Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Мокичев

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня у нас в гостях Дмитрий Мокичев, директор Интернет-клуба "Quo Vadis" и учредитель Молодежного экспертного совета. В пятницу 5 сентября состоялось первое заседание Молодежного экспертного совета - что это такое, и цель его создания?



Дмитрий Мокичев: Да, действительно, полтора месяца назад было заявлено о создании молодежного экспертного совета МЭС по инициативе интернет-центра "Quo Vadis". В первую очередь, это молодежная общественная организация, которая должна поспособствовать большему включению молодежи во власть. То есть, с одной стороны, общественно-активная молодежь, которой что-то надо, должна иметь возможность обращаться к власти, принимать участие в решении, в обсуждении проблем. С другой стороны, мы просто хотим получить определенный рычаг, опять же в интересах молодежи, с помощью которого можно было бы влиять на власть. Молодежный экспертный совет был сформирован при отборе.

Ольга Писпанен: Каковы критерии отбора - возрастной ценз?

Дмитрий Мокичев: Да, мы установили возрастной ценз с 18 до 25 лет.

Ольга Писпанен: То есть, потом уже не молодежь?

Дмитрий Мокичев: Нет, почему мне несколько больше, чем 25, но, тем не менее. Нам просто показалось. что так будет удобнее, и это хоть как-то ограничит число участников. Отбор проходил в два этапа. Первый - это анкетирование, была получена 3071 анкета, что меня очень сильно удивило.

Ольга Писпанен: Активная молодежь в Петербурге оказывается?

Дмитрий Мокичев: Нет, просто мы сознательно пошли на снижение интеллектуального уровня при заполнении анкеты. Там не требовалось пройти какие-то тесты, решить какие то задачи, написать какую-то внятную работу, требовалось ответить на более-менее понятные и простые вопросы. Это просто требование масс.

Ольга Писпанен: А почему пошли на это снижение?

Дмитрий Мокичев: Потому что до этого мы проводили всяческие конкурсы, где надо было за денежные призы, достаточно крупные – компьютеры, еще что-то, какие-то бонусы при устройстве на работу в нашу фирму, надо было написать внятную работу, экономическую, юридическую, что-то такое, и. несмотря на достаточно обширную рекламу, получали совсем немного откликов. Людей, которые реально что-то хотят очень мало. А тут мы преследовали цель получить какую-то более расширенную картину того, что из себя представляет молодежь, чего мы собственно и добились.

Ольга Писпанен: А если вот действительно вы выяснили, что реально желающих чего-то добиться достаточно мало, откуда же возникла эта идея - создать Молодежный экспертный совет?

Дмитрий Мокичев: Ее не мало. Молодежи достаточно. Вообще, как показывает практика, активных и чего-то хотящих людей в обществе, в любых слоях общества, будь-то молодежь, люди среднего возраста, или пенсионеры - это 2-3 процента, на которых все держится. У молодежи та же картина. 2-3 процента нас вполне устраивают. Просто столь большое количество анкет как бы мы хотели получить отчасти, чтобы эту идею как-то распространить. Мы пустили рекламу в Интернете, и так далее. Несмотря на то, что вопросы были достаточно простые, носили общий характер и не нужно было как-то напрягать мозг, чтобы на них ответить, тем не менее, в ряде анкет было видно, что тот или иной человек более менее что-то из себя представляет. И второй этап отбора в МЭС как раз был основан на личном собеседовании. Я читал все эти анкеты, я устал, честно говоря, читать их, я не знал, насколько это трудно вообще - прочитать такое количество анкет, раньше не сталкивался, но вот за две недели одолел, не один, конечно, и мы назначили встречи ряду людей, эти люди пришли, мы с ними побеседовали, и в пятницу в первый раз собрались.

Ольга Писпанен: И, в конце концов, сколько теперь человек в МЭС?

Дмитрий Мокичев: Мы остановились на цифре 12.

Ольга Писпанен: Не мало?

Дмитрий Мокичев: Нет. На данном этапе немало, потому что, так скажем, если бы их было больше, то это достаточно сильно затрудняет работу, на первом этапе решили ограничиться как бы вот этим количеством, посмотреть, как все это пойдет, а впоследствии посмотреть, какой это будет успех, и просто расшириться.

Ольга Писпанен: Расскажите немножко о первом заседании. Как прошло первое заседание, что за тема была, и что дальше, вот вы обсудили эту тему, что дальше будет?

Дмитрий Мокичев: Первое заседание было ознакомительное, мы все познакомились, я, в принципе, рассказал, как будет проходить алгоритм работы экспертного совета, каким образом будет тема обсуждаться, каким образом будет вноситься какое-то, я не знаю, резюме по этой теме. Каким образом будет дальнейшее распространение информации идти, и мы обсудили просто возможные темы, которые могут быть. Вот на первом заседании мы остановились на следующей теме. Я еще хочу сказать, что как бы организация эта не является в прямом смысле как бы политической организацией, она скорее общественная, с уклоном именно в политику, потому что это то направление, через которое можно чего-то добиться

Ольга Писпанен: А каковы основные акценты при отборе тем – политические, либо внутригородские проблемы?

