Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Леонид Романков

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге вновь началось выдвижение кандидатов на должность уполномоченного по правам человека. В этом году городским парламентом уже была предпринята попытка выбрать омбудсмана, но ни один из вышедших во второй тур кандидатов не набрал необходимого количества голосов. Почему же в Петербурге, где региональный закон об уполномоченном по правам человека был принят одним из первых в России, до сих пор нет омбудсмана? Об этом мы и поговорим с нашим гостем, одним из разработчиков закона об уполномоченном по правам человека в Петербурге, председателем комиссии по образованию, культуре и науке Законодательного собрания города первого и второго созыва Леонидом Романковым.

Леонид Петрович, прежде, чем мы начнем беседу по поводу того, почему же до сих пор в Петербурге не избран уполномоченный по правам человека, так как сегодня такой день, годовщина захвата заложников на Дубровке, я хотела, что бы вы коротко изложили свой взгляд на ситуацию с правами человека в России вообще?

Леонид Романков: Наверное, это все-таки лучше, чем было до перестройки. Сейчас нет такого политического преследования инакомыслящих, как было раньше. Нет войны против диссидентов, нет таких посадок и высылок за рубеж, тем не менее, не могу сказать, чтобы ситуация была блестящая, потому что, все мы знаем, что осталась дедовщина в армии, остались нарушения прав человека во время милицейских расследований, допросов, и так далее, мы знаем, что есть большие проблемы с детьми. Во всяком случае, я не могу сказать, что все хорошо и нужно об этом не думать, и успокоиться.

Ольга Писпанен: Как раз институт омбудсмана, как его называют на Западе, то есть, уполномоченного по правам человека, призван в России присоединиться как бы к мировому процессу защиты прав человека. В Петербурге, к большому сожалению, уполномоченный так и не избран. Было шесть попыток, сейчас начинается очередное выдвижение кандидатов. Я хочу предложить послушать репортаж, касающийся этой темы, который подготовил наш корреспондент Дмитрий Казнин:

Дмитрий Казнин: В Петербурге началась процедура избрания уполномоченного по правам человека. Этот город был одним из первых в стране, где в 1997-м году был принят закон о выборах омбудсмана. С тех пор депутаты местного парламента пытались сделать это 6 раз, и ни одна попытка не увенчалась успехом. При этом каждый раз среди претендентов был лидер, как правило, известный в городе правозащитник, или человек с либеральными взглядами, который в итоге все равно не набирал нужного количества голосов. За это время в России уже были избраны и работали 24 уполномоченных по правам человека. Почему такой город, как Петербург, до сих пор не может избрать омбудсмана? Евгений Бестужев, ведущий программы "Содействие становлению института уполномоченных по правам человека" гуманитарного центра "Стратегия" занимался этим вопросом во многих регионах России.

Евгений Бестужев: По опыту избрания омбудсманов во многих других субъектах Российской Федерации, могу сказать, что успешно эти выборы проходили только тогда, когда удавалось договариваться.

Дмитрий Казнин: Получается, что должность уполномоченного по правам человека должна стать разменной монетой, для того, чтобы ею заинтересовались власти и провели нужного человека. При этом омбудсман по закону независим от властей, и это одно из основных условий работы на этой должности, вызывающее противодействие как исполнительной, так и законодательной власти. По мнению Натальи Цимбаловой, менеджера программы "Омбудсман и права человека" гуманитарного центра "Стратегия" в Петербурге такой человек просто не устраивал власть.

Наталья Цимбалова: К счастью, или к несчастью, у нас постоянные политические бури происходят, а вот это такой пост был – вот особо он никому не нужен, если бы это было что-то более значимое для властей, конечно, они бы предприняли какие-то усилия более существенные, чтобы провести своего человека. А так получается, что ни тем, ни другим особо не надо.

