Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аркадий Чеплыгин


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: В Петербурге уже давно многие граждане, потерявшие всякую надежду на возможность решить с помощью властей свои проблемы, объединяются по интересам, точнее, по проблемам, причем это касается не только вопросов ЖКХ, но и других, например, призыва в армию. Создаются даже организации помощи призывникам. С руководителем такой организации, генеральным директором общества с ограниченной ответственностью "Призывник" Аркадием Чеплыгиным мы сегодня и побеседуем. Аркадий Алексеевич, расскажите несколько слов о вашей организации, которую, как я понимаю, вы совсем недавно создали?

Аркадий Чеплыгин: Да, наша организация очень молодая. Другое дело, что сотрудники организации, те люди, которые сейчас принимают участие в нашей работе, имеют богатый опыт, как юридической работы, так и правозащитной деятельности. Лично я занимаюсь правозащитной деятельностью в сфере военного права с 1998-го года, имел опыт работы в балтийской коллегии адвокатов, в организации "Солдатские матери Санкт-Петербурга", поэтому та проблема, которую мы стали поднимать в рамках ООО "Призывник" нам достаточно хорошо известна.

Виктор Резунков: Это коммерческая организация. Может создаться видимость, да, по-моему, вы и не скрываете, что она будет помогать людям, которые не желают идти в армию, за деньги избавляться от службы в российской армии?

Аркадий Чеплыгин: Да. Безусловно. Наша организация носит коммерческий характер. Это, прежде всего, обусловлено тем, что в настоящий момент у нас нет возможности получать гранты, мы не можем осуществлять благотворительную помощь именно по этой причине. Тем не менее, в настоящий момент мы готовим учредительные документы для подачи в регистрирующие органы для регистрации некоммерческой организации, которая будет заниматься тем же самым. Да сейчас именно для того, чтобы существовать, мы вынуждены оказывать помощь за деньги.

Виктор Резунков: Скажите пожалуйста, какие механизмы существуют, схемы, которые не в нарушение закона, или, скажем так, обходя его, позволят людям не ходить на службу в армию?

Аркадий Чеплыгин: Это покажется достаточно странным, но обходить закон не приходится. Опыт показывает, что в Петербурге нет здоровых молодых людей. Тщательный медицинский осмотр позволяет обнаружить то заболевание, которое согласно расписание болезней подпадает под те категории, которые несовместимы со службой в армии. Мы проводим тщательный осмотр призывника, этим занимаются те врачи, к которым мы направляем наших клиентов, и в 100 процентах случаев заболевания обнаруживаются даже то заболевание, о котором сам призывник подчас не знает.

Виктор Резунков: То есть. никакой необходимости нарушать закон нет?

Аркадий Чеплыгин: Безусловно. Нарушением закона, как правило, занимаются наши оппоненты в призывной комиссии.

Виктор Резунков: А как власти относятся к существованию вашей организации? Им известно о вашей организации?

Аркадий Чеплыгин: Безусловно, призывные комиссии, по крайней мере, их большинство, поставлены в известность о существовании нашей организации, относятся лояльно.

Виктор Резунков: Насколько мне известно, вы начали проводить правовой мониторинг по Петербургу - что вы обнаружили вообще ситуация с защитой прав призывников?

Аркадий Чеплыгин: Я бы сказал, что мониторинг мы начали проводить гораздо раньше до того, как те люди, которые сейчас работают в "Призывнике" объединились в эту организацию. Мы провели мониторинг по результатам проведения осеннего 2001-го и весеннего 2002-го года призыва и обнаружили совершенно вопиющие нарушения прав человека. Огромный размах приобрели незаконные задержания молодых людей в общественных местах, по месту жительства призывников, эти задержания не оформляются протоколом, не указывается причина того, что происходит, не придается правовая форма этим мероприятиям, молодые люди доставляются на сборные пункты призывных комиссий районов, где в их отношении проводится медосвидетельствование, достаточно поверхностное, медицинские документы, которые есть в поликлиниках или дома у призывников, о чем заявляют сами призывники, не истребуются, молодым людям проставляется категория годности А или В, допускающая службу в армии, затем парни, подчас в наручниках, доставляются на сборный пункт призывной комиссии города, где подтверждается вынесенная категория годности и вынесенное решение о призыве. Затем в тот же день молодые люди отправляются в войсковую часть, что на самом деле является каким-то нонсенсом, поскольку по положению о порядке прохождения военной службы дата исчисления сроков военной службы приравнена к дате отбытия из военного комиссариата субъекта Федерации к месту службы. Проще говоря, если молодой человек отправляется в армию в день вынесения решения о призыве, значит, он приобретает статус военнослужащего до вынесения решения о призыве, что нарушается не только действующее законодательство, но и согласитесь законы логики. Это основное нарушение прав человека, с которым нам приходится сталкиваться и бороться.