Дмитрий Мокичев: Нет, это не внутригородские проблемы. Это просто, на наш взгляд, актуальные темы. Вот, скажем, что волнует молодежь, по нашему мнению, опять же. По мнению тех, кто вошел в этот экспертный совет. Такая тема, как образование, безусловно, волнует. Мы, например, несколько направлений задали при разработке этой темы. Скажем, первое - что сейчас есть некоторые проблемы с образованием. Особенно эти проблемы наблюдаются в плане каких-то современных дисциплин, связанных с компьютерной техникой, экономикой, юриспруденцией, классные, высококлассные специалисты не идут обучать людей, просто потому, что уровень зарплаты неадекватен вообще ничему, с одной стороны. С другой, существует такой вид социальной демагогии, как выплата стипендий. Сейчас я слышал, что с большим трудом добились повышения стипендий, то ли с 200 рублей до 300, то ли еще какого-то. Это просто смешно. Это не более, чем социальная демагогия, когда как бы соблюдается не дух а буква, типа есть стипендия? Есть. Никто не смотрит, что эти деньги можно заработать за 2 часа, пойдя просто вечером чего-то сделав, как, по-моему, все делают. Если бы, с другой стороны, саккумулировать эту стипендию и выплатить ее в качестве гонорара преподавателям, можно было бы привлечь высококлассных специалистов. Они получили бы там тысячи полторы долларов в месяц.

Ольга Писпанен: Вот у вас прошло первое заседание, и все-таки, что за первая тема была, мы как-то уклонились в сторону?

Дмитрий Мокичев: Первая тема - какая партия нужна молодежи. Причем предполагается рассмотреть ее с нескольких позиций. С позиции того, какими методами должна действовать партии, какие цели должны достигать. Каковы черты лидеров этой партии, интересы какой группы должны они отражать? И еще - чем не устраивают существующие партии. Это должно быть все написано в резюмирующем документе по результатам первого заседания.

Ольга Писпанен: Что выяснилось?

Дмитрий Мокичев: Вы знаете, ничего не выяснилось, потому что в рамках одного заседания, которое продолжается в течение часа, при наличии 12 человек, достаточно тяжело прийти к консолидированному мнению. Просто задается тема, задаются направления, в рамках, в которых она должна быть рассмотрена. Потому на дому все изучают материалы, потому что мы не хотим представить какой-то детский лепет, пишут свои соображения, потом они, скажем, обрабатываются, и на следующее же заседание выносится какое-то резюме, которое, в свою очередь, обсуждается, и формируется какой-то конечный вариант. Например, к моему большому удивлению, двое из членов экспертного совета высказались за то, что вообще России никакие партии не нужны. Не знаю, насколько это аргументированно, я еще это до конца не смотрел, отстаивают позицию восстановления монархии, конституционной, но тем не менее. Так же на первом экспертном совете был задан ряд возможных потенциальных тем. В частности, практически все члены молодежного совета сошлись на том, что право выбора должна быть привилегией, не как сейчас, когда единственный ценз - возрастной, причем нижний, от 18. Предполагается видимо, что человек находящийся в возрасте 80 лет, значительно лучше соображает, чем человек, находящиеся в возрасте 17 лет и 9 месяцев. Хотя мне кажется, что это не совсем так. Среди нас многие думают, что должны быть введены другие цензы – имущественный, образовательный, ценз с точки зрения работы на государственной службе, и плюс, может быть, какая-то дифференциация количества голосов в зависимости от этого. Что бы такого сказать, чтобы не показаться экстремистом. Скажем, что человек, не обладающий большим количеством финансов и не имеющий достойного образования, обладает одним голосом, а человек, реально влияющий на жизнь в стране, с точки зрения политики, финансов, посредством книг, которые он пишет, или фильмов, которые снимает, должен, по нашему мнению, обладать большим количеством голосов.

Ольга Писпанен: Тогда достаточно будет привлечь на свою сторону несколько десятков нашумевших, известных в стране имен, и все, практически все, успех обеспечен?

Дмитрий Мокичев: Нет, относительно. Не должно быть, что несколько человек саккумулируют 50 процентов голосов. Конечно, нет. Просто основная идея в том, что право выбора - это привилегия, а не профанация, как сейчас у нас. Так же было ряд тем, что МЭС собирается развенчивать мифы, касающиеся нашего питерского образования.

Ольга Писпанен: Что самое лучше образование в Питере, вы это имеете в виду?

Дмитрий Мокичев: Нет, так или иначе, все учились в вузах, и многие имеют знакомых, и они рассказывают о том, что происходит. С этой точки зрения особенно интересно будет рассмотреть ситуацию, сложившуюся на психфаке университета, потом в замечательном гуманитарном заведении - Университете профсоюзов, который возглавляет господин Записоцкий. Можно также проанализировать некоторые передачи, которые он ведет там с девушками. Я против девушек ничего не имею...