Дмитрий Казнин: Депутаты Законодательного собрания города, которые и должны выбирать уполномоченного по правам человека, по мнению Натальи Цимбаловой, видят в омбудсмане конкурента. Ведь именно народные избранники являются чем-то вроде защитников прав своих избирателей, что сводится, в конечном итоге, к установке новых скамеек и закупке компьютеров для школ. Теперь, когда власть в городе сменилась, как поведет себя новый губернатор? Можно предположить, что планомерно расставляющая на важные посты своих людей Валентина Матвиенко не забудет и эту, до сих пор, якобы, никому не интересную должность, и займет ее отнюдь не правозащитник, а человек подходящий по всем критериям новой власти.

Ольга Писпанен: Леонид Петрович скажите пожалуйста, согласны ли вы с экспертом политологического центра "Стратегия" Натальей Цимбаловой, что не избран до сих пор уполномоченный по правам человека в Петербурге потому, что кандидатура не устраивала власть.

Леонид Романков: В какой-то степени. Дело в том, что, как правило, исполнительная власть нарушает права человека. Поэтому исполнительной власти не слишком нужна яркая фигура, которая могла бы эффективно защищать права человека, поскольку это связано в некоторой степени с обличением исполнительной власти, а законодательной власти не нужна как раз наоборот слишком пассивная фигура, которая устраивала бы губернатора в этой должности, но не могла бы эффективно работать в этом посту. Поэтому до сих пор губернатор Яковлеву те люди, которых он выдвигал, они не удовлетворяли критериям Законодательного собрания – чтобы эта была фигура с яркой репутацией, которая могла бы работать хорошо и эффективно на этом посту. Я надеюсь, что новый губернатор, Матвиенко Валентина Ивановна, понимает значимость этой фигуры, необходимость ее для, условно говоря, цивилизованного функционирования города, и что она будет выгодно в этом смысле отличаться от Яковлева, и постарается приложить усилия к тому, чтобы на этот пост был избран достаточно известный и достаточно принципиальный человек.

Ольга Писпанен: Леонид Петрович, вы были в том числе и одним из кандидатов на эту должность, когда проходили выборы в мае этого года, по вашим оценкам, почему же все-таки депутаты не могут определиться, и даже произошло такое, что было выдано 45 бюллетеней, когда вскрыли урну, оказалось только 25, что это? Несознательность депутатов, или просто нежелание участвовать в этом процессе?

Леонид Романков: Конечно, это не случайно, но дело в том, что по процедуре выходят во второй тур два кандидата, набравшие наибольшее число голосов в первом, и так получилось, что обе фигуры не устраивают депутатов. Поэтому они просто вынесли бюллетени сознательно, так как ни одна из этих кандидатур, на их взгляд, не была достойна занять пост уполномоченного по правам человека.

Ольга Писпанен: Но вот сейчас началось опять выдвижение. Какова вообще процедура будет? Должны выдвигать в кандидаты общественные организации, или сами депутаты? Кто имеет право выдвинуть?

Леонид Романков: У нас закон довольно демократичный в этом смысле. Имеют право выдвигать депутаты нашего собрания законодательного, депутаты Госдумы от Петербурга, а также общественные объединения, политические партии, губернатор. Поэтому довольно широкий круг тех, кто имеет такое право. Поэтому списки довольно большие, это, может, и не очень хорошо, потому что приходят такие одиозные фигуры, вроде Каберманова, короля антибюрократической войны, или Геннадия Попова, не совсем адекватного человека, на мой взгляд, но зато это широкий спектр, из которого можно выбирать. И самое главное - что выборы будут после выборов в Госдуму, уже после 7 декабря, так что, надеюсь, будет исключена политическая составляющая, когда пост будет рассматриваться, как некая преференция в сторону той или иной политической партии, и это будет более объективное и беспристрастное соревнование кандидатур.

Ольга Писпанен: Одним из главнейших условий существования института омбудсмана является его независимость. В законе, насколько я понимаю, это прописано. Насколько реально омбудсман будет независим от власти исполнительной, законодательной?

