Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марина Никитина

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Все мы любим отдыхать, одна из распространенных форм отдыха - туризм. Туризм прекрасен тем, что каждый находит в нем то, что хочет. Кому-то милее горы, кому-то реки, чья то цель - отдохнуть на лоне природы, других - испытать себя на прочность или совершить путешествие во времени. Натянутые нервы тоже, как ни странно, тоже могут помочь человеку снять усталость. Этому служит набирающий силу в России экстремальный туризм. Об этом мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, руководителем проекта "Ассамблея Культурный туризм" Мариной Никитиной. Рынок услуг экстремального туризма пока не велик в России, но это направление считается перспективным, во-первых, потому, что все больше появляется любителей не только рыбалки или охоты, но и таких леденящих кровь и леденящих нервы видов приключенческого спорта, как скалолазание, скайдайвинг и другие. Но что делать, если у тебя нет тяги к спортивному времяпрепровождению, если хочется пощекотать нервы, не залезая высоко в горы. Многие регионы России могут похвастаться не только пейзажными красотами, но и стариной городов, со своими тайнами и загадками. Что же говорить о Петербурге, населенном привидениями, опутанном завесой тайны, особой аурой, несущей некий налет декаданса, который не увидишь невооруженным взглядом туриста на Невском проспекте. Как раз организацией такого туризма занимается наш сегодняшний гость. Марина для начала, пожалуйста, расскажите о своей организации, как появилась эта идея, это еще, насколько я понимаю, незанятая ниша в Петербурге. Кому это принадлежит?

Марина Никитина: Проект "Ассамблея" начинался как проект помощи развитию современного искусства в городе Петербурге. Дело том, что группа единомышленников, которая всегда была связана с современным искусством в городе, это могли быть клубы, современные группы, галереи, художники, просто активная молодежь, которая весело проводит свое время не только на работе, но и вне ее, замечали часто, что иностранцам, нашим дорогим гостям виден только фасад города. Если нам удавалось заполучить к себе в гости какого-либо иностранца, оторвавшегося от группы, и мы показывали ему настоящий, живой город, мы понимали, что у нас особенное место проживания - это столица, которой всего 300 лет, но за эти 300 лет в ней случилось столько всего, что не учитывать плотность событий на единицу времени просто глупо. Поэтому мы предлагали гостям посмотреть, что происходит в городе сейчас и ощутить вот этот плотный поток событий в культурной творческой жизни и вообще в жизни людей, которые населяют этот загадочный город. В какой-то момент нам показалось, что наши единичные. кустарные вылазки уже пережили свое время, и можно выйти на хороший европейский уровень. Мы пытались завязать контакты с подобным проектами в Европе, нам это самим не удавалось. Тогда пришлось обратиться за помощью к туристическому сектору нашего города. Там мы получили серьезный отказ, потому что в городе есть шаблон показа города, стандарт, красивый фасадный город, и мы остались в одиночестве. Решив, что нас не так и мало, человек 30 набралось. мы организовали свою собственную небольшую фирму. которую назвали "Ассамблея", которая была призвана повернуть людей лицом к современному городу. Пусть это будут сначала гости иностранные, может, потом и в Петербурге, и наши российские гости тоже увидят, чем живет этот город. Вот так началась "Ассамблея". Первые туры, которые предполагалось проводить, в общем, даже не туры, это был прием гостей в городе, когда приезжают единомышленники и хотят увидеть то, чем живет молодежь. Это могли быть просто несколько веселых дней в городе. Днем мы ходили на сумасшедшие спектакли, пусть это будет не Мариинский театр, это небольшой драматический, известен в кругах нашего города студенческих, великолепное ощущение современной жизни, которая пересекается с нашей историей, с трагичной историей города. Вечером мы могли пойти в галерею, ночью мы ходили в ночные клубы, и люди, которые покидали наш город, увозили с собой в Европу ощущение пульсирующего настоящего живого места в такой немного мрачной и застойной России - так мы и начинали.

Ольга Писпанен: То есть вы специально не показывали вот эти шаблонные туристические места, куда постоянно возят автобусы с гостями нашего города?

Марина Никитина: Сначала да.

Ольга Писпанен: То есть, специально выбрали маршруты, стараясь обходить эти картины, красоты петербуржские?

Марина Никитина: Их обойти невозможно, потому что красивый город - он повсюду рядом с тобой. Проходя от одного места нашего тура до другого, вы не можете закрыть глаза и не увидеть дворцы, набережные, ансамбли, но при этом мы старались избегать шаблонного рассказа о них. В этих дворцах ведь жили люди, у которых тоже были какие-то интересные события в жизни, может быть, трагичные, а может быть веселые, и мы пытались рассказывать людям истории, может, легенды, но которые приводили их к ощущению живого города.