Виктор Резунков: Аркадий Алексеевич, вы обратились, как я вижу, с письмом к губернатору Петербурга, собираетесь под ним собирать подписи. Что вы вообще пытаетесь добиться? Насколько мне известно, губернатор давно уже перестал реагировать на подобного рода призывы.

Аркадий Чеплыгин: Чего мы хотим добиться? Мы хотим, чтобы губернатор, как то должностное лицо, которое формирует призывную комиссию Санкт-Петербурга, запретил призывной комиссии города, ее отдельным должностным лицам препятствовать прохождению в помещение сборного пункта доверенных лиц призывников, тех людей, чьи полномочия оформлены соответствующим образом нотариальной доверенностью. Кроме того, мы хотим, чтобы губернатор посодействовал тому, чтобы молодые люди, в отношении которых уже вынесено решение о призыве, могли выйти за пределы сборного пункта и либо прийти домой попрощаться со своими родственниками, согласитесь, два года службы в армии не увеселительная прогулка, либо если молодые люди не согласны с решением о призыве, подать жалобу на это решение в суд. Если молодой человек находится в сборном пункте и не может оттуда выйти до отправки в часть, то он не может просто-напросто оплатить госпошлину в отделении банка, не может прийти на почту и подать жалобу в суд, не может просто написать, поскольку подчас нет канцпринадлежностей... Мы надеемся, что обращение, под которым поставят подписи известные в Санкт-Петербурге, люди, общественные деятели, политики, будет рассмотрено губернатором, и Владимир Анатольевич примет меры.

Виктор Резунков: Вы так же, как я понимаю, собираетесь направить каких-то наблюдателей на призывные комиссии?

Аркадий Чеплыгин: Мы хотели бы, чтобы призывные комиссии не препятствовали доверенным лицам призывников присутствовать на медицинском освидетельствовании, заседании призывной комиссии, не более того.

Виктор Резунков: Но уже сейчас вы встречаете какие-то препятствия со стороны людей в погонах?

Аркадий Чеплыгин: Да, безусловно, особенно, это ощутимо в таких призывных комиссиях, как призывные комиссии Выборгского района Санкт-Петербурга, Красно-сельского района и на городской призывной комиссии. Приказом начальника второго отдела городского военкомата Евгения Сергеевича Аборина запрещено пропускать на сборный пункт представителей призывников и иных, якобы, посторонних лиц.

Виктор Резунков: Аркадий Алексеевич, сколько вам лет?

Аркадий Чеплыгин: 24 года.

Виктор Резунков: Вы знаете Павлика Морозова? Как вы к нему относитесь?

Аркадий Чеплыгин: Несчастный мальчик. Будучи одурманенным какими-то совершенно безумными идеями, он разрушил собственную семью. Чисто по-человечески жалко.

Виктор Резунков: Какие у вас были взаимоотношения с пионерской организацией?

Аркадий Чеплыгин: Напряженные. Сначала, когда меня не приняли в пионеры, был такой случай, поведение страдало, очень расстраивался по этому поводу, затем, году в 1991-м, если не ошибаюсь, последние годы доживала пионерская организация, заявил о выходе из нее.

Виктор Резунков: Написали заявление?

Аркадий Чеплыгин: Да, я обратился с заявлением к классному руководителю, поскольку пионервожатых у нас как таковых уже не было, на что мудрая женщина мне сказала: "Подожди немного, она сама развалится".

Виктор Резунков: Вернемся к теме призыва. Насколько мне известно, вы собираетесь обратиться в Конституционный суд относительно нарушения статьей Конституции институтом призыва?

Аркадий Чеплыгин: Эта задумка родилась еще два года назад. Мы провели анализ действующего законодательства и пришли к выводу, что самим существованием призыва на военную службу, который, прежде всего, является принудительным направлением граждан на военную службу, нарушается ряд конституционных прав человека. Прежде всего, право на труд не может быть реализовано в условиях содержания человека в войсковой части; право на свободу передвижения - разумеется, регламентировано исключительно рамками территории войсковой части и приказами командиров. Право на личную неприкосновенность, естественно, нарушается; право на жилище, потому что молодые люди принудительно снимаются с регистрации по месту жительства и, кстати, уже были такие случаи, когда молодой человек уходил в армию, его родители, опекуны или другие лица, с которыми он проживал в муниципальной квартире, умирали, погибали, парень возвращался и обнаруживал, что его квартира абсолютно на законных основании, якобы, заселена новыми нанимателями. Нарушается право, предусмотренное 19-й статьей Конституции, на недискриминацию по признаку пола. Мужчина и женщина по Конституции имеют равные права и возможности для их реализации, и представляется довольно странным ,что призыву подлежат только мужчины, хотя известно что феминизированный мужчина менее подготовлен к службе в армии, чем маскулинизированная женщина, и если уж определять круг лиц, подлежащих призыву, то уж никак не биологическим полом, а социальным.

