Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Тонков

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: В Петербурге в минувшие выходные собрались народные целители из многих регионов России, чтобы обсудить проблемы развития предпринимательства и предприятий в области народной медицины. Главная цель прошедшей конференции - легализовать деятельность более 40 тысяч целителей, работающих сейчас на территории Российской Федерации. Об этом мы поговорим сегодня с экспертом в области нетрадиционной медицины, президентом Института социального развития естественных способностей. Владимиром Тонковым. Владимир Викторович, сначала давайте послушаем репортаж на тему, которую мы тоже будем обсуждать сегодня в прямом эфире Радио Свобода. В Петербурге на международном форуме "Антинарко-2003" специалисты обсуждали возможности противодействия наркомании в Северо-Западном регионе. За последние 5 лет потребление героина на Северо-Западе России возросло в 10 раз, а возраст первого знакомства подростков с наркотиками снизился до 11 лет. Подробности в репортаже Дмитрия Казнина:

Дмитрий Казнин: Официально в Петербурге зарегистрировано 36 тысяч наркоманов. Реальных цифр, по словам сотрудника государственного комитета России по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ на Северо-Западе Леонида Полыковского, не знает никто. Статистика различных ведомств, занимающихся этой проблемой, разнится на 20-30 процентов. К тому же по мнению Леонида Полыковского, в последние 10-15 лет государство в целом проиграло борьбу с наркоманией:

Леонид Полыковский: В любой работе важен результат. А пока что ситуация реально достаточно плохая. Мы не можем реально сказать, сколько у нас наркоманов, где у нас эти наркоманы работают. У нас нет совершенно антинаркотической пропаганды в школах, у нас нет антинаркотической работы в семьях, дети практически брошены, а ребенка надо воспитывать, когда он помещается поперек кровати, а еще не вдоль.

Дмитрий Казнин: На форуме "Антинарко 2003" первый заместитель полпреда президента на Северо-Западе Михаил Моцак высказал неожиданное предложение, которое, по его словам, уже обсуждается на высшем уровне. Михаил Моцак предложил ввести в школах систему тестирования детей на наличие в организме наркотических веществ. Мешает пока взять на вооружение тотальную проверку необходимость соблюдать права человека. На борьбу с наркоэпидемией в Петербурге выделяется около 1 процента городского бюджета - 70 миллионов рублей, что, по признанию специалистов, крайне мало. Все больше наркоманов, по словам священнослужителей, обращаются за помощью к церкви. Священник Максим Плетнев, занимающийся этой проблемой, считает, что наркомания излечима:

Максим Плетнев: Мы говорим о том, что наркотик, конечно, может полностью уйти из жизни человека, и наркомания неизлечима, но она может быть исцелена. Это полное перерождение. И, конечно, грех наркомании может отойти от человека полностью. И я свидетельствую о том, что знаю тех людей, и не единичны эти мои знакомства с этими людьми, их много, которые уже, я в этом убежден, не вернутся к наркотикам.

Дмитрий Казнин: Многие организации, прикрываясь вывеской борьбы с наркоманией, зарабатывают деньги или заманивают людей в различные секты. Даже официальные медицинские учреждения берутся за профилактику и лечение наркомании охотнее за деньги, порой отказываясь принимать больных бесплатно. Милиция при этом "крышует" торговцев наркотиками, а из-за этого трудно или почти невозможно раскрывать каналы их поставки.

Ольга Писпанен: Владимир Викторович, вот мы прослушали репортаж нашего корреспондента, и самое обычное, что можно увидеть сейчас в средствах массовой информации, это объявления о том, как некий колдун, ворожея снимет с глаз порчу, избавит за один сеанс от наркозависимости, от алкогольной зависимости... Насколько велика вероятность попасть к шарлатану, который просто зарабатывает деньги нетрадиционным способом, и как можно оградиться от обмана?



