Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Любовь Меркулова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях заведующая амбулаторно-клинического отделения центра репродуктивного здоровья подростков "Ювенто" Любовь Меркулова. Любовь Викторовна, вот такая интересная конференция прошла вчера в Петербурге под девизом: "Подросток поможет подростку". Ваш центр тоже работает с подростками, был создан специально для этого. Скажите пожалуйста, как вы работаете, какого рода помощь можете оказать ребятам?



Любовь Меркулова: Мы обслуживаем бесплатно всех подростков с 12 до 18 лет и можем оказать комплексную помощь, у нас принимают и венерологи, и гинекологи, и терапевты, и эндокринологи, целый спектр специалистов, которые могут оказать медицинскую помощь, но мы занимаемся и санитарно-просветительской работой, как мы говорили раньше. Мы организуем такие лекции, семинары, тренинги для подростков, и обязательно используем участие волонтеров в проведении этих лекций. Почему? Потому что действительно всегда подросток будет доверять своему сверстнику, и, наверное, чувство достоинства, авторитет подростка, который несет знания своему сверстнику, тоже растет. Подростки - народ благодарный, хотя непредсказуемый. Мне, как взрослому человеку, иногда хочется видеть какую-то логику в поступках, а у подростков логики подчас никакой нет. Очень часто они шагают в воду, совершенно не зная, брод-то есть, или нет. Мы сталкиваемся с тем, что родители очень мало уделяют времени своим детям. Я понимаю, что это занятость, и психологи подсчитали, что в течение дня родители разговаривают с детьми всего 15 минут за весь день. Безусловно, за эти 15 минут вряд ли они могут обсудить животрепещущие вопросы. И по всем опросам я поняла, что основные знания подростки черпают у своих сверстников и у партнеров. Знания не всегда бывают энциклопедическими, и поэтому иногда приходится рассказывать о самых элементарных вещах. Я считаю, что это должно быть в семье обговорено, обязательно в школе, постепенно, и потом уже, конечно, с медицинскими работниками.

Татьяна Валович: А как вы считаете, почему в России до сих пор, в 1996-м году, по-моему, начинали разрабатывать программы полового просвещения в школах, но это встретило огромное сопротивление, что это, ханжество? Или недоверие к школе, к специалистам, которые могут предложить какие-то программы? Недостаток грамотных специалистов?

Любовь Меркулова: Я думаю, что, конечно, должна идти определенная подготовка специалистов. И, конечно, согласие родителей на проведение даже той же беседы обязательно должно быть. Потому что каждая семья – у нее есть свой устав, свои правила. Тем не менее, каждый родитель, безусловно, должен знать, что нет пророка в своем отечестве, и очень хорошо, когда грамотный, подготовленный специалист рассказывает самые элементарные вещи о физиологии, потому что очень часто мальчики и девочки не знают самых элементарных вещей. И очень хорошо это вести в виде диалога, потому что если проводить беседу, то только 15 процентов усваивается от того, что было сказано. А если это проводится в виде диалога - около 45-50 процентов останется в памяти и будет потом использовано.

Татьяна Валович: И, наверное, возможность такой задать любой интересующий вопрос человеку не близкому, не родственнику, не классному руководителю, ведь психология подростков такова, что они часто стесняются замыкаются в себе...

Любовь Меркулова: Незнакомому человеку легче задать вопрос. И мы даже раньше проводили беседы с целым классом. А класс это практически семья, и очень часто трудно задать вопрос, потому что потом это может обернуться против тебя. И теперь мы проводим такие лекции для тех детей, кто пришел и решил сам все узнать, услышать. Это дети, незнакомые между собой, поэтому им очень легко задавать вопросы. Мы просим их задавать эти вопросы и устно, и в письменной форме, то есть, в любой форме мы принимаем вопросы. И когда они видят, что мы правильно реагируем, не осуждая, объясняя, как должно быть в жизни, и как правильно, может, это не совсем верно, емко, но, во всяком случае, это отражает то, что я бы хотела сказать.

Татьяна Валович: Любовь Викторовна, а приходят ли к вам за помощью родители?