Леонид Романков: Вы знаете, это очень хороший вопрос. Я много полемизировал на эту тему со своими оппонентами, и даже с единомышленниками. Да, у нас в соответствии с федеральным законом теперь прописано, что эта кандидатура независима, это даже не кандидатура, а должность - независима от власти. А что такое независимость от ветвей власти, когда одна из них должна обеспечить вам помещение, оргтехнику, условно говоря, зарплату, и так далее? Поэтому я боюсь, что эта формальная независимость может оказаться на практике зависимостью от того, кто просто обеспечивает тебе возможность работать. Мы знаем это по истории с федеральным омбудсманом. Формально - да, это должно быть независимым, но не только в теории, но и на практике.

Ольга Писпанен: А на вашу жизнь как-то повлияла трагедия "Норд-Оста"?

Леонид Романков: Такого рода вещи не могут не оставить след в душе, хотя я вполне отчетливо видел по ответам граждан, что люди боятся правоохранительных органов, если не больше, то и не меньше, чем бандитов. И это правда, потому что я знаю очень много случаев, когда органы правоохранительные, особенно по отношению к лицам так называемой кавказской национальности, или к иностранцам, совершают абсолютно противоправные действия. Кроме того, самое главное, наверное, такая вещь: когда нарушаются права человека, это вызывает у людей желание мести и протеста, и я думаю, что как раз соблюдение прав человека - единственное, что могло бы в какой-то степени гарантировать от терроризма, от актов личной мести, от актов мести общенародной такой. Это крайне болезненная тема.

Ольга Писпанен: Но как раз эта трагедия еще раз высветила положение с правами человека в России... Мы начали говорить о независимости института омбудсмана. Кстати, нам позвонил один слушатель и задал такой вопрос: почему "омбудсман", а не "омбудсмен", как это принято согласно транскрипции английского языка?

Леонид Романков: Дело в том, что тот, кто придумал слово, тот и имеет право назвать. Компьютер придумали в Англии, называется компьютер, а не ЭВМ, так вот это слово - шведского происхождения, впервые появился в Швеции омбудсман, поэтому правильно говорить "омбудсман", хотя, если написать латинскими буквами, то англичанин прочитает "омбудсмен".

Ольга Писпанен: Леонид Петрович, и все-таки будем надеяться, что этот человек в Петербурге будет наконец-то избран, но мы начали говорить о том, что он должен быть независим - а на какие средства вообще должен существовать аппарат? Потому что нагрузка будет огромная, выполнять работы придется много, и помещение нужно, и зарплата нужна, как вот это все прописано в законе?

Леонид Романков: Да, в законе написано, что должны быть в бюджете отдельной строкой выделены средства на содержание омбудсмана и его аппарата. И мы знаем, что уже 24 таких уполномоченных в России существует. Я с ними встречался. У многих из них есть поддержка со стороны исполнительной власти, это всегда хорошо влияет на деятельность. У некоторых есть конфронтация. Но, тем не менее, от терний к звездам через трудности этот пост завоевывает себе авторитет в России, и я надеюсь, что и в нашем городе появится такая должность, такой человек, который этот пост займет, и он в какой-то степени поможет в городе созданию атмосферы, когда права человека будут соблюдаться. А ведь знаете что любопытно: я читал несколько статей на эту тему, что даже экономическое положение страны и города зависит от того, если там соблюдаются права человека, то человек свободен в своем творчестве, а творчество, инновационное, технологическое, обеспечивает, условно говоря, производство продукта, который потом продается, завоевывает, делает производство, налоги, и так далее. И вот была такая любопытная связь между соблюдением прав человека и экономическим развитием страны. Оказалось, что развитые страны, те страны, которые сейчас более успешны, в них одна из ключевых позиций - соблюдение прав человека, их защита.

Ольга Писпанен: Леонид Петрович, вот вы сказали, что аппарат омбудсмана должен финансироваться из бюджета. Как раз сейчас в городе проходит обсуждение бюджета на следующий год, вот такая строка заложена на 2004-й год?

