Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Бродский


Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Виктор Резунков: В Петербурге в ближайшие дни должна определиться дата выборов в законодательное собрание. Это событие задаст тон всей политической жизни города на ближайшие месяцы. Об этом и о многом другом мы побеседуем с координатором фракции СПС, депутатом Законодательного собрания Петербурга Михаилом Бродским. Михаил Наумович, вот осталось несколько дней до определения даты очередных выборов в Законодательное собрание, ваше заявление подарило надежду на то, что все-таки депутаты решат провести их в декабре этого года. Насколько, по вашему мнению, велики шансы?

Михаил Бродский: Я думаю, что 90 процентов. Во всяком случае, вчера мы со своими коллегами, руководителями других фракций, обсуждали этот вопрос, и все были за то, чтобы завтра на сессии Законодательного собрания определить срок выборов 8 декабря.

Виктор Резунков: То есть, завтра будет определена окончательная дата выборов?

Михаил Бродский: Скорее всего, да, я, во всяком случае, надеюсь на это.

Виктор Резунков: Если не будет кворума, то, соответственно, тогда встанет вопрос о дате проведения выборов уже в следующем году?

Михаил Бродский: Нет. У нас еще есть возможность успеть на следующей сессии 18 сентября, это тоже возможно сделать, Но я думаю, что это будет сделано все-таки завтра, и кворум будет.

Виктор Резунков: А как вы относитесь к заявлениям главы Центральной избирательной комиссии Александра Вешнякова, который сказал вчера, что он выражает озабоченность по поводу предстоящих выборов в Законодательное собрание Петербурга и, соответственно, пригрозил, что пройдет по инструкциям, которые будут даны горизбиркомом, в случае неприведения в соответствие с федеральным законом?

Михаил Бродский: Ну, его озабоченность вполне понятна. Я думаю, что любой человек на его месте проявлял бы озабоченность, потому что времени осталось мало, а надо решить много вопросов, угрозы в его словах я никакой не слышу, так определяет закон. У нас есть три органа, которые решают вопросы проведения выборов. Это делает вообще-то парламент, если парламент не справляется по каким-то причинам, то это делает избирательная комиссия, если избирательная комиссия по каким-то причинам не может сделать - суд, это делает суд. Поэтому Александр Иванович просто напомнил, что существует такая процедура, если парламент не справится, то придется избирательной комиссии принимать такие решения. Разумеется, вряд ли кому-то в избирательной комиссии хочется принимать эти решения, это слишком большая ответственность и перед депутатами, и перед людьми, и все заинтересованы в том, чтобы парламент все-таки принял эти решения.

Виктор Резунков: Но вообще многие наблюдатели грозят всякими длительными судебными разбирательствами, которые будут проходить и в любом случае, и в случае выборов в этом году, и в случае выборов в другом?

Михаил Бродский: Разумеется, в любом случае, когда бы выборы ни происходили, и как бы они ни происходили, всегда найдутся люди, которые посчитают, что их права ущемлены, и в соответствии с нашими сегодняшними нормами жизни, правового государства, они могут обратиться в суд и отстаивать свои права в суде. И уже дело суда решить, действительно ущемлены права, или им так только кажется.

Виктор Резунков: Михаил Наумович, все-таки немножко непонятно, почему так накалилась опять ситуация в Петербурге накануне выборов, и вот чем вы это объясняете? Это можно объяснить, с одной стороны, как мне кажется, как бы несбалансированным взаимодействием между администрацией и корпусом парламентариев, а с другой стороны разногласиями в самой среде парламентариев - в чем здесь дело?

Михаил Бродский: В тех моментах, которые вы отметили - ведь парламент собственно для того и существует, чтобы организовать общественную дискуссию по любому вопросу, и такая общественная дискуссия позволяет принимать более правильные решения, потому что те решения, которые принимаются, всесторонне обсуждены. Это то место, где обсуждают, спорят, дискутируют, и если бы у нас был такой парламент, в котором было бы единодушие по всем вопросам, я думаю, его следовало бы закрыть на большой висячий замок. Между администрацией и законодательным собранием тоже не может существовать единогласия по всем вопросам, потому что администрация - исполнительная власть - призвана исполнять законы, а законодательная власть их должна принимать. Естественно, администрация никогда не может исполнить именно так, как хотел законодатель. Всегда есть какие-то погрешности, всегда есть какие-то претензии к исполнительной власти, у исполнительной власти тоже есть претензии к законодательной, потому что ей кажется, что законы не вполне разумны, и между ними тоже происходит некая дискуссия. В сущности. вот этот принцип разделения властей на исполнительную власть, законодательную, и судебную, он и позволяет гражданину нормального демократического общества чувствовать себя более-менее защищенным. Те решения, которые принимаются, будут содержать в себе мало самодурства и не будут приниматься одним человеком, а будут приниматься достаточно взвешенно всеми этими тремя властями. Кроме того, есть внешние обстоятельства, которые накаляют обстановку. Вот, скажем, закон об избирательных правах только что был принят новый в Думе, он был принят только весной, и наш местный закон не вполне ему соответствует. Александр Иванович Вешняков прислал письмо, в котором он отмечает те несоответствия, которые содержатся в нашем законе, по сравнению с федеральным законом, который только что был принят. Он был принят перед нашими каникулами, и мы не могли обсудить этих разногласий в письме Вешнякова на 17 страниц, конечно, требуется время, чтобы это осмыслить, понять, сформировать свою позицию. Обычно, когда нам прокурор предъявляет протест по поводу несоответствия нашего законодательства федеральному закону, устанавливает нам полугодовую норму, чтобы решить эти вопросы.