Любовь Меркулова: Приходят. Вот удивительно, иногда родители приходят и объясняют, что вот, "нет контакта у меня с ребенком". И мы посылаем их к психологу, и они обговаривают те вопросы, потому что нельзя быть цербером, нужно быть действительно старшим другом. Я, например, считаю что моя дочь и сын мне делают самый большой комплимент, когда говорят, что я самый лучший их друг. И я так считаю, что так должно быть в семье, папа - друг для сына, для дочери, мама - то же самое. И, оказывая такую помощь, мы помогаем и родителям, и детям. Очень часто мы проводим беседу как бы за "круглым столом", когда и ребенок пришел, и мама, и вот эти вопросы обсуждаются вместе.

Татьяна Валович: А школы – бывает, что кто-то из директоров или классных руководителей хотели бы дать знания своим ученикам, и обращаются за консультациями?

Любовь Меркулова: Да в вашем районе около метро Чернышевская есть школа при педиатрической медицинской академии, там очень продвинутые дети и очень хорошие педагоги. И эти дети каждый год приходят к нам, и мы из этих ребят иногда выбираем волонтеров, которые работают летом в пионерских лагерях, и уже подготовленные подростки рассказывают своим сверстникам или детям чуть младше о том, что они знают.

Татьяна Валович: Любовь Викторовна, вот, на ваш взгляд, сегодня такая трагичная дата, 11 сентября 2001-го года был страшный теракт в Америке, после этого теракта изменился мир или нет?

Любовь Меркулова: Мне кажется, мир изменился, может, потому что я изменилась. У меня совершенно изменилось отношение к жизни. Я раньше как-то не задумывалась и мне казалось, что еще все впереди, это черновик еще, а вот набело я чуть-чуть позже, дальше, еще чуть-чуть. И я поняла, что действительно жизнь - миг между прошлым и будущим. Он только сейчас этот миг. И даже своим пациентам я всегда говорю: надо жить только сегодняшним днем. И все лучшее ты должна делать и думать, вот это все сегодня, не откладывая это на завтра.

Татьяна Валович: А перефразируя этот вопрос по отношению к вашими пациентам, подросткам, вы уже достаточно долго с ними работаете - вот как изменилась ситуация вообще с тем, когда подростки начинают сексуальную жизнь, когда они знакомятся в первый раз с этими проблемами? Вообще в России каковы тенденции?

Любовь Меркулова: Чтобы было понятно нашим слушателям. Я хочу сказать: возьмем одно поколение женщин - 1960-й и 1980-й год, и следующее поколение - 1980-й и 2000-й. Если раньше, первое поколение, в основном, месячные начинались у девочек в 15-17 лет, то сейчас первые месячные начинаются раньше - 12 лет. Начало половой жизни – раньше это было 17-19 лет, сейчас это 14-16 лет. Если раньше вступление в брак было где-то 19-20 лет, то сейчас 21-28. Желанная беременность у первого поколения было 20-2,1 то сейчас тенденция - 28-29 лет. Конечно, для меня понятно, что репродуктивная жизнь женщины увеличилась, менопауза наступает несколько позже, а территория детства сократилась. Мы должны с вами понимать, что это тело взрослого человека, но на плечах еще голова ребенка, и эти "ножницы", несоответствие иногда и приводят к тем негативным моментам, с которыми мы сталкиваемся.

Татьяна Валович: А вот отношение в России к репродуктивному здоровью своих граждан - как вы можете его описать? Очень многие говорят, что нет должного внимания, не проводятся те мероприятия, которые должны быть. На уровне высоких чиновников какие-то объявляются программы, а что на самом деле происходит?

Любовь Меркулова: Я вообще люблю свою страну, но когда смотрю по отношению нашего государства, правительства, чиновников к детям, подросткам, беременным и старикам, то мне кажется, вот, это все говорит без слов за себя. Подросткам, детям не уделяется то внимание, которого они заслуживают, потому что это наше будущее, это золотой запас нации. И я не устаю всегда об этом говорить. Вот если мы действительно будем помогать и растить достойное поколение, то тогда мы будем процветать. Если мы не будем обращать внимания и считать, что и так пройдет, авось, небось и как-нибудь, с этим девизом мы не проживем.

Татьяна Валович: Любовь Викторовна, я хочу задать такой вопрос: ваш центр до сих пор существует в старом здании на Старом петербургском шоссе?

Любовь Меркулова: Да мы существуем в старом здании.

Татьяна Валович: Оно, по сути дела, аварийное. По-моему, еще в 1999-м году было распоряжение комитета здравоохранения города о том, чтобы вам выделить хорошее здание?