Ольга Писпанен: То есть, вы посещали, например, какой-то обычный музей петербуржский, работники музейные шли вам навстречу, позволяли проводить свои экскурсии в залах, или нет? Или как-то приходилось выкручиваться, или полуподпольно существовать в тех же дворцах питерских?

Марина Никитина: Вы нашу коммерческую тайну пытаетесь рассказать. На самом деле, я вам расскажу. тайна проста. Эти люди, сотрудники музеев, они наши единомышленники, они тоже страдают от того, что их любимые детища, музеи, архивы, подаются неинтересно, и они шли нам навстречу. Они помогали нам показывать изнутри жизнь города. Мы ходили по музеям, но, может, не так как ходят группы туристов. Мы показывали им, как работает музей, чем живут его сотрудники, почему они за гроши отдают жизнь какому-нибудь архиву или фотоархиву, его никто не видит, но они отдают свою жизнь. Эти люди помогают нам.

Ольга Писпанен: И это было интересно иностранцам? Такая изнанка?

Марина Никитина: Да. Это вызывает восторг, и это вызывает желание вернуться много раз, они понимают, как много они не успели увидеть в городе.

Ольга Писпанен: То есть, это какие-то все-таки строго регламентированные маршруты, по котором вы обязаны пройти, то есть, все равно существуют же Казанский, Исаакиевский соборы, Эрмитаж. которые все-таки, наверное, хотят увидеть туристы, не только ночные клубы, галереи и спектакли любительских театров?

Марина Никитина: Жестко разработанного маршрута быть не может, потому что каждый раз приезжают люди, с которыми мы знакомимся и принимаем их как гостей, как будто бы у себя дома. Я им, конечно, покажу, что есть в городе. Ты же сразу, глядя в глаза человеку, видишь, что его зацепило, что осталось с ним, а что, возможно, пройдет мимо, и мы, обладая ограниченным временем пребывания гостей в Петербурге, пытаемся угадать его, найти то место, посещение которого останется с ним навсегда.

Ольга Писпанен: Марина, а ваша программа рассчитана только на прием молодежи из-за рубежа. или есть какие-то программы для более старшего поколения?

Марина Никитина: Изначально мы рассчитывали работать только со сверстниками, людьми от 20 лет до 30 приблизительно, и вся наша программа крутилась вокруг этого, строилась, и мы были очень увлечены. Но, в общем, вопрос, конечно, вы хитро задали самое интересное началось, когда в связи с таким видом туризма на нас стали обращать внимание люди, совершенно поначалу не входившие в круг наших профессиональных интересов. и этим летом мы запустили совершенно непохожую на себя предыдущую "Ассамблею". Запустили новую "Ассамблею" - Старого Петербурга. Такой вот каламбур получился. Дело в том, что Петербург пережил очень тяжелое время, когда он был переименован, и смена имени на Ленинград не просто замена звука, это смена людей, которые населяли этот город и составляли его как коллекцию судеб. И то, что "Ассамблея" имеет значение коллекция в переводе, это не только праздник, но и коллекция, это подтолкнуло нас к тому, чтобы заняться индивидуальным приемом людей, которые когда-то сами жили в Петербурге, Ленинграде, а потом были насильственно выдворены из страны, либо их предки. А потомки, которые все равно чувствуют в себе зов Петербурга, например, еще никогда не были в России, потому что их отталкивал шаблон, стандартная подача еще советского туризма. Интурист был не плох для туристов. Но для гостей, наверное, это было скучновато. И вот однажды к нам обратились люди, которые имеют большое значение в России в историческом плане, люди, имевшие очень звучные фамилии, всем известные в нашем городе, связанные с историей Петербурга и попросили помочь приять здесь их родственников. Это те, кого мы называем, белая эмиграция. Уехавшие до революции либо сразу после революции люди, люди с трагичными судьбами. Их дети или внуки живут в других странах, но. узнав о том, что мы можем показать им город живой, нестандартный, они действительно через знакомых как-то к нам обратились, и нас это увлекло, мы поняли, что свой город любим, не только потому, что ходим по клубам, по галереям и пьем кофе в чудесных ресторанчиках, где собирается артмолодежь, богема. ничего подобного, мы любим город целиком, потому что он прожил такую страшную жизнь. А жизнь сложена из судеб. Чтобы вернуть их детей туда, или их внуков, хотя бы ненадолго, наверное, стоит поработать. И вот мы начали развивать сначала, может, небольшой проектик по старому Петербургу, связанный с дворянскими именами, оказалось, что это захватывает настолько, что не остается больше времени ни на что, все это лето мы работали над дворянским городом. Мы принимали удивительных людей которые, как выяснилось, боялись приехать в Россию многие годы, именно потому, что прием в России всегда был очень однобоким. Они не могли приехать сюда как туристы, потому что все-таки это их отчизна, а приехать сюда частным образом не было возможности, потому что многие связи потеряны, много лет прошло. Таким образом, приняв здесь людей, корни которых зовут их обратно, получается, что мы окунулись в старый город, но дали жизнь нашему современному, мы наполнили ее. Вы знаете, это, чувство того, что ты причастен не к сегодняшнему дню, а ко всем этим трем столетиям, оно нас просто распирало, мы просто были горды всем этим невероятно, уже потом, мы поняли, во что ввязались, и как это трудно, и одним, конечно, такой проект было не потянуть. Мы стали обращаться к профессиональным историкам, в архивы, работать с документами, потому что...