Владимир Тонков: Оградиться, к сожалению, никак невозможно. Особенно если учесть, что все люди, в общем-то, именно на это и рассчитывают, за один раз, подешевле, побыстрее, ну, так и получается. По сути дела, сами же плодят наркоманов, сами же к ним обращаются и попадают. А самый результативный способ, он уже давно опробован в Западной Европе, например, в той же самой Германии существуют 6 профессиональных сообществ, и люди, которые не имеют контактов с этими профессиональными сообществами, которые несут ответственность за специалистов, просто не в состоянии работать. Ситуация очень простая: существуют договоренности между структурой административной государства и этими 6 системами, согласно этой договоренности государство поручает организациями регулировать, и они отвечают своим имиджем, возможностями, и так далее. Если они будут представлять плохих специалистов, если они будут подводить окружающих, своих пациентов, в результате у них возникнут серьезные трения, и угол интереса, скажем так, сместится в сторону организаций, которые не обманывают и нормально работают. На сегодняшний момент в Петербурге существует только одна организация, которая частично, скажем, выступает представителем широкого сообщества, это наша межрегиональная, теперь уже общероссийская ассоциация. До этого существовала еще одна, и она существует, с центром в Москве, но она, к сожалению, в последнее время, в общем, как раз и является этой самой организаций, которая не оправдала, не смогла, и так далее. Существует она достаточно давно, более 10 лет, но за это время сильно подпортила имидж самим целителям.

Ольга Писпанен: Вы как-то будете бороться за чистоту рядов народных целителей?

Владимир Тонков: Уже начали, причем, в общем, не хорошая жизнь нас заставила это сделать. В принципе, по непонятным причинам на нас идет серьезная охота, на протяжении уже третьего месяца идет проверка налоговая организации, которая, по сути дела, не имеет налогооблагаемой базы, это организация, существующая исключительно на членские взносы. Чего там ищет налоговая инспекция - никому неизвестно. Идет давление со стороны Министерства юстиции, которое отказывается совершенно в наглой форме проводить перерегистрацию, тоже по совершенно непонятной причине. В общем, будем говорить откровенно, что на сегодняшний момент мы не вместе с государственными органами наводим порядок, делая невозможной работу, может, и хороших профессионалов, но одиночек, потому что проверить невозможно, но в том числе и тех людей, которые на этом откровенно делают деньги. Тот же самый несчастный "Храм судьбы", трижды тридцать раз произнесенный, и так далее, где целители - просто, например, любой человек приходит с улицы, ему говорят: давай, цели. Через неделю не понравился - выгнали. Если он хорошо людей охмуряет, он продолжает работать. Если я скажу, сколько они там денег получают, это просто у людей волосы дыбом встанут. С этой организацией пытались бороться в свое время. В результате получилась совершенно обратная ситуация. Через определенные структуры нам заявили: "Ребята, вы их не трогайте, у них денег много". Мы вообще то сказали - нам как бы все равно. Если уж говорить о жуликах и шарлатанах, то самый большой процент жуликов и шарлатанов именно в этой организации. Причем, более того, могу сказать, что даже в Москве представители Министерства здравоохранения совершенно четко заявляют, что ничего не могут сделать с этой организацией, которая работает по всей России.

Ольга Писпанен: Вот все-таки, если человек решил обратиться к целителю, вот прочитал объявление, может, кто-то ему подсказал, родственники, знакомые, он может хотя бы попросить какое-то удостоверение, может, какой-то диплом, выдают ли вообще дипломы целителя?