Леонид Романков: Я не посмотрел. В этом году есть строка, и деньги, конечно, не будут истрачены, потому что нет уполномоченного. Должно быть, я как раз сегодня собирался позвонить и спросить, такая строка должна быть обязательно.

Ольга Писпанен: Но вот как раз очень много нареканий, с одной стороны, у депутатов вызвал проект бюджета, но все-таки большинством голосов они одобрили, правда, в первом чтении, насколько я понимаю, понадеявшись на те обещания, которые дала администрация - как-то увеличить бюджет города, как социально направленный – знакомы ли вы с ним?

Леонид Романков: Я более-менее согласен с тем, что, это, конечно, кредит доверия Валентине Ивановне Матвиенко, потому что бюджет, на мой взгляд, не слишком хорош, в нем есть большие перекосы, думаю, как всегда, не учтено, примерно миллиардов 10 скрыто дополнительных доходов, кроме того, насколько я помню я смотрел основные цифры, параметры - увеличение доходов бюджета меньше коэффициента инфляции. Это означает, что бюджет в фактических цифрах больше, а в относительных меньше, то есть, мы не развиваемся. А если иметь в виду задачу, которую поставил перед нами наш президент – об увеличении удвоении ВВП, то я как-то не вижу, чтобы Петербург адекватно отреагировал на это пожелание. Может, во втором чтении, но, в принципе, второе чтение уже не меняет основных параметров – доходов, расходов, там дефицит, и так далее. Мне кажется, это не очень удачный бюджет. Я понимаю, что Валентина Ивановна к нему малое отношение имела, он разрабатывался еще при Беглове, может, при втором чтении удастся как-то внутренние перекосы изменить.

Ольга Писпанен: Леонид Петрович, в Петербурге, в общем-то, существует достаточное количество правозащитных и общественных организаций, которые пытаются заниматься защитой прав граждан, но все-таки деятельность их такая разобщенная. Если появится институт уполномоченного по правам человека, сможет ли он стать таким объединяющим центром?

Леонид Романков: Просто должен стать. Вы знаете, действительно есть много организаций, я с большим уважением отношусь к их деятельности, это и "Гражданский контроль", и "Мемориал", и "Солдатские матери", это серьезные, хорошо работающие, активные организации, и как раз даже записано в законе, что при уполномоченном имеют право создаваться экспертные советы из представителей крупнейших правозащитных организаций. Я думаю, что кто бы ни был избран на этот пост, одна из первых задач - это консолидация и координация усилий всех правозащитных организаций, направленных на разные стороны – на инвалидов, на детей, на военнослужащих, на политзаключенных, и так далее.

Ольга Писпанен: У нас есть вопрос от радиослушателя. Вы в эфире: Слушательница: Я хочу поделиться своим мнением. У меня сложилось абсолютно уверенное мнение о "Норд-Осте", что это продуманная акция власти, поскольку провели опыт над людьми заодно запугали людей, действительно, нет никакой уверенности в своей защищенности. Потому что правоохранительных органов мы боимся гораздо больше, чем тех бандитов, с которыми никто не борется, а наоборот, они полностью защищены властью, так как это нужное им оружие.

Ольга Писпанен: Леонид Петрович, на ваш взгляд, как же все-таки будут проходить новые выборы?

Леонид Романков: Не знаю, очень многое зависит от позиции Валентины Ивановны. Если она использует свое влияние в собрании законодательном, и если кандидатура будет устраивать и ее, и большую часть депутатов, то эта консолидация усилий может, наконец, приведет к тому, что в Петербурге появится свой уполномоченный. Это сложная вещь, это большая ответственность. Это тяжеленная работа, столько людей обиженных

Ольга Писпанен: Опять зависит от власти все-таки.

Леонид Романков: Это выборы. Не все, конечно, а большая часть. А вот уже ежедневная деятельность зависит не от губернатора, а от уполномоченного, аппарата, его готовности работать много и эффективно.

XS
SM
MD
LG