Ольга Писпанен: А вы прослеживали биографию, всю историю проживания некоей фамилии, дворянского титула в России, в Петербурге и выстраивали именно по этому маршруту его путешествия здесь в городе?

Марина Никитина: Это не всегда нужно. Как правило, человек, который знает свою родословную, знает ту часть жизни его семьи, которая была связана с дореволюционной Россией, а вот, скажем, заняться поиском тех людей, которые могли бы быть связаны с ними, остались в России, но связи потеряны – это самое трудное. Но самое интересное, хотя, конечно, тур, пребывание этих людей в Петербурге – строилось все в связи с жизнью их семьи, их родственников, деятельностью их предков в России, конечно, это были ключевые моменты, и, наверное, поэтому это и вызывает интерес людей. Они приезжают в город, который для них не чужой.

Ольга Писпанен: Человек приезжает в город, который для него не чужой, потому что здесь жил, например, отец, бабушка, дедушка, но у нас же нет закона о реституции, например. Каково им было ходить по некогда им принадлежащим дворцам и понимать, что, видимо, никогда это к ним не вернется.

Марина Никитина: Это очень болезненный вопрос для многих наших "белых" русских, но мы ничего с этим сейчас поделать не можем, мы сможем только привлечь внимание к этим людям наших властей. Что в моих силах сделать – организовать, например, встречу с представителем законодательной власти или администрации наших петербуржцев, настоящих наших соотечественников, может, это связать с какой-то культурной акцией - это нам удается.

Ольга Писпанен: Марина, а что вам уже удалось сделать в этом направлении, как-то вам удалось вернуть Петербург этой белой эмиграции?

Марина Никитина: Я не могу рассказывать обо всех гостях, всех наших начинаниях, но могу сказать, что этим летом самое яркое впечатление осталось у нас от посещения города - в июне к нам приезжала Анна Владимировна Баглей. Ее привозил граф Петр Петрович Шереметьев, фамилия, которая, в общем, нашим людям очень хорошо знакома, он имеет репутацию в Петербурге. Он привозил с собой Анну Владимировну Баглей, она сейчас живет в Америке. И, в общем, мы не понимали, кого мы принимаем, до последнего, пока мы не увидели эту даму. Ей 92 года, из России она уехала сразу после революции. Совсем молоденькой девушкой. И больше она не могла сюда вернутся. Ее фамилия Смолянинова. Когда мы узнали, кто она – имя Смолянинова, конечно, сразу повергло в шок. потому что мы много слышали об этой легендарной фамилии, знали, что не так просто сложилась судьба людей, приближенных ко двору нашего императора последнего, поэтому, конечно, мы сначала испытывали робость, но увидел эту прекрасную даму - она не просто красавица, но в 92 года это прекрасная дама. Мы поняли, что возвращаются настоящие русские женщины, они возвращаются в Россию, и такое счастье, что именно мы их здесь принимаем. Было достаточно непросто организовать для нее здесь тур. Она пожилая и не везде, может быть, могла ходить, не такой плотной можно было сделать ее культурную программу, но то, как она смотрела на город, как она его воспринимала, заставляло нас по ходе программы многое менять, потому что ее требования оказались гораздо выше и гораздо глубже, ее ощущение нашего города, нежели бы могли предположить о проведшей свою жизнь столь далеко от нас даме. К тому моменту, когда она уезжала, мы в нее все были влюблены, абсолютно все. Она необыкновенный человек. Она несет в себе настоящую русскую красоту.

Ольга Писпанен: А ее не шокировала та действительность, которая сейчас достаточно неприглядная. Она приехала, может быть, впервые за много лет, а весь Петербург практически закрыт лесами, ничего невозможно увидеть?

Марина Никитина: Скажу по секрету – она пыталась уже приезжать в Россию в советские времена, и тот визит на нее произвел жуткое впечатление, она попала тут же под колпак служб, была вынуждена внезапно покинуть Россию, не пробыв здесь своего тура, поэтому сейчас ее не шокировал город, а обрадовал.

Ольга Писпанен: Благодаря вам, насколько я понимаю...

XS
SM
MD
LG