Владимир Тонков: Если сухо по фактам, то с 1993-го года существует законодательный акт, это основы здравоохранения РФ, по которым просто обязан человек иметь диплом целителя, и без этого диплома человек работать не может. Более того, если помните, вошел уже в действие новый Уголовный кодекс, и там предусмотрена порча настроения, скажем так, целителям, у которых нет дипломов. Совершенно четко она прописана. При этом при всем делается все, чтобы дипломы не выдавать. Но мы все равно продолжаем что-то делать. В Петербурге еще три года назад мы урегулировали ситуацию. В конце концов, опять усилиями государственных структур она была разрегулирована, сейчас опять урегулирована. Мы выиграли в Москве первый процесс по выдаче дипломов. Мы все-таки заставили выдавать дипломы, они опять не хотят выдавать, но суд состоялся, было принято решение, что обязаны выдавать. Дипломы выдают представители Министерства здравоохранения на местах, либо в городе Москве, либо в Петербурге, либо еще в каких-то регионах. На сегодняшний момент около 6-7 регионов, где дипломы выдаются, около 10-15, где к этому готовятся, а остальные, мягко говоря, на это наплевали. Ну, будем давить дальше.

Ольга Писпанен: Владимир Викторович, существуют ли прецеденты привлечения к уголовной ответственности так называемых колдунов, которые наводят порчу, они же причиняют вред?

Владимир Тонков: Тут полный смех. Мы специально ради того, чтобы заставить работать УПК, сделали таким образом: мой заместитель меня полечил, наш секретарь подсмотрел, вместе все написали заявления, чтобы его наказали за то, что он без диплома целителя меня исцеляет. Естественно, пустили куда положено. Потому что стоило бы нас наказать за эти дела, как можно было бы обращаться в соответствующие места и додавливать насчет получения диплома целителя. В результате получилась интересная ситуация: нигде никто никаким образом не принимает заявлений.

Ольга Писпанен: В минувшие выходные в Петербурге прошла 11-я научно практическая конференция целителей "Развитие предпринимательства и предприятий в области народной медицины в России". Это одна из первых конференция, где народная медицина рассматривалась как участник легального бизнеса. Владимир Викторович, а хотят ли целители легализоваться?

Владимир Тонков: Целители, на самом деле, представляют собой довольно разные группы. Одна группа, именно та самая, которая хотела бы профессионально работать, повышать уровень квалификации, относиться с уважением и к коллегам, и к клиентам, конечно, очень хочет легализоваться, и она хочет легализоваться даже не только в своих интересах, но и в интересах людей, которые приходят, потому что только легализация дает возможность создания страховых различных взаимоотношений, об этом, кстати, очень серьезно сейчас разговаривают, идет работа, пытаемся все это создать. И вторая сторона, это, конечно, те люди, которые как раз очень не хотят легализоваться, которые живут на ажиотаже, знаете, паутина в углах, мокрый подвал... Честно говоря, и мы так начинали в свое время. Я как бы согласен, это работает, но пускай хотя бы, скажем, офис будет нормальный у человека, право на работу

Ольга Писпанен: Но если вы говорите нормальный офис - может исчезнуть доверие какое-то, как к колдуну. Ведь он уже достаточно сложившийся, стереотип целителя.

Владимир Тонков: Вы знаете, есть, например, в Москве очень серьезные офисы у людей, но при этом работа их происходит где-то в тайге сибирской. Есть и такие, куда собираются люди уходят на 3-4 недели и так далее. Как бы антураж работы, это антураж работы, но еще должно быть определенное обязательство перед окружающими. Когда те же самые целители, которые, будем откровенно говорить, на заре нашего целительства, и мы к ним относились, заявляют, что государство нас обманывает, и мы ему ничего не дадим, но ходят по той же самой шоссейной дороге, которая на эти деньги строится, ругают богатых людей, но те то при этом тоже неплохо платят налоги... Ну ладно, ты сам хоть чуть-чуть плати, пускай там воруешь, еще каким-то образом, но хотя бы в рамках приличия это делай. Кроме всего прочего, есть еще одна важная сторона: если ты сам не исполняешь законодательство, значит, ты не имеешь возможности требовать его исполнения по отношению к тебе. Когда мы что в правительстве России, что в других местах пытаемся найти общий язык, первое, что нам говорят – а вы не выполняете закона. Нам приходится доказывать, что мы его выполняем, а те, другие люди, которые не выполняют - это не мы. Каждый раз приходится это повторять. Каждый раз мы в этом тонем, каждый раз нам как бы чужих собак привязывают.

