Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмитрий Пучков ("Гоблин")

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня у нас в гостях самый популярный переводчик западных фильмов, как его называла британская газета "Observer", новое лицо пиратской видео-индустрии "Гоблин" Дмитрий Пучков. Видеомагнитофоны в России появились по историческим меркам сравнительно недавно. Тогда же в нашу жизнь прочно вошли голоса за кадром, которые переводили непонятные и неизвестные заграничные слова. Переводчики с зажатыми прищепками носами, потом профессиональный дубляж, но все равно это были голоса без имени, либо известные в достаточно узком кругу. Теперь у этого голоса за кадром есть имя, достаточно многим уже известное в России, не только в Петербурге и Москве, но и во многих регионах, это имя - Гоблин. Объясните пожалуйста свою популярность, откуда она?



Дмитрий Пучков: Популярность объясняется в первую очередь тем, что переводы свои я делаю без какой-либо цензуры. Скажем так, то, что делали ранее, в эпоху видео советского, переводилось следующим образом: переводчик вставлял кассету в видеомагнитофон, одевал наушники и на слух, то, что успевал расслышать и сказать, таким образом переводил. В конечном итоге получался не столько перевод, сколько такой, совершенно вольный пересказ. Одно предложение из трех перевел нормально. Естественно, там были разные совершено переводчики по уровню. Отдельные представители уровня практической гениальности, но массовый продукт был качества ниже ватерлинии. С тех пор все поменялось. Подход совершенно другой. Если должен быть хороший перевод, то это для начала изготавливается текст, а потом он зачитывается, никаких пересказов, все это должно литературно правиться и только после этого зачитываться. Плюс в каждом нашем переводчике тех времен сидела жесткая цензура. Поскольку большинство боевиков голливудских такой направленности - "action" - боевики - изобилуют различной нецензурной бранью, у нас этого всегда категорически избегали, ни в коем случае. Если при советской власти это было понятно, могли посадить, сейчас - неясно совсем. Таким образом, получается, что фильмы, которые предназначены для исключительно взрослой аудитории, как тоже "Криминальное чтиво", который вовсе не есть фильм детский, или предназначенный для просмотра детьми, их у нас почему-то показывают по центральным каналам в то время, когда смотрят дети. При этом, приведение их в более менее цензурный на слух вид почему-то, с точки зрения наших переводчиков, делает этот фильм приемлемым для просмотра, в то время, когда там простреливают головы, детям смотреть можно, а когда ругаются - нельзя. Я захожу с другой стороны. Я перевожу без купюр, без лицемерия, и в итоге фильмы обретают совершенно чудовищное звучание на русском языке, и граждане, видящие это дело в первый раз, испытывают культурный шок, скажем. И в то же время, в этих старых фильмах я вношу достаточно серьезные исправления того, что кто-то ранее не понял, не успел сказать и прочее. В общем, фильмы, переведенные мной, если раньше это был фильм про войну, то в моем переводе он останется про войну, но будет отличаться радикально, из-за этого, наверное, популярность и получается.

Ольга Писпанен: А скажите пожалуйста, вы пользуетесь еще пиратскими продуктами, либо все-таки дожидаетесь лицензионной версии и только тогда занимаетесь переводами фильма?

Дмитрий Пучков: У нас есть один приличный магазин в Санкт-Петербурге, который торгует американскими дисками, которые приводят из США, стоят они достаточно дорого, по сравнению с тем, что продают пираты, разница в ценах в 10 раз примерно, вот, хожу, покупаю те, которые нормальные, лицензионные диски, хожу, покупаю.

Ольга Писпанен: В конечном итоге, это все равно оказывается пиратский продукт, потому что ваши переводы воруют, насколько я поняла?

Дмитрий Пучков: Не могу сказать, что у меня их воруют. То, что я перевожу, это мой голос, которым я сам зачитываю переведенный мной текст, это я даю посмотреть друзьям, товарищам, приятелям, в результате все это мгновенно расползается, оказывается в Интернете, откуда может скачать совершено бесплатно любой.

Ольга Писпанен: То есть, вы не имеете ни копейки с этих многомиллионных копий того же "Властелина колец", переведенных вами?

Дмитрий Пучков: С "Властелином колец" - там история совершенно особая. Это была достаточно специфическая шутка, предназначенная для узкого круга друзей и знакомых, то, что она вообще расползлась так стремительно, катастрофически быстро, это вообще не есть очень хорошо. Для этого не предназначалась.

Ольга Писпанен: Мы говорим о том "Властелине колец", который не явлется прямым переводом, а является некоей даже, скажем, комедией на российские реалии - переведенный текст?

