Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вячеслав Долинин


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: Сегодня в Петербурге на Троицкой площади общественности города будет представлен проект памятника жертвам ГУЛАГа. Инициатором его установки является общество "Мемориал", которое проводит огромную научно-исследовательскую работу для того, чтобы потомки знали, а главное, помнили, какие катастрофические последствия для России имело 70-летие коммунистического правления. У нас сегодня в гостях член правления общества "Мемориал" Вячеслав Долинин. Вячеслав Иммануилович, что сегодня пройдет на Троицком поле в Петербурге - немножко непонятно, памятник, или проект памятника, или просто камень с Соловков?

Вячеслав Долинин: Это, конечно, памятник. Конечно, для того, чтобы оформить все необходимые документы, для того, чтобы этот памятник был признан официально и поставлен на учет, и под охрану, необходимы еще некоторые формальности, эти формальности впереди, никаких препятствий для того, чтобы эти формальности утрясти, в общем, не существует. Я думаю, что где-нибудь к 30 октября, к Дню политзаключенного, с формальностями будет покончено. Сегодня будет митинг, посвященный установке этого памятника. Памятником является Соловецкий камень, доставленный на прошлой неделе. Этот камень был выбран художниками Юлием Рыбаковым и Ухналевым, Ухналев Евгений Ильич, бывший узник сталинских лагерей, он, кстати, один из создателей современного герба Российской Федерации, заслуженный художник России, именно Ухналев и Рыбаеков разработали проект этого памятника. Идея установки Соловецкого камня родилась давно. Еще несколько лет назад, по-моему, три года назад, правление "Мемориала" в Санкт-Петербурге приняло решение о доставке камня и установке его на Троицкой площади. Он установлен на закладном камне памятника жертвам политических репрессий. Как раз сегодня исполняется 12 лет с момента установки закладного камня. Этот камень был установлен 4 сентября 1990-го года, на нем надпись: "Здесь будет установлен памятник жертвам политических репрессий". Теперь можно считать, что этот памятник установлен.

Виктор Резунков: Это не связано с другой датой - завтра, 5 сентября, исполняется 84 года с того момента, как постановлением Совнаркома, оно было издано после убийства Урицкого и покушения на Ленина, в России начался красный террор?

Вячеслав Долинин: Связь есть, конечно, но мы решили устанавливать и закладной камень в 1990-м году, и памятник в 2002-м, накануне этого события. Памятник посвящен не террору, а жертвам террора, людям, которые пострадали от коммунистической диктатуры. Кстати, реально красный террор начался не с 5 сентября - лето 1918-го года - пик арестов и расстрелов. Само постановление народных комиссаров как бы легитимизировало террор, который шел вовсю в стране.

Виктор Резунков: Очень часто, и в особенности в последнее время, когда показывают кабинеты достаточно высокопоставленных чиновников, особенно из ФСБ. у них в кабинетах стоит портрет Дзержинского. Дзержинский, насколько мне известно, принимал самое активное участие вот именно в этом красном терроре?

Вячеслав Долинин: Конечно. Он был председателем ВЧК с момента основания, с 20 декабря 1917-го года. Роль Дзержинского в терроре, безусловно, первая. До сих пор у нас в центре города на Шпалерной стоит памятник Дзержинскому. Целый ряд общественных организаций пытались добиться снятия этого памятника, но памятник, тем не менее, стоит. Власти считают его представляющим художественную ценность. Ну, если он представляет художественную ценность, давайте поставим его в музей городской скульптуры. Пусть стоит среди прочих художественных ценностей, но стоять посреди города, в котором Дзержинский и его соратники расстреляли десятки тысяч горожан и сотни тысяч сослали в лагеря - это оскорбление их памяти. Установлена и мемориальная доска на том здании, где когда-то помещался ВЧК с 1917-го года, она есть, и вот что интересно, до сих пор в нашем городе были памятники палачам, но не было памятника жертвам политических репрессий. С сегодняшнего дня мы можем считать, что такой памятник, наконец, появился.

Виктор Резунков: Сопротивление властей какое-то было?