Ольга Писпанен: У нас звонок.

Александр: Здравствуйте, Александр, Санкт-Петербург. Я вчера был на антинаркотическом форуме, и у меня как бы две темы маленьких. Одна: существует у нас в городе Академия Иррациональной психологии. Я точно знаю, я видел документ о том, что против одного из руководителей этой академии, кандидата психологических наук господина Шляхтера, возбуждалось уголовное дело за незаконное предпринимательство, что он занимался медицинской деятельностью, не имея лицензии, и всякие нетрадиционные методики использовал. И я читал статьи, когда про него писали, что он даже пытался отнимать жилье или какое-то имущество у тех несчастных женщин, которые к нему обращались. И я хочу, чтобы специалист прокомментировал такую ситуацию. И второе, по поводу форума "Антинарко", знаете, очень жаль, что ваш корреспондент взял интервью у какого-то из священнослужителей и прозвучала такая оценка по поводу того, что секты, еще что-то. Ведь у нас в городе масса и протестантских, и других конфессий, которые очень хорошую антинаркотическую реабилитацию и профилактику проводят. Нельзя же ориентироваться на мнение только Русской Православной Церкви.

Владимир Тонков: Вопрос очень обширный. Скажу так. Со Шлахтером в свое время наши люди, в принципе, вели беседу, были даже вроде какие-то позывы. По сути дела, я слышал о том, что были у них проблемы в этом плане. И откровенно скажу, что это, пожалуй, одна из тех организаций, которая вот на таком своем неправильном отношении попала. Таких организаций я еще могу добавлять и добавлять в список. Да, действительно есть и вещи там положительные, и отрицательные. Точно так же, переходя на наркотики, я скажу так: здесь очень сложная ситуация. С одной стороны, заниматься наркозависимостью может только государственная организация. Об этом говорит закон совершенно четко, и никто другой вроде бы не должен этим заниматься. С другой стороны, я могу точно сказать: занятие именно экстрасенсорикой позволяет наркоману "съехать" с наркотиков. Могу сказать, у меня у самого богатый опыт есть, не наркотиков, естественно, снимания наркоманов, я знаю и других людей. Не все наркоманы снимаются, но могу тоже перечислить ряд организаций, которые этим занимались, но втихую. Почему? Потому что вокруг лечения наркоманов крутятся такие бешеные деньги, что Минздрав никогда ни одному ни психологу, ни социологу, ни еще кому-либо допуска в это дело не даст, это, во-первых. Во-вторых, будем говорить что уровень специалистов, которые находятся в целительстве, тоже очень разный, и опасность попасть от наркодилера к сумасшедшему какому-нибудь волшебнику тоже очень высока, и одно другого стоит. Что точно могу сказать - что все-таки люди, которые этим занимаются, экстрасенсорикой, они, по большей части, если особенно молодежь, они проходят мимо наркотиков и даже курения бесследно, абсолютно спокойно.

Ольга Писпанен: У нас звонок, вы в эфире.

Слушательница: Я хотела спросить порядок получения диплома, это первый мой вопрос. И адреса, если можно, в Москве и Питере.

Владимир Тонков: Порядок получения диплома такой. Сначала человек обращается в медицинскую ассоциацию, которая занимается профильными вещами, на сегодняшний момент таких ассоциаций две, одна московская, я телефона не помню, если питерская - пожалуйста могу сказать, контактный телефон 232 97 76, это телефон института, а там переадресуют в ассоциацию. Вы в ассоциации обращаетесь в соответствующую комиссию, соответствующая комиссия, состоящая из профессионалов, знакомится с тем, насколько вы погружены в предмет, и она вас рекомендует, либо не рекомендует, в Горздрав для того, чтобы Горздрав согласно положению закона уже выдал вам диплом на основании вот этого представления.

XS
SM
MD
LG