Дмитрий Пучков: Там не совсем так. Существует в двух вариантах перевод. Есть перевод мой адекватный, вполне строго соответствующий содержанию оригинала, в меру моих сил и познаний английского языка, и есть перевод так называемый смешной. Появился он следующим образом. Поскольку я перевожу в основном старые фильмы, то есть, то, что мы ценим и любим в американском кинематографе, оказывается, что в старых переводах, допустим, в этом месте была шутка, в том была шутка, в моем ни здесь шутки нет, ни там. Народ начинает возмущаться, те, кто помнит, как было раньше. На что объясняю, что в оригинале никаких шуток не было, нет ничего смешного. На самом деле, переводчик чего-то не понял, или ему скучно было, он взял и пошутил в этом месте, чего делать, на мой взгляд, не стоит. На что общественность возражала, что это были талантливые переводчики, в отличие от тебя фильм был скучный, они пошутили, и он стал лучше. А ты вот серый, нет в тебе Божьей искры, и ты не можешь пошутить так, чтобы было смешно. В результате длинные споры были, как же так, это же искажает авторский замысел. Переводчик - он просто транслятор, технический работник, а не некий, так сказать, гений вторгающийся. Вот, в результате долгих споров я, в конце концов, решил пошутить, что вот, я тоже шутить умею.

Ольга Писпанен: Дмитрий, вы один работали над этим переводом, либо с компанией, и почему вы вдруг решили изменить правилу, написать свой сценарий?

Дмитрий Пучков: Народ требовал шуток, и я решил пошутить. Шутилось это дело следующим образом. У меня есть сайт свой такой, oper.ru, на сайт ходит в настоящий момент 8 тысяч человек в день, из них примерно тысяча таких достаточно активных участников, которые регулярно высказывают собственное мнение по различным вопросам и обсуждают мое так называемое творчество. И когда было принято решение над чем-нибудь пошутить, я недолго подумал, чего бы такое выбрать, и решил, что "Властелин колец" вполне подойдет, потому что фильм исключительно пафосный, они же, все участники действия, они осознают, что их деяния, слова будут жить в веках, поэтому они постоянно выбирают, таким высоким слогом, стилем излагают, чтобы потомкам не стыдно было повторять. На мой взгляд, достаточно смешно получилось. Поэтому я решил, что если за кадром переводчик, если несет ахинею, то здесь она будет наиболее контрастно выглядеть. И мы принялись острить по ходу. Базовый замысел, что есть зловредное кольцо такого вредителя Саурона, а доблестный оперсостав в лице, так сказать, сотрудников - они добрая сторона, а злобные урки и уголовники - они нехорошие. Орки - это урки, а все остальные хорошие, они, значит, оперуполномоченные, и вот, они это кольцо тащат в республику Мордовию, чтобы выкинуть там в домну, тогда всем счастье будет. Соответственно, поделили роли, туда сюда, в общем, уголовники, все урки заговорили, как урки, доблестные милиционеры заговорили, как милиционеры

Ольга Писпанен: То есть, вы внесли свой вклад в улучшение имиджа оперуполномоченных на территории Российской Федерации?

Дмитрий Пучков: В общем да. А все остальное уже так. Там масса шуток. То есть, это не некий глумеж над произведением.

Ольга Писпанен: Туалетный юмор, так называемый "сортирный", либо нет?

Дмитрий Пучков: Ну, детям совершенно спокойно можно показывать. Ну, есть там пара слов, не очень, скажем, приемлемых. Тем не менее, детям совершенно показывать можно, и детям нравится больше всего. В результате получилось совершенно самостоятельное, как я считаю, творение, на мой взгляд, достаточно смешное. Там просто сам фильм очень длинный, три часа веселиться крайне проблематично, он такой затянутый получается.

Ольга Писпанен: Скажите, Дима, русские матом либо ругаются, либо разговаривают. И то, и другое можно делать одинаково вкусно и одинаково отталкивающе, вот ваши отношения с ненормативной лексикой вне работы?

Дмитрий Пучков: Во-первых, относительно красот, если человек вообще хорошо говорит, у него образная речь, правильно построенная, он соответственно и ругается точно так же, излагая это ярко и красочно. Если человек достаточно серая посредственность, то у него и в речи через слово все одно и то же, как у нас называется, для связки слов употребляется. Естественно, отношусь сугубо отрицательно, ибо все уместно там, где оно уместно. Как можно разговаривать в компании мужиков за кружкой пива - это одно, и в присутствии женщин и детей - это совершено другое. То, что сейчас все это дело так смазывается, и вроде как уже и норма, на улице послушаешь, дети загибают так, что самому в пору блокнот достать и записывать, это не есть, на мой взгляд, хорошо.