Вячеслав Долинин: Нет. На самом деле нет. Действительно очень сложно оказывать противодействие установке такого памятника, потому что морально оправдать отказ в строительстве памятника жертвам политических репрессий просто невозможно, не те сейчас времена. Другое дело, что не было, конечно, и помощи, но мы ее, надо сказать, и не просили. А вот эта идея привести камень - она исходила от группы бывших политзаключенных. Группа бывших политзаключенных начала собирать деньги. Нам оказали помощь общественные организации. Объединили усилия "Мемориала", "Гражданского контроля", большую помощь оказал СПС, в результате эта перевозка стала возможной, ведь это очень дорогая акция. Тем не менее, вот деньги удалось собрать, и этот памятник, этот валун - подарок городу к 300-летию, подарок от бывших политзаключенных и демократических, и правозащитных организаций. Взят он с места не случайно. Это Савватьевский скит, в котором был так называемый политизолятор в начале 20-х голов. В этом политизоляторе содержались политзаключенные, и этот камень - свидетель кровавых событий, которые произошли в политскиту в 1923-м году. Тогда большевики попытались ограничить права политзаключенных, а некоторое время политстатус еще сохранялся, в 1925-м году с ним было покончено, но в 1923-м он еще сохранялся, и начался массовый протест против нарушения прав заключенных. В результате был расстрел. Место их захоронения до сих пор не обнаружено. Соловецкий камень установлен не только в Санкт-Петербурге. Камни, привезенные с Соловков, установлены и в Москве на Лубянской площади, и в Архангельске, и выбор Соловецкого камня, в общем, не случаен, потому что Соловки стали символом ГУЛАГа. Это первый лагерь особого назначения, существовавший с 1923-го года по 1939-й, слово Соловки стало словом нарицательным, оно вошло в фольклор, вошло в историю нашей страны.

Виктор Резунков: Вячеслав Иммануилович, чем сейчас "Мемориал" занимается? Я знаю, что у вас были последние "находки", если так можно назвать?

Вячеслав Долинин: Да, находки были совсем недавно. Дело в том, что с момента основания "Мемориала" члены "Мемориала" занимались поисками мест захоронений жертв политических репрессий. Кстати, немножко в историю - поиски мест захоронений производились и до создания "Мемориала", были в нашей стране люди, которые самостоятельно, на свой страх и риск, рискуя очень многим, тем не менее, искали эти места. Власти сначала отказывались называть какие-то места захоронений, в конце концов, в 1989-м году КГБ сдался и было признано, что местом массовых захоронений является Левашово. Тогда было объявлено, что там захоронено 46 тысяч человек, как основное место. Однако, документы, которые удалось обнаружить позже, свидетельствовали о том, что в Левашове захоронено максимум 8,5 тысяч человек, в основном, люди, расстрелянные в пик большого террора - 1937-й-1938-й годы, в нашем городе было расстреляно пока 40 тысяч человек.

Где похоронены остальные? В течение многих лет мы искали места захоронений, и мы их нашли. Места захоронений, естественно, следовало искать вдали от населенных пунктов. Конечно, ВЧК-КГБ прятал эти захоронения, все делалось для того, чтобы имена расстрелянных вычеркнуть из памяти, сделать их могилы никому не известными и недоступными. По целому ряду свидетельств, по целому ряду мемуаров, документов было известно, что в качестве места захоронения использовалась территория Ржевского артиллерийского полигона, и вот 6 лет назад началась поиски на территории полигона. Летом прошлого года первая находка. В Ковалевском лесу недалеко от станции Ржевка найден, как НКВД выражалось, их термин - могильник, останки не менее 6 человек. Это участок леса, в котором проводились расстрелы с 1918-го года по 1921-й год. Поскольку это территория полигона, стрельбы там проводились постоянно, то у жителей соседних деревень особенных вопросов не возникало - стреляют и стреляют, на то и полигон. Правда, что интересно, там сохранилась территория порохового склада, кирпичного, построенного в конце прошлого века - называют его тюрьмой современные жители, соседи, знают, что это здание называется тюрьмой, но не знают, почему. Теперь уже известно, что именно в этом здании содержались арестованные перед расстрелом, потом их небольшими группами выводили и расстреливали. Это была находка прошлого года.

Было написано заявление в прокуратуру Ленинградского военного округа, поскольку найдены останки, необходимо по факту их находки возбудить уголовное дело. Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. Каждый год, начиная с прошлого года "Мемориал" 25 августа выезжает туда, к месту захоронения, там возлагаются венки, цветы, проводятся митинги, это место, где захоронены поэт Николай Степанович Гумилев и десятки людей, расстрелянных по делу Петроградской полевой организации, сфабрикованное ВЧК дело 1921-го года, в этом году летом туда также выезжали.

Но этим летом совершена еще одна находка. Уже говорилось, что в Левашово похоронено максимум 8,5 тысяч человек - а где захоронены остальные. Похоже, это место удалось наконец отыскать. В 14 километрах от Токсово есть местность, которая называется Койрого Канкса, пустошь, заросшая вереском. И чуть больше месяца назад поисковая группа "Мемориала" обнаружила там 12 захоронений. В том, что это захоронение расстрелянных, нет никаких сомнений. Там найдены черепа с характерными круглыми отверстиями в затылке, найдены остатки одежды, мужской и женской обуви, сколько похоронено там расстрелянных - пока, конечно, неизвестно, но останки десятков человек в этих раскопках присутствуют. Теперь следует провести более тщательное исследование, посмотрим, как отреагируют прокуратура на этот раз. Если все-таки расследование официальное будет проведено, значит, эта территория должна быть выделена под захоронение. Это территория министерства обороны, в общем, проблем возникает довольно много. Кстати, одна из проблем - строительство кольцевой автодороги - упирается тоже в это.