Виктор Резунков: Вот, я знаю, что Александр Вешняков также выступил с достаточно критическими заявлениями относительно так называемых депутатских фондов, поправки к бюджету, которые позволяют каждому депутату Законодательного собрания единственному, единственный такой вариант существует только в Петербурге - тратить 1-2 миллиона долларов США, это определенный процент городского бюджета... Насколько мне известно, прокурор Петербурга Иван Сидорук уже выступил относительно этих поправок с заявлением. Вчера депутат Никешин заявил, что надо проигнорировать мнение прокурора, в целом так выглядело, не обращать внимания, оставить все по-прежнему. Какое у вас отношение к этим поправкам, как вы считаете, надо от них избавляться или необходимо оставлять?

Михаил Бродский: Вы знаете, что собой представляют эти депутатские поправки - это примерно 1-1,5 процента бюджета Санкт-Петербурга, и в этом смысле вопрос об этих поправках - это вопрос политической борьбы, потому что любому разумному человеку ясно, что сначала нужно навести порядок в 98,5 процентах использования бюджета Санкт-Петербурга, а потом уже взяться за оставшиеся полтора. На самом деле, разговоров об этих полутора процентах значительно больше, чем об остальных 98,5. Понятно, что здесь нет никакого здравого смысла, а это отражение политической борьбы. Ну, вот потом есть некое такое искажение - вот, каждый депутат может тратить. Я как раз такой депутат. Что, собственно говоря, я смогу тратить? Я могу внести соответствующую поправку в бюджет Санкт-Петербурга, который исполняет губернатор, то есть, я могу дать такое поручение губернатору тратить эти деньги, сам я тратить ничего не могу, в любом случае.

Виктор Резунков: Михаил Наумович, а вы бы хотели стать депутатом Государственной Думы?

Михаил Бродский: Сегодня по телевизору в телевизионных новостях мы могли наблюдать, как из комитета финансов администрация Санкт-Петербурга внесла бюджет Санкт-Петербурга в Законодательное собрание. В этом документе 26 тысяч страниц. В ближайшие три недели я должен прочесть эти 26 тысяч страниц, и по всем решениям, которые там, принять свое собственное мнение, затем отстаивать его. Почему-то в ответах на вопрос о том, хочет ли человек стать депутатом или нет, отсутствует понимание работы депутатов, отсутствует понимание того, что нужно читать огромное количество сухого экономического текста, цифр, эта работа, пожалуй, больше всего похожа на работу аудитора или бухгалтера, отсутствует понимание того, что нужно принимать решения лично, самому, по всем важнейшим вопросам, которых принимается на каждой сессии по 35-40, за каждым из них стоят люди, огромное количество разных документов. Депутат должен очень много знать, должен быть настолько образованным человеком он должен быть способным принимать решения, и после этого ему приходится за эти решения отвечать, а значительная часть петербуржцев так думает, что депутаты ничего не делают, они болтаются где-то...

Виктор Резунков: Это к моему следующему вопросу, я хотел спросить, я беседовал с политтехнологами с некоторыми и с социологами, и все они говорят о том, что по прошествии 4 лет, после 1998-го года, уже прошли те выборы и в Петербурге явно наличие такого факта, что граждане мало верят в результативность деятельности, вообще, в смысл существования такого законодательного органа, как законодательное собрание Петербурга, и у меня к вам вопрос - как вы считаете, вообще это в целом по стране, как все отмечают, нормальное явление, но все-таки это вас не беспокоит?

Михаил Бродский: Видите, существование парламента и существование механизма общественного принятия решений - это очень важно для демократии. Надо сказать, что в исполнительной власти решения люди принимают на основании тех советов, которые дают эксперты, они размышляют, обсуждают в очень узком кругу эти решения, очень важные для всей страны. Можно сказать, что они принимаются келейно. В парламенте они принимаются путем общественного обсуждения. Если есть люди, которые думают, что неважно, обсуждать решения, что они могут все приниматься келейно, тогда парламент конечно не нужен. Но мне кажется, что таких людей в нашей стране абсолютное меньшинство.

