионов, на будущий год - 702 миллиона. Поэтому рост как бы имеется, в размере 10 процентов, другое дело, хватает этих денег, или нет.

Татьяна Валович: Да, инфляция же происходит.

Марина Грачева: Да, инфляция происходит, это правда. Если нужно два миллиарда, дали 700 миллионов, то ясно, 30 процентов, как были в этом году, так и будут на следующий год, то есть, это тот объем, который можно потратить именно на эти цели. Но здесь рост налицо, в то время, как по остальным статьям расходов бюджета он несущественный. Проблем в бюджете очень много. Это не только льготы, это не только программы. Есть дорогостоящие виды лечения. Есть вообще содержание наших учреждений. Дорогостоящие виды лечения - это, чтобы вы себе представляли такие виды лечения, как реанимация новорожденного, гемодиализ, кардиохирургия, ожоговое лечение, трансплантация органов. Город Санкт-Петербург, необыкновенный город, и в нем есть очень много современных технологий, но, к сожалению, бюджет не в состоянии их полностью оплатить.

Татьяна Валович: Вот как раз совсем недавно появилось обращение врачей ожогового детского центра первой городской больницы о том, что они не в состоянии, у них минимальные есть средства на то, чтобы поддержать состояние ребенка, но чтобы вылечить его до конца они опять обращаются к спонсорам. Вот вообще, здравоохранения города финансирование складывается ведь, наверное, и из федерального бюджета, что-то вы получаете, как это происходит?

Марина Грачева: Ну, собственно те учреждения, которые финансируются из городского бюджета, из федерального получают очень незначительные средства, только в виде некоторых добавок на медикаменты, но очень незначительные, а, в основном, это наше финансирование, именно города, как субъекта Федерации, и наши деньги, которые должны, в общем, в полной мере обеспечивать эти расходы. Я бы не сказала, что уж совсем денег не хватает, денег хватает на определенный минимум, хотя везде все расходы, покрытие их бюджетной частью, обеспечено на 40 процентов.

Татьяна Валович: Марина Ильинична, в одном из наших репортажей, который был посвящен молодежной политике, говорилось, что отсутствие таковой порождает очень много проблем, вы как считаете, нужны ли молодежные политические организации?

Марина Грачева: Мне трудно отвечать на этот вопрос, и потому, что я выросла в то время, когда был комсомол, была пионерская организация, и я не могу сказать, что эти организации дали мне мало жизни. Они дали мне очень много в жизни. Они помогли мне приобрести новых друзей, провести интересно тот отрезок жизни, который совпадал по возрасту с участием в этих организациях. Поэтому я считаю, что нужны. Другое дело - в каком виде и какую направленность они имеют.

Татьяна Валович: Вот именно идеологическая направленность, как вы считаете, должна быть, или нет?

Марина Грачева: Маленький пример. Недавно я была на праздновании одного юбилея нашего учреждения, и совершенно была удивлена тому, думала, что уже этого ничего нет, оказывается, есть и художественная самодеятельность, и интересуются ребята не только политикой, о которой сейчас очень много говорят, и очень много внимания уделяют, и считают, что молодежь активно должна участвовать, и кроме того - танцы, различные кружки, все это существует. Поэтому я думаю, что слишком политизированные молодежные организации могут придать не тот толчок в дальнейшем представлении о мире.

Татьяна Валович: Да, как раз с молодежной политикой и связана проблема наркомании очень большая, которая сейчас существует. Вчера в Госдуме была озвучена такая цифра: наркотики в России принимает около 4 миллионов детей и подростков. В Петербурге, я знаю, существует программа профилактики наркозависимости, как она финансируется, занимается ли комитет этой проблемой?

Марина Грачева: Занимается. Это одна из тех программ, которые остались, из 14, которые поименованы в нашем бюджете. Инициатором вообще создания этой программы является административный комитет, раньше он так назывался и администрация в лице прежней нашей власти. Программа очень важная, очень существенная. Комитет по здравоохранению принимает участие в этих программах в части помощи нашим учреждениям, которые именно этому и посвящают всю свою основную деятельность.

Татьяна Валович: У нас есть звонок слушателя. Вы в эфире.

Екатерина Изотова: Добрый день. Екатерина Абрамовна Изотова, свободный профсоюз "За справедливость". В течение двух лет я борюсь за то, чтобы вернулись программы обеспечения льготными лекарствами блокадников, до сих пор, особенно после выборов в Закс, эти программы фактически не работают. Если работает одна программа диабета, это еще не значит, что люди не должны не умирать.

