Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа с Борисом Немцовым


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов, который беседует с лидером Союза правых сил Борисом Немцовым.

Андрей Шароградский: Ведущие политики, бизнесмены, эксперты России продолжают комментировать арест Михаила Ходорковского и появившиеся слухи о возможной отставке главы президентской администрации Александра Волошина. Сегодня гостем студии Радио Свобода в Москве был лидер партии Союз правых сил Борис Немцов, с ним беседовал обозреватель Радио Свобода Михаил Соколов.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, сообщения об отставке главы администрации президента Александра Волошина идут уже второй день, о возможной отставке, пока без подтверждения. Скажите, если эта отставка произойдет - это принципиальная перемена в российской политике?

Борис Немцов: Это признак очень крупного разворота политического. Очевидно, что Волошин уходит из-за несогласия с той стилистикой, с той политикой, которую проводит нынешняя власть по отношению к бизнесу и к обществу в целом. Очевидно, что это политическая отставка, а не что-то там не поделили. Можно, конечно, долго рассуждать о питерских, московских "семьях" и так далее, я бы хотелось сказать другое. Мне представляется, что отставка Волошина и назначение на эту должность представителя спецслужб, а ровно об этих кандидатурах идет речь - это плохо для России. Потому что это скатывание к стукаческой России, к России, где прослушиваются телефоны, где люстрируется информация, где ограничиваются права и свободы граждан, где цензура захватывает не только телевидение, но и газеты. Где никаких перспектив к тому, чтобы поставить бюрократов на место, уже нет, где будет расти коррупция и где никакого процветания, экономического роста не будет. Поэтому, конечно, для нас такой разворот абсолютно неприемлем, и мы будем с этим бороться. Бороться, в первую очередь, побеждая на предстоящих парламентских выборах.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, а что хорошего в деятельности Волошина? За четыре года при прямом участии Волошина создана другая политическая Россия, с перетрусившей элитой, без независимой электронной прессы, с клоунским, как вы любите выражаться, парламентом, и одной, полностью оппозиционной партией, к сожалению, коммунистической.

Борис Немцов: Понимаете, я не склонен преувеличивать демократичность и правозащитную направленность Александра Стальевича - это было бы большим преувеличением. Но приблизительно представляю себе, куда бы скатилась страна, если бы его не было. Представьте себе: глава администрации был бы Виктор Петрович Иванов, например. Я думаю, что Радио Свобода не существовало бы на территории России. Я думаю, что закон о гражданстве, которого мы добились, либерального и правильного закона, никогда бы не было. Дальше: Конституционный суд, который завтра будет, он никогда не мог бы произойти. Гигантское количество важнейших экономических решений в стране, включая решение о снижении налогов, не было бы принято. Я думаю, что российские газеты, которые еще могут писать достаточно независимую информацию, они бы были закрыты. Поэтому, понимаете, конечно же, Волошин не ангел - это уж точно, конечно, он не образец правозащитного лидера - это уж тоже точно, конечно, он принимал активное участие в построении управляемой демократии - это правда.

Михаил Соколов: Закрывал НТВ, ТВ-6.

Борис Немцов: Это верно. Но у нас выбор не между Волошиным и, например, Сахаровым, академиком, а у нас выбор между Сеченым, Заостровцевым, Патрушевым и Ивановым, с одной стороны, и Волошиным с Сурковым - с другой. Вот какой выбор.

Михаил Соколов: У вас логика, как в советские времена, что надо поддерживать хороших людей в КПСС, а еще лучше вступать в эту партию и там делать такие маленькие добрые дела.

Борис Немцов: В эту партия мы никуда нее вступаем, как вы отлично знаете, а наоборот с ней боремся, причем всерьез с ней боремся. Вы имеете в виду партию российских чиновников "Единую Россию"? Мы с ней боремся, может быть, единственные, кстати говоря. Мы считаем ее действительно настоящим противником, партией, которая будет сворачивать все демократические завоевания, которые были в России. В конце концов, чтобы бесчинствующая бюрократия, в первую очередь спецслужбовская, творила все, что ей в голову взбредет. Так что по поводу этой партии давайте правду говорить. Конечно же, я не склонен считать, что царь хороший, а бояре плохие. Мы находимся в той политической реальности, когда выбор есть между Волошиным и Виктором Петровичем Ивановым. Естественно, если позиции правых сил будут укреплены после 7 декабря, то тогда мы можем предложить стране и другой выбор, я на это надеюсь.

Михаил Соколов: Просто есть такая проблема: администрация президента - это аналог аппарата ЦК КПСС даже по местоположению и по функциям, такое теневое правительство, не несущее юридической ответственности ни перед кем. Вы прекрасно знаете, что любой документ правительства России он визируется в администрации президента и без этого не может выйти.