Ольга Писпанен: Почему же вы тогда переводите фильмы с большим количеством нецензурной брани, вы же знаете, что, скорее всего, дети увидят эти фильмы? Если раньше они смотрели то же самое "Криминальное чтиво" и не слышали вот тех многоэтажных оборотов, то вы доносите до их ушей во всей красе ту самую нецензурную брань, которую они потом выносят на улицу.

Дмитрий Пучков: Основная часть моей аудитории - это люди возрастом под 30 лет, у которых детей нет.

Ольга Писпанен: Я знаю, что и дети смотрят.

Дмитрий Пучков: Смотрят, безусловно. Но я считаю, что в моем переводе фильмы посмотревшие взрослые никогда не дадут смотреть детям. И то, как это было лет 20 назад, когда на кинотеатрах висели таблички, что фильмы детям до 16 - должно получиться и теперь. Ни в коем случае подобные фильмы нельзя показывать по телевизору, ни в коем случае на подобные фильмы не должны ходить дети в кино. Ибо ругань, сцены употребления наркотиков, мордобоя жесточайшего, стрельбы по людям - все это для детей не предназначено. Я считаю, что я делаю так, чтобы данные фильмы до детей не доходили вообще. Может, они некоторое время до детей доходить будут, потом это все прекратится. Будет введен возрастной ценз, так же, как в тех же Соединенных Штатах, где написано - категория, все, всего доброго, такие фильмы дети смотреть не должны, там их никто не дает детям. То же самое должно быть и у нас.

Ольга Писпанен: Будем надеяться, что это случится... Дима, а по каким критериям вы выбираете фильмы? Почему вы в основном переводите только боевики, детективы?

Дмитрий Пучков: Перевожу я только то, что лично мне нравится. Не на заказ то, что кому-то интересно, а что нравится лично мне. Вкусы у меня достаточно плебейские такие, поэтому вот... Больше всего меня интересуют фильмы про полицию, про бандитов, про войну, то есть...мне веселее всего переводить. И считаю, что получаются они у меня лучше всего. Скажем так, мои познания и способности в области перевода не простираются на Шекспира, Голсуорси и прочее, это для меня достаточно проблематичные тексты, и это у меня и не получится, скорее всего, а такие незатейливые - это да.

Ольга Писпанен: Вы уже перевели достаточно много фильмов, знаете уже, что такое сценарий, самому не хотелось написать и снять что-нибудь?

Дмитрий Пучков: Да в последнее время уже приступил к подготовке. Купил себе добротную цифровую камеру, массу всяческого оборудования, и сейчас кропаю для себя, кроме того, изобретаю сценарии к мультикам и делаю свой собственный мультик.

Ольга Писпанен: Вы сами писали сценарий?

Дмитрий Пучков: Не сам, мы вдвоем, с приятелем пишем. Мультик социального содержания, в России, по-моему, таких раньше не было и сейчас нет, я, во всяком случае, не вижу. Ну, не Симпсоны, так скажем, не семья, там другие персонажи действуют, два взрослых дядьки, в наше время, и вокруг них крутится всякая, попадают различные ситуации.

Ольга Писпанен: Но это будет мультик для детей, или опять же с возрастным цензом?

Дмитрий Пучков: По содержанию, наверное, да. Ненормативная лексика отсутствует, как класс. То есть, там совершенно спокойно можно смотреть всей семьей.

Ольга Писпанен: Вы занимались раньше в основном компьютерными играми. Почему вообще решили перейти в киноиндустрию?

Дмитрий Пучков: Ну, отвратительно переводят потому что.

Ольга Писпанен: То есть, праведный гнев?

Дмитрий Пучков: Да. Переводы, на мой взгляд, никак не соответствуют содержимому фильмов. То есть, людям показывают не то, что есть на самом деле.

Ольга Писпанен: Еще такой вопрос напоследок: вот вы, как говорят, очень хорошо владеете нецензурной бранью, хорошо переводите с английского на русский. А где вы этому научились, этому же не учат в университетах?

Дмитрий Пучков: На двухгодичных курсах при ДК милиции имени Дзержинского. Ну и сам еще 15 лет тренировался, это достаточно долго.

Ольга Писпанен: Милиционеров учат именно ругаться матом на английском языке?

Дмитрий Пучков: Общение с соответствующим контингентом. Переводчик - это, в первую очередь, отменное знание родного языка, и во вторую очередь - иностранного. Можно как угодно хорошо знать иностранный, но если ты не умеешь говорить по-русски, то ничего не получится.

XS
SM
MD
LG