Ольга Писпанен: Вы имеете что-то против Записоцкого?

Дмитрий Мокичев: Я имею против той идеологии, которую он привносит посредством этих передач, и того, что возглавляет этот университет.

Ольга Писпанен: А дальше какова процедура – вы вынесли резюме после заседания, что дальше?

Дмитрий Мокичев: Вот мы собираемся, определяем тему, определяем направление, в рамках которого эта тема должна быть рассмотрена, впоследствии люди расходятся, анализируют какую-то литературу, работают в рамках этой темы, пишут свои соображения, отсылают их, скажем, мне. Вот я их прочитываю, как-то структурирую, на следующем заседании как бы ознакомляю членов совета с тем, что они написали, они знают только свое, а я рассказываю, что сделали другие, после чего начинается дискуссия. Различные точки зрения обсуждаются, если все приходят к одной - замечательно, если нет - в резюме выносится несколько точек зрения.

Ольга Писпанен: А дальше-то что?

Дмитрий Мокичев: Далее как бы нужна некая помощь средств массовой информации, потому что мы большой упор делаем на то чтобы распространять резюме через СМИ, многое зависит от того, поддержат нас СМИ, или нет. Но мы постараемся сделать так, чтобы все темы, которые мы обсуждаем, или, по крайней мере, выводы, которые мы делаем, были интересны. И если средства массовой информации смогут абстрагироваться от разного рода запретов, которыми они сейчас загружены по самое не хочу, то тогда, по всей видимости, это будет напечатано, и таким образом мы сможем достучаться до власти, с одной стороны. С другой мы планируем распространять вот эти резюмирующие документы по всем влиятельным людям нашего города. в Закс господину Тюльпанову, к будущему губернатору...

Ольга Писпанен: Но уже велись какие-то переговоры с действующей властью, или с будущей?

Дмитрий Мокичев: Да. В свое время мы провели переговоры с представителем полномочным президента, она обещала нас всячески поддержать, на что мы надеемся. Также были проведены переговоры с господином Тюльпановым, который тоже, в принципе, заинтересован в сотрудничестве. Лидеры партий – мы перенесем вопрос на после 21 сентября.

Ольга Писпанен: Дмитрий клуб "Quo Vadis", директором которого вы являетесь, в городе появился совсем недавно, на месте всеми любимого кафе "Лягушатник". Как так получилось, что ваш клуб сразу прочно вошел в маршруты петербуржцев, любимые места встреч, и так далее? Это дизайнерская мысль, или дань ауре того места, которая там витает?

Дмитрий Мокичев: Прокомментирую слово "недавно" относительно организации нашего клуба – два почти года прошло, полтора, я считаю, это достаточно большой срок. Что касается того, почему это место вдруг стало популярным, то я считаю, что к бренду "Лягушатника" это не имеет никакого отношения. Если кто там был до того, как мы туда пришли, то видел, что это место стало представлять из себя жалкое заведение с облезлыми стенами, совершенно неудобоваримой едой, и так далее, то есть бренд как таковой не имеет отношения. Другое дело - очень выгодное месторасположение напротив Казанского собора, конечно, сыграло большую роль. Проходящие мимо иностранцы, которые составляют до 50 процентов людей, которые наш клуб посещают, и, как правильно вы заметили, творческая мысль, которой мы думали при создании этого клуба. Оформление, составляющие такие, как библиотека, кафе, мероприятия, которые мы там проводились, безусловно, привлекли внимание. Мы целенаправленно работали на создание определенного имиджа, не просто как бы Интернет-клуба, а центра, клуба, в котором есть компьютеры. Наша была задача - место, где просто вместо музыки объединяющим фактором будут компьютеры, и все это органично дополнялось, скажем, картинами, развешанными по стене, совершено замечательными, библиотекой, которая правда перестала существовать и трансформировалось в такое книжное кафе, где, с одной стороны, остались книги, с другой как бы прибавилась возможность попить кофе и всех остальных напитков.

Ольга Писпанен: А можно пить кофе и читать книжку?

Дмитрий Мокичев: Разумеется. Проводятся такие вечеринки, я сам на них, честно говоря, не присутствовал, но говорили, что хорошо получилось, приглашены ди-джеи из "Acid Records"...

Ольга Писпанен: То есть, это тот же самый молодежный клуб, только с компьютерами?

Дмитрий Мокичев: Да. Он просто получился не "сухой". Есть заведения, не будем называть какие, они – "сухие". И раньше, до того, как организовали клуб, у нас была сеть "Виртуальный мир" из компьютерных клубов, там была конкретная строгая работа – пришел, заплатил за компьютер, ушел. А здесь подразумевается несколько другое. В первую очередь - общение, пусть и виртуальное, но тем не менее, а потом уже компьютеры, как таковые.

XS
SM
MD
LG