Татьяна Валович: Вот вопрос нашей слушательницы по блокадникам, действительно ли не финансируется, и не заложена эта статья?

Марина Грачева: Отдельной статьи по блокадникам, конечно, нет. Это такие же точно наши ветераны, такие же точно люди, которые имеют все права по той категории граждан, которых мы называем льготными. Приобретение медикаментов, я уже сказала, 30 процентов, но это не значит, что только одна программа диабета. Все остальные медикаменты тоже закупаются для всех категорий граждан, в соответствии с действующим законодательством, и все те, кто имеют право на получение этих медикаментов, они, как правило, обращаются в поликлиники, и получают право на получение этих медикаментов. Но я еще раз говорю, 30 процентов от суммы, которая есть, не позволяют, конечно, в полном объеме приобрести необходимое количество.

Татьяна Валович: А какова потребность города вообще в финансировании, чтобы не возникало постоянно, вот на это не хватает, вот на это не хватает. Вы же просчитывали эту сумму?

Марина Грачева: Просчитывала. Эта сумма - 11 миллиардов. Это именно, что касается учреждений здравоохранения, которые подведомственны комитету.

Татьяна Валович: А выделена на следующий год половина?

Марина Грачева: Да, 5 миллиардов.

Татьяна Валович: У нас еще один звонок слушателя, вы в эфире.

Эмилия Васильевна: Здравствуйте, я бывший медик, сейчас на пенсии, мне 67 лет, Эмилия Васильевна, меня давным-давно интересует следующее: в городе много старых людей, инвалидов, инвалидов разной степени. Мне известна одна женщина-блокадница 82 года, там страшное мокнутие ног, не спит, родственники измучены, невозможно госпитализировать, не приходит никто на дом, и с большим трудом, два-три раза, через приемную губернатора, хорошо, там работали прекрасные люди

Татьяна Валович: Понятно, это гериатрическая помощь...

Эмилия Васильевна: И как используются полисы, если ими никто не пользуется, куда уходят средства, положенные каждому?

Татьяна Валович: Значит, гериатрическая помощь и, видимо, имелось в виду обязательное медицинское страхование.

Марина Грачева: Что значит, полис используется. Вы знаете, что в городе 5 миллионов жителей. Программа территориального фонда, и бюджет - два источника финансирования нашей системы, и сказать, что если больной не поступает в больницу, и полис у него есть, его деньги куда-то идут на другие цели - такого тоже нет. Люди есть, большое количество народа поступает в наши больничные учреждения, и пока я ни разу не сталкивалась с тем, чтобы были особые проблемы с госпитализацией.

Татьяна Валович: А вот проблемы в том, что действительно старых людей не берут, говорят, "вы знаете, он все равно умрет", и оставляют дома?

Марина Грачева: Это лучше к медикам.

Татьяна Валович: Но финансирование выделяется?

Марина Грачева: Финансирование в полном объеме - нет такого, что деньги где-то лежат и куда-то они направляются, на другие цели, если они ориентированы на здравоохранение, на медицинскую помощь - они туда и идут.

Татьяна Валович: А каков контроль, почему иногда возникают такие, можно сказать, скандальные ситуации. У всех на слуху ситуация с инсулином. Вот каков контроль со стороны Комитета здравоохранения за тем, как используются те средства, хоть скудные, но отпущенные на здравоохранение?

Марина Грачева: Если вы говорите о медикаментах, то схема прохождения всем известна: медикаменты поступают в город, потом выписываются по рецептам врачей, идут в аптеки, и так далее, как бы доходят до пациента. Вот, естественно, жесткий контроль за расходами этих средств, нас проверяют бесконечное количество раз. Но нарушений нет. Об этом как бы не говорится, естественно, что их не должно быть. У нас здравоохранение, учитывая то, что у нас сумасшедший дефицит, сами понимаете, 11 миллиардов, или 5, есть разница, поэтому прежде, чем направить куда-то средства, проводится жесткий анализ, жесткий контроль за расходованием этих средств. Потом существует казначейская система исполнения бюджета. Поэтому здесь на другие цели, кроме как на здравоохранение, кроме как на помощь нашим жителям, просто они не могут пойти - некуда.

XS
SM
MD
LG