Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Нина Милешина

  • Марина Персанова

В субботнем эфире Радио Свобода музыковед Нина Милешина, хранительница одной из богатейших в мире коллекций музыкальных инструментов, коллекции московского Музея музыкальной культуры имени Глинки. Нина Милешина работает в этом музее более четверти века. Закончила Московскую Государственную Консерваторию имени Чайковского, выступает с сольными концертами на уникальном органе Фридриха Ладегаста. С Ниной Милешиной беседует наш корреспондент Мария Персанова.

Марина Персанова: Нина Владимировна, сколько музыкальных инструментов хранится в Музее музыкальной культуры имени Глинки?

Нина Милешина: Около трех тысяч музыкальных инструментов. Надо упомянуть, что всего в фондах нашего музея хранится около миллиона единиц хранения.

Марина Персанова: Вы можете рассказать о наиболее ценных, наиболее интересных?

Нина Милешина: Можно оценивать и со стороны, может быть, наиболее известной, популярной можно назвать скрипку работы Антонио Страдивари, его раннего периода 1671-го года. Она имеет очень интересную историю, коллекция, которую нам передала вдова Давида Ойстраха. Основные имена, связанные с этой скрипкой, интересны. Это инструмент, который с конца 20-х годов целый ряд десятилетий принадлежал королеве Бельгии Елизавете, она играла на этой скрипке. Поскольку Давид Ойстрах завоевал первую премию на одном из конкурсов имени королевы Елизаветы в Бельгии, как талантливый скрипач он покорил внимание бельгийской королевы, они подружились, музицировали вместе, и она завещала этот инструмент Ойстраху. А этот инструмент он хранил как драгоценнейшую реликвию. Звук изумительный, этот инструмент сохранил свои игровые качества. И у нас изредка, в исключительных случаях она звучит. Кроме того, можно назвать много других экспонатов, которые имеют не меньшую историческую ценность. К раритетам относятся спинеты 16-го века. У нас два спинета, один венецианского мастера Марка Ядра 1565-го года, подобный инструмент работы этого мастера хранится в коллекции Эдинбурга. Это крошечный инструмент, миниатюрный инструмент, который вставляется внутрь дорожного шкафчика, очень изящно оформленный перламутровой инкрустацией. Это раритеты, с которых мы сдуваем пылинки.

Марина Персанова: На них уже не играют?

Нина Милешина: Это было бы крупным кощунством заставлять звучать эти драгоценности, эти жемчужины. Поскольку и дерево имеет свойство, любые материалы имеют свойство старения, и основная задача музея - уберечь, сохранить, привести экспонат в то состояние, чтобы он не разрушался от окружающего воздуха, от атмосферных влияний, от всего окружения, чтобы сохранить его для потомков, для изучения, для снятия копий. Инструмент, созданный руками человека, может быть, первичная задача была, чтобы он звучал. Серия народных инструментов, как, например, пастушеские свисточки, дудочки, которые делаются из тростника, или африканские барабаны, они изготавливаются на один сезон, отзвучал инструмент, потом его выбрасывают. Но ведь много классических инструментов европейских, которые изготавливались мастерами, чтобы они могли служить и многие годы, десятилетия. А итальянские шедевры скрипичного мастерства они служат столетия, если с ними правильно обращаться и беречь. Больший интерес представляют исторические сведения, например, гитара, которая принадлежала знаменитой цыганке Тане, той Тане, солистке цыганского хора Ильи Соколова. Можно сказать, что этот исторический персонаж он тоже овеян определенными легендами. Когда рассказывают о Пушкине, естественно, он интересовался, как большой гений, талант, и цыганским искусством, он восхищался голосом Тани, чьим голосом восхищались не только он, но и поэт Языков также и многие другие, много воспоминаний есть. Гитара, которая хранится в наших фондах, она очень востребована, она у нас на экспозициях все время находится, она запрашивается другими музеями в связи с темой Пушкина. Важно, что эта гитара изготовлена была самым прославленным русским гитарным мастером Иваном Краснощековым. Он изготавливал инструменты самых разных типов, и дорогие, и дешевые, на разные заказы. Определенные черты стиля просматриваются в его гитарах. Они прекрасно звучали все, легкие, хорошо изготовленные, иметь очень изящный скромный орнамент, как правило. Это как своего рода скрипок Страдивари изготовлено было мастером Антонио Страдивари очень много, поскольку он прожил более 90 лет, и отличался особой плодовитостью, его дело продолжили сыновья, и очень много он успел сделать инструментов.

Марина Персанова: Интересно, почему в вашем музее сейчас практически не представлены музыкальные инструменты современные, например, синтезаторы современные, усовершенствованные гитары, электрогитары и другие?

Нина Милешина: Среди современных гитар, я думала о том, что при случае можно было бы и приобрести, но это надо выбрать все-таки инструменты, составившие определенную эпоху. Как, например, фирма "Джипсан" американская, это важно было бы, но мы пока не можем. Они очень дорого стоят. Среди электронных музыкальных инструментов у нас на экспозиции один из первых электромузыкальных инструментов терминвокс, изобретенный Львом Терминым, который был человеком двух профессий, он был и физик профессиональный, и профессиональный виолончелист, музыкант . У нас есть "Эквадин-11", который был использован в фильме "Человек-амфибия".

Марина Персанова: Интересно, если инструмент старинный попадает в музей и уже не используется, значит ли, что это мертвый инструмент?