Да, разумеется, 55я статья Конституции допускает ограничение прав человека в том случае, если это ограничение отвечает интересам страны и безопасности государства, но представляется, что такое ограничение прав человека как призыв в армию не отвечает этим целям. Обратимся хотя бы к указу президента РФ от 1996-го года, знаменитый указ, подписанный на танке, о переводе армии на профессиональную основу. Этот указ действует с большими изменениями и по сей день, и в преамбуле указано, что переходом армии на контрактную основу достигается цель повышения эффективности боеспособности вооруженных сил. Спрашивается, если армия, сформированная по контракту, более эффективная, чем армия сформированная по призыву, и при это армия, сформированная по контракту, не нарушает прав человека тех, кто служит в этой армии, в отличие от армии, сформированной по призыву, то, собственно, насколько адекватно ограничение прав человека тем целям, которые это ограничение преследует?

Между прочим Конституционный суд уже трижды прокомментировал соответствующую норму 55-й статьи Конституции и адекватность ограничения была определена как критерий применимости этих ограничений в рамках 55-й статьи Конституции. Поэтому я подготовил жалобу в Конституционный суд, которая вскоре будет подана от имени одного из молодых людей моего коллеги по партия "Либеральная Россия", и я думаю, что жалоба будет удовлетворена. Фактически мы просим от Конституционного суда признать не соответствующими Конституции ряд положений закона о воинской обязанности и военной службе, которые предусматривают институт призыва на военную службу.

Виктор Резунков: Аркадий Алексеевич, вы член политсовета ленинградской областной организации партии "Либеральная Россия". Партия имеет отношение к вашему обществу "Призывник"?

Аркадий Чеплыгин: Нет, не имеет.

Виктор Резунков: То есть, это не политическая акция?

Аркадий Чеплыгин: Подача жалобы в Конституционный суд, это, прежде всего, правозащитная акция. Другое дело, что, по всей видимости, кроме партии "Либеральная Россия" в России не осталось других политических организаций, которые выступают за отмену призыва.

Виктор Резунков: У меня такой вопрос, может, он вам покажется несколько странным, служба в армии, вообще отношение к службе в армии - вопрос философский. Каждый человек его решает по-своему. С другой стороны, государство заставляет каждого гражданина пытается заставить жить два-три года в условиях коллектива при соблюдении царящих в нем жестких законов. В принципе, можно армию сравнивать с "зоной", там царят примерно такие же законы, или армию можно сравнить, допустим, с монастырем. Вы не служили в армии?

Аркадий Чеплыгин: Нет, я не служил.

Виктор Резунков: Какое у вас отношение к службе в армии?

Аркадий Чеплыгин: В свое время мне объясняли, что служба в армии в течение двух лет - это возвращение некоего долга перед родиной. Да, раньше, когда еще учился в школе, на первых курсах университета, я действительно полагаю, что у меня существует какой-то долг перед родиной, как- никак бесплатное обучение, меня бесплатно лечили, но если подумать - за это ведь кто-то платил. Да, медицина у нас была бесплатная, образование бесплатное, но деньги выделялись из бюджета, бюджет формировалась из денег, которые шли, в том числе и от моих близких моей бабушки, которая меня воспитывала моего отца в виде налогов. Поэтому, собственно, то бесплатное предоставление, которое осуществляло государство, было оплачено моими близкими, и в настоящее время - я работаю я плачу налоги. Я даю государству деньги, потому что я считаю, что долгов перед государством у меня нет. Но, согласитесь, служба в армии, так же, как работа врача, юриста, учителя должна быть добровольной, по позыву души. В противном случае это превратится, и уже превратилось, в принудиловку, к которой и те люди, которые служат в армии, относятся крайне отрицательно.

Виктор Резунков: То есть, можно, допустим, решить ситуацию каким-то образом, что люди, которые не хотят служить в армии, будут платить налог и за счет этих денег создадут профессиональную армию. Вы согласны с такой идеей?

Аркадий Чеплыгин: Нет, я не согласен. Дело в том, что сейчас призыв в армию подрывает устои рыночной экономики. Призывая в армию, в железнодорожные, строительные, медицинские войска молодых людей, мы стимулируем безработицу среди гражданских железнодорожников, строителей, медицинского персонала, призывая на военную службу людей, которые зарабатывают большие, подчас очень большие деньги, мы просто заколачиваем гвозди микроскопом. Сейчас эти люди приносят государству большую пользу. чем если бы они служили в армии.

XS
SM
MD
LG