Любовь Меркулова: Да, мы должны были переехать на Московский 104, но наш мэр Яковлев отменил это решение, по-моему, какая-то коммерческая структура занимает теперь это здание, а мы проживаем в нашем здании, которое не отвечает никаким санитарно-техническим нормам, и я понимаю, что всегда театр начинается с вешалки. Я понимаю, что когда входят к нам, то первый момент - момент испуга: неужели в таком помещении могут работать хорошие специалисты. Я всегда говорю: наш центр уникален. Он один единственный в России такой, и, не побоюсь сказать, в мире, нам оказывают помощь шведские организации, с помощью шведов, российско-шведский проект "13 +", у нас организованы молодежные консультации в районах города, более 10, а будет их 1,. и я хочу с гордостью сказать: мы ведь не тянули одеяло на себя, мы, в принципе, могли бы договориться, и все деньги, которые выделялись на организацию молодежных консультаций, вложить в реконструкцию нашего центра. Но мы прекрасно понимаем, что для такого мегаполиса одного центра мало. Нужны, безусловно, в районах молодежные консультации. И они выигрывают по отношению к нам в своем внешнем виде, дизайне. Мы постоянно опрашиваем наших подростков - их отношение к нам, и к врачам, и к среднему медперсоналу, и к регистратуре, и каждый раз мы обсуждаем на общем собрании все результаты анкетирования, и очень интересно, что они дают высокую оценку врачам и медсестрам, более низкую оценку другим звеньям, и всегда отмечают плохое санитарно-техническое состояние здания.

Татьяна Валович: То есть, даже на вашем примере можно проследить, как чиновничество России относится к проблемам?

Любовь Меркулова: Безусловно.

Татьяна Валович: Любовь Викторовна, вчера в Саратове прошел достаточно необычный крестный ход, как отмечали многие, первый в России, и посвящен он был тому, что люди каялись в совершении абортов. Скажите пожалуйста, вот к вам же обращаются подростки с нежелательной беременностью, иногда 15 и 14-летние девочки, как вы работаете с такими пациентками?

Любовь Меркулова: Мы работаем комплексно. Обязательно с ними разговаривает гинеколог, обязательно разговаривает психолог и обсуждаем проблемы, действительно ли это решение принято и приговор окончательный, обжалованию не подлежит, или есть какая-то альтернатива.

Татьяна Валович: А привлекаете ли вы родителей? Обязаны ли вы сообщить, если к вам пришел ребенок и говорит, что, "я не могу маме сказать, я беременна"?

Любовь Меркулова: По закону до 15 лет мы должны получить согласие родителей, иногда это может быть не мама, а папа, бабушка, то есть кто-то из близких родственников. После 15 лет ребенок, по закону, имеет право решать эту проблему сам.

Татьяна Валович: А что происходит, если к вам приходит подросток, обращается со своей проблемой, а в процессе консультации вы обнаруживаете, что он наркоман - как вы сотрудничаете с другими организациями в этом случае?

Любовь Меркулова: Да, у нас есть связь с наркологами, в основном наши психотерапевты помогают нам в этом случае. Сейчас меня больше волнует такая проблема: очень часто девочки прерывают беременность, мы обговариваем вопросы защиты от нежелательной беременности с ними на дооперативном периоде, и после операции, и, тем не менее, 13 процентов девочек через определенный промежуток времени приходят на прерывание беременности повторно. И теперь у нас психологи работают в дневном стационаре, где девочки находятся и все-таки еще раз говорят, и стараются у них такую доминанту выработать: дороже здоровья ничего нет, ты здоровье не купишь потом ни за какие деньги. Ответственность за прерывание беременности действительно ты несешь, отец, мать и врач, который делает медицинский аборт, я, например, читаю каждый день канон покаянный, потому что я прекрасно понимаю и объясняю девочкам, что мы не можем прожить жизнь без ошибок, и вы, и я, и наши радиослушатели. Безусловно, кто-то в жизни ошибался. Важно, чтобы эта ошибка была путем к совершенству. Если ты сделал ошибку, но ты ее осознал, понял, принял и пошел дальше, ты стал мудрее, ты стал немножко старше, опытнее, и на эти грабли ты не наступишь еще раз. Я сказала, что у подростков подчас логики нет. И, опросив, мы подразобрались, и очень часто девочки боятся, вдруг будет бесплодие после проведенной операции, где-то на подсознательном уровне, и они стараются еще раз забеременеть, чтобы быть уверенными, что беременность есть.

XS
SM
MD
LG