Нина Милешина: Бытующее мнение определенной категории людей, что когда музыкальный инструмент не звучит, он умирает. Это, я скажу, несколько коварная позиция людей, которые используют этот тезис для того, чтобы получить право или основание играть на историческом инструменте. Известно, что скрипки от постоянной эксплуатации от контакта с человеческими руками, подбородком, музыкант играет, естественно, это проза, но он потеет, а пот имеет очень сложный химический состав и разрушает лак, проникает глубже в дерево, разбухает клей, разбухает инструмент, и инструмент потом требует очень большой, очень сложной и очень дорогой реставрации. Музыканты специально насаждают это мнение, что музыкальный инструмент умирает, когда он не звучит. Может быть он наоборот умирает, когда он постоянно эксплуатируется. А в музее приобретает вечную жизнь и возможность множества воплощений и возрождений.

Марина Персанова: Нина Владимировна, в вашем музее представлены музыкальные инструменты разных народов мира. Расскажите о связи отдельных инструментов с культурой народов, с жизнью народов.

Нина Милешина: Тут действительно можно проследить определенные связи с менталитетом, с восприятием, даже с темпераментом тех или иных музыкальных инструментов. Когда подходим к витрине музыкальных инструментов народов Закавказья, армянские, грузинские, азербайджанские инструменты, первым делом бросается в глаза, насколько богат орнамент, украшающий эти инструменты, насколько он разнообразен, насыщен, контрастный. Там много перламутровых вставок, инкрустаций, разные породы дерева. Темперамент южан, насколько насыщены у них, может быть, солнце, звук, атмосфера, плодородие, так это отражается в музыкальных инструментах. Во многом музыкальный звук, если взять духовой инструмент язычковый дудук, он звучит очень богато, насыщенно, певуче, плачуще, очень нежный красивый носовой звук. Если сопоставить инструменты народные и профессиональные, то среди народных есть даже, можно сказать, примитивные инструменты. Например, два камушка, называется "кайрак". Ударяя друг о дружку можно извлекать различные ритмы, довольно звонкие, правда. Это один из примитивных инструментов, простейший, он не несет никакого орнамента. А среди профессиональных инструментов, как правило, старались или элегантную форму создать, как у скрипки, у рояля, или очень богато украсить, как отличается богатейшей инкрустацией представленные у нас на экспозиции рояль и пианино фирмы "Лихтенталь", Санкт-Петербург, 19-й век. Нет ни одного народа, который бы не имел музыки и не имел музыкальных инструментов. У нас есть коллекция инструментов, которые использовались в буддистских монастырях. У нас представлены традиционные японские инструменты, японские флейты складные из крупного бамбука. Их удобно складывать и брать в дорогу, у них очень красивый, немножко шепчущий, может быть, звук. На экспозиции имеется в игровом состоянии традиционный струнный инструмент кото, на котором обязательно обучались девушки знатного происхождения, как в Европе обучаются на фортепиано. Кото имеет своеобразную конструкцию, типичную для восточного инструмента, это передвижные подставки под струной, благодаря которым можно не только настроить на определенный звукоряд, но, если защипывая струну с одной стороны, с другой стороны от этой подставки можно заставить струну вибрировать, и тем самым получается характерной для восточной интонации, не только говора, но и музыки, вибрирующая скользящая интонация.

Марина Персанова: Сейчас экспозиция вашего музея пополняется новыми музыкальными инструментами?

Нина Милешина: Наша коллекция постоянно пополняется, комплектование идет. К сожалению, проблемы возникают с помещением, где размещать, хранилища ограниченное количество имеют площадей. Поэтому мы ведем довольно строгий отбор экспонатов. Если попадается историческая ценность, не взирая ни на что, мы стараемся приобрести.

Марина Персанова: Нина Владимировна, интересно, а экспозиция вашего музея озвучена, посетители могут услышать звучание инструментов?

Нина Милешина: Любая лекция, любая экскурсия сопровождается звуковой фонограммой. Как изюминка, такое привлекательное звено, это звучание непосредственно музыкального инструмента в живом звучании. Всегда в экскурсиях у нас лектор играет, демонстрирует звучание нескольких ударных инструментов, в частности, африканских, играет на спинете, рояль у нас в рабочем состоянии и при желании лектор может сыграть.

Марина Персанова: А в каких музеях мира лектор может найти более богатую коллекцию музыкальных инструментов, чем коллекция вашего музея?

Нина Милешина: Конечно, мы не единственная звезда в мире, очень много крупных звезд. Прежде всего надо назвать санкт-петербургскую коллекцию музыкальных инструментов, она формировалась раньше. Они более богато представлены старинными образцами, чем мы, у нас есть жемчужины, но не так много, у них больше. Коллекция музыкальных инструментов парижской Консерватории, которая сейчас представлена в новой экспозиции, очень богатая. Они построили экспозицию, могут представлять музыкальные инструменты целыми эпохами - эпохи классицизма, эпохи романтизма, эпохи барокко, средневековья. Мы не обладаем такой роскошью. Огромнейшая коллекция находится в Брюсселе, в Соединенных Штатах Америки тоже есть коллекции, в Оксфорде, в Лондоне.

Марина Персанова: Каким должен быть в вашем представлении музыкальный инструмент будущего?

Нина Милешина: Первое, что приходит на ум, аналогия с космосом, у нас век космоса. Музыкальный инструмент, который воплощает космос, он уже существует, это электронные клавишные инструменты, звук электронный, далекий немножко от наших тембров акустических, он дает особое ощущение. Когда звучание электронных инструментов впервые появилось в эфире, на концертах, первое ощущение было - звучание космоса. Сопоставить с вопросом - а каков человек будущего? Каков будет человек будущего, таков будет и его музыкальный инструмент. А человеческий голос, как прародитель музыкальных инструментов, он всегда останется при человеке. Недаром христианская церковь как идеал держит, допускает в лоно церкви под купол только человеческий голос из области музыкального звучания.

XS
SM
MD
LG