Борис Немцов: Я не понаслышке знаю, что такое власть, долгие годы в ней работал, и согласен с вами, что истинная власть принадлежит Кремлю, а не Белому дому - это очевидно. Кстати, позиция Белого дома до окрика президента была достаточно вменяемой в связи с делом Ходорковского. Я вам даже могу объяснить почему. Не потому, что Касьянов близок к гражданской части администрации, а, допустим, Иванов к спецслужбовской. А дело в том, что Касьянов отвечает за замерзшие города, Касьянов отвечает за невыплаченные заработные платы. Касьянов отвечает за обанкротившиеся местные бюджеты, и он отлично знает, что дело Ходорковского приведет к тому, что замерзнет не треть страны, а допустим, половина. И он как человек, который отвечает за экономику страны, конечно же, отстаивает разумную точку зрения, что лучше бы, чтобы деньги были инвестированы в страну, чем вывезены из нее.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, Григорий Явлинский говорил о пакете законов, который можно было бы принять, чтобы урегулировать подобные конфликтные кризисы, как с Ходорковским. То есть, с одной стороны, принять закон о сроках давности по приватизационным налоговым делам, провести налоговую амнистию, а с другой стороны - принять закон о прозрачности лоббизма и финансировании партий. Мне говорили, что Александр Волошин был за проведение такого пакета в Думе в срочном порядке. А что теперь таких шансов не будет, если его уберут?

Борис Немцов: Я считаю, что дело не в законах. Все это хорошие, правильные законы, никакого отношения к происходящему это не имеет. Очевидно, что эти законы не остановили бы месть власти в отношении Ходорковского, я думаю, что только наивные люди так думают. Здесь важна другая позиция: будет в стране демократическая коалиция, демократическая оппозиция? Будет ли она действительно солидной, серьезной, сможет ли она продвигать в том числе эти законы так, чтобы они не провозглашены были, а были приняты, будет ли у нас сто мест в Государственной Думе или, как сейчас, 30. Вот ведь о чем идет речь. Это гораздо более серьезные такие вещи, их к поправкам таким техническим по сути свести невозможно.

Михаил Соколов: Знаете, если бы Волошин дал команду, условно говоря "Единой России" голосовать за этот пакет законов, он бы со свистом был бы принят, как закон о гражданстве, до выборов.

Борис Немцов: Вы знаете, я думаю, что ни один из этих законов, которые предполагают прекращение бесчинств в отношении ЮКОСа, не был бы принят - это очевидно.

Михаил Соколов: "Народная партия" не проголосовала бы?

Борис Немцов: Естественно. Я могу сказать: в августе этого года. Задолго до ареста Ходорковского, когда только Платона Лебедева арестовали, мы внесли в Кремль пакет важнейших законопроектов. Суть их - повысить природную ренту с экспортеров нефти, газа, сырья на 120 миллиардов рублей. Одновременно срок давности по сделкам приватизации установить три года. То есть объявить экономическую амнистию по всем сделкам, которые были до 2000-го года. Третье - снизить налог, чтобы заработали несырьевые отрасли экономики. Четвертое - прекратить преследовать по политическим мотивам российский бизнес. Весь этот пакет с августа месяца был у Волошина на столе, у Суркова, многократно обсуждался с главой государства.

Михаил Соколов: И что глава государства?

Борис Немцов: Арест Ходорковского - вот вам весь ответ. Ну зачем выглядеть так наивно, зачем делать вид, что сейчас мы внесем поправку, и все будет хорошо. Я считаю, что объяснять людям, что царь хороший, а бояре плохие - нечестно. Я считаю, что власть в целом более-менее одним миром мазана. Конечно, физиономические отличия, есть какие-то отличия, может быть, исторические и так далее и тому подобное. Но очевидно, что у нас дееспособный президент, очевидно, что он активно работает, очевидно, что он контролирует ситуацию у себя в Кремле и даже за его пределами и делать вид, что такие негодяи-чиновники опять оклеветали, опять подставили и так далее - это просто нечестно. Все-таки честная позиция такая: есть позиция власти - она ее отстаивает, причем открыто. Правильно она делает? Думаю, что ошибается, отказавшись, например, от диалога - крупная ошибка политическая. Но, тем не менее, рейтинги 75% ослепляют взгляд и делают неадекватной оценку ситуации в стране.

Михаил Соколов: Борис Ефимович, поскольку вся политика в России, тем не менее, происходит под кремлевским ковром, для вас принципиально, кто возглавит администрацию президента после Волошина, если, конечно, отставка будет принята, - замминистра транспорта из питерских чекистов господин Якунин или замглавы администрации господин Cурков?

Борис Немцов: Я бы все-таки предпочел, чтобы в России была гражданская власть. Я не хочу, чтобы Россия превратилась в страну стукачей, я не хочу, чтобы все друг у друга слушали телефонные разговоры и заглядывали друг к другу в постель. Не за это боролись, я лично. Теперь ясно, что выбор между этих двух людей, конечно, предпочитаю гражданского Суркова. Несмотря на то, что по огромному количеству опросов у нас с ним абсолютно разные точки зрения, в том числе и по проблеме строительства управляемой демократии, в том числе и по проблеме и по проблеме зажима средств массовой информации, в том числе и по чеченской проблеме у нас с ним разные точки зрения. Но есть одно его преимущество - он хоть гражданский человек, у него гражданское образование, он был в бизнесе долгие годы, он общается с разными политиками в России.

Михаил Соколов: Якунин тоже в бизнесе был.

Борис Немцов: Я согласен, только до этого разведчиком работал в Нью-Йорке - это мы знаем тоже. Я к нему никаких личных претензий не имею, я считаю, что дело не в фамилиях, а дело в тенденциях. Мы строим полицейскую страну, где весь упор делается на спецслужбы, подслушивание, подглядывание и доносы или мы строим гражданскую страну? Естественно, Союз правых сил за гражданскую страну.

XS
SM
MD
LG