Виктор Резунков: А что с этой дорогой?

Вячеслав Долинин: Дело в том, что при оптимальном строительстве она должна пройти через территорию полигона, но пока это невозможно, так как территория отчуждена министерством обороны. Да и город должен расти в этом направлении. Но пока эта территория застройке не подлежит.

Виктор Резунков: А какие у вас есть данные, сколько всего было расстреляно, начиная с 1918-го года, если есть какие-то цифры?

Вячеслав Долинин: Есть официальные данные КГБ: на период с 1930-го по 1953-й 58095 человек расстрелянных и более 250 тысяч арестованных и обвиняемых по 58-й статье. Что касается цифр погибших до 1930-го года, то их установить очень сложно, много было бессудных расстрелов, во всяком случае, это многие тысячи людей. Только участников Кронштадского мятежа, Кронштадского восстания было расстреляно более двух тысяч человек. Так, эти цифры мы называть пока не можем, и вряд ли когда-нибудь сможем установить цифры погибших.

Виктор Резунков: К архивам вас не подпускают, по-прежнему остаются в силе все запреты?

Вячеслав Долинин: Да. Более того, власти нынешнего ФСБ, как и прежнего КГБ, говорят о том, что они не знают о местах захоронений, довольно странно, мы знаем, а они нет. Что касается смертных казней после 1953-го года, то они применялись только в отношении к уголовникам.

Виктор Резунков: Вячеслав Иммануилович очень много в свое время в перестроечной печати в Петербурге, тогда еще в Ленинграде обсуждался вопрос, где конкретно проходили в сталинское время расстрелы. Могли бы вы рассказать что-нибудь?

Вячеслав Долинин: Расстрелы проводились на территории Петрограда. Место расстрелов основное было - это здание ВЧК Горохово, там в подвалах расстреливали, но захоронения того периода - в основном, Ковалевский лес, и расстреливали там, на территории Ржевского полигона, потом вот то место, о котором мы уже сегодня говорили. А в 30-е годы расстрелы проходили преимущественно на территории Ленинграда. Это подвалы "Крестов" и подвалы Большого дома. Именно там. И расстрелянных выводили, захоранивали в Левашово, и в районе Токсово...Вообще, процедура расстрела сложная бюрократическая процедура. В кино часто показывают ров, у которого выстраивают людей, и дальше их взвод солдат расстреливают. Так не делалось. На каждого расстрелянного заводится целый пакет документ, которые потом пришиваются в так называемые расстрельные книги. Эти расстрельные книги до сих пор за семью печатями, и никому не предъявляются, первый документ на человека - справка о том, что именно этот человек извлечен из камеры, последнее медицинское заключение, подтверждающее факт смерти. То есть расстрельная машина была отлажена с точностью до миллиметра и работала в течение долгих лет. Причем, количество исполнителей было невелико в нашем городе, например, основную часть приговоров приводили всего двое Поликарпов и Матвеев. Поликарпов потом спился и повесился, Матвеев тоже спился, отсидел срок, вышел из лагеря инвалидом с трясущимися руками и дожил примерно до 70-х годов.

Виктор Резунков: Это срок после смерти Сталина?

Вячеслав Долинин: Нет, срок он отсидел при Сталине.

Виктор Резунков: А за что?

Вячеслав Долинин: За жестокое обращение с заключенными. Именно так. Потом он вышел и вышел на пенсию.

Виктор Резунков: Это выходцы из рабочих?

Вячеслав Долинин: Да. Судьбы людей, которые были исполнителями в Москве, тоже надо сказать достаточно поучительные. Некоторые закончили в психбольницах, некоторые спились совершенно, некоторые покончили с собой. Тяжелая профессия палача... Вернемся к находкам, я бы хотел назвать имена людей, которые сыграли главную роль в том, что нам удалось все-таки разыскать эти места захоронений. Председатель научно-информационного центра "Мемориал" Вениамин Иоффе, ныне покойный, Михаил Пушницкий, Леонид Лемберик, Сергей Рощин. Вот это - люди, которые сделали больше, чем кто-либо для того, чтобы мы смогли установить, наконец, места массового захоронения наших соотечественников, земляков.

Виктор Резунков: Сейчас продолжаются такие же работы?

Вячеслав Долинин: Да будем искать дальше.

Виктор Резунков: А что делается?

Вячеслав Долинин: Сейчас будут поданы соответствующие документы в прокуратуру. Кстати, уже судебно-медицинская экспертиза осматривала останки, найденные в районе Токсово, уже примерно установлено, что это середина 30-х, но нужен более тщательный анализ.

XS
SM
MD
LG