Виктор Резунков: Михаил Наумович, вот, на самом деле, если следовать дальше этому размышлению, то на самом деле эта цепочка заработает только тогда, когда будет создано местное самоуправление. Когда люди смогут на местах решать свои проблемы, не обращаясь за постоянными письмами к губернаторам, к депутатам Законодательного собрания, которые должны решать гораздо более важные законы, а эти законы, так сказать, в целом состояние парадных, состояние, не знаю, садиков перед домами, ремонт квартир и так далее - все это решает местное самоуправление. Сейчас строится вертикаль власти в России, уже построена и выстроена таким образом, что уже практически местному самоуправлению как таковому в России места нет. И, несмотря на все попытки, которые сейчас принимаются, похоже, не скоро еще оно возможно и появится? Вот, по вашему мнению, долго это еще будет продолжаться?

Михаил Бродский: Я думаю, что местное самоуправление напротив приобретает все больший и больший вес. Это видно хотя бы по бюджету местного самоуправления. С каждым годом бюджет местного самоуправления увеличивается и увеличивается, и в прошлом году он был увеличен очень значительно. Передали местному самоуправлению средства от налога на рекламу, и это довольно значительная сумма. В местном самоуправлении много денег. Кроме того, нельзя сказать, что на уровне выше местного самоуправления принимаются решения, которые абсолютно не связаны с жизнью людей. Ну, вот, например, сейчас рассматривается вопрос бюджета. Сколько денег будет выделено школам -надо сказать, что оставшуюся сумму надо будет собрать с родителей. Поэтому сейчас речь идет о том, сколько денег будет вынуто из кармана родителей, а, сколько из государственного городского бюджета. Вот в следующем году мы будем по моему настоянию рассматривать вопрос о ремонте кровель. Кровли текут в очень многих домах, в частности, в моем округе. Если нам удастся убедить исполнительную власть в том, что нам нужно активно провести в 2003-м году ремонт кровель вместо строительства каких-то необыкновенно заманчивых проектов, крыши не будут течь. Если не удастся, значит, мы будем иметь чрезвычайно амбициозные, грандиозные проекты.

Виктор Резунков: Я вообще скептически отношусь к этому ко всему, к возможностям результативных действий муниципалов, потому что ко мне приходят постоянно люди, в Петербурге создано более тысячи домовых комитетов, которые практически неофициально люди сами создают, чтобы решать свои проблемы, и их называют незаконно созданными органами. На самом деле, вот местное самоуправление, а все деньги, которые выделяются муниципалам, работают только там, где весь муниципалитет состоит из большого предприятия, на котором работает вот этот муниципальный представитель, действительно. Но все-таки, я хотел бы вас спросить, например, о мансардах решен вопрос, или уже решается который год, когда он будет решен?

Михаил Бродский: Смотря, что вы имеете в виду. Он решен в том смысле, что сейчас незаконное строительство мансард является чрезвычайно трудным делом, в то время, как несколько лет практически каждый мог этих заниматься и лишать остальных жителей дома их законных прав. Сейчас это уже практически невозможно. В этом смысле он решен.

Виктор Резунков: Михаил Наумович, как известно выборы в Законодательное собрание Петербурга важны еще и тем, что определится состав депутатов, и определится, смогут ли они принять поправки к уставу города, соответственно, чтобы дать возможность губернаторы Петербурга Владимиру Яковлеву баллотироваться на третий срок. Насколько это действительно важно? Можно юридически обойти необходимость внесения этой поправки в устав города?

Михаил Бродский: Я думаю, что далеко не у всех депутатов есть ощущение необходимости делать какие-либо исключения. Дело в том, что одна из основных принципов демократии - это сменяемость правительства, и выборность его. Наступать на те основные вещи, на основные принципы демократии, требовать отмены выборов или замены выборов чем-то другим или настаивать на том, чтобы правительство было бессменно или посидело еще один срок - я думаю, что это очень сильный удар по демократии, по менталитету российскому в смысле демократии. А что касается конкретной администрации, которая сейчас руководит городом - к ней особых претензий у населения, как я понимаю, нет население в принципе поддерживает эту администрацию, во всяком случае, большая его часть, но с другой стороны вряд ли от этой администрации можно дождаться каких-то новых идей, старая администрация редко предлагает новые идеи. И те проблемы, которые петербуржцы отмечают, проблемы жилищно-коммунального хозяйства, недостаточно эффективного обслуживания жителей, проблемы транспорта и проблемы безопасности на улицах - эти проблемы не очень хорошо решаются нынешней администрацией, и вряд ли мы от этой администрации дождемся каких-то новых идей в решении этих проблем. Для этого нужна новая администрация, новые люди, мне кажется, что пора подумать о смене.

Виктор Резунков: Вот я недавно разговаривал с политтехнологом Алексеем Кошмаровым, который сказал, что, увы, альтернативы нет, а из Москвы никто никогда не возвращается в Петербург.

Михаил Бродский: Так вы знаете, каждый раз возникает такое ощущение, что альтернативы нет. У Михаила Сергеевича Горбачева - тоже казалось, что нет альтернативы Михаилу Сергеевичу, казалось, что нет альтернативы Борису Николаевичу, казалось, что нет альтернативы Григорию Васильевичу Романову, казалось, что нет альтернативы Собчаку, а вот нашлись альтернативы для всех этих, весьма уважаемых и очень популярных в народе людей.

XS
SM
MD
LG