Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Мусин


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: "Казни врагов моей страны зубною болью", - под этой строкой из оды Роберта Бернса подпишется каждый человек, хоть раз испытавший ее. Почему посещение стоматолога, во всяком случае, в России, связано у людей с негативными эмоциями, как сейчас развивается российская стоматология, уделяется ли в российском обществе особое внимание гигиене полости рта? Об этом и об удивительной коллекции, собранной нашим сегодняшним гостем, мы и поговорим с заведующим стоматологическим отделением медицинского центра "Адмиралтейские верфи", лауреатом всероссийского конкурса "Врач-гигиенист, профессия XXI век" - Михаилом Мусиным. Михаил Вадимович, как бы вы объяснили такой феномен, что люди боятся стоматолога, во всяком случае, негативные эмоции даже при посещении плановом испытывают?

Михаил Мусин: Да, конечно. К сожалению, это присутствует, но это сложилось исторически. Все-таки сейчас стоматология находится на более высоком уровне, очень большое количество новых анестезиологических веществ, которые позволяют избежать боли и негативной реакции у пациентов. Поэтому сейчас это практически уже отсутствует.

Татьяна Валович: А вы помните свои первые ощущения в детстве, когда попали на прием к стоматологу?

Михаил Мусин: Да, они именно такие и были. Именно вот страх перед болью присутствовал.

Татьяна Валович: Лет 20 назад, когда советский гражданин попадал в какую-нибудь западную стоматологическую клинику, происходило нечто странное, сбегались все врачи, охали и ахали, говорили, что так лечить нельзя - в связи с чем это было? Ведь российские, тогда советские. врачи, наверное, имели хорошую квалификацию, или это были разные школы западной и российской стоматологии, и как сейчас в России обстоит дело? Можно ли говорить о том, что сейчас российская стоматология имеет мировой уровень?

Михаил Мусин: Сейчас российская стоматология приближается к мировому уровню. Действительно, когда ранее пациент попадал на Запад, сбегались все доктора посмотреть, потому что это было как бы путешествие в историю, они могли увидеть то, что делали их коллеги 80-90 лет назад. Сейчас происходит обратное развитие. Сейчас стоматология российская идет семимильными шагами вперед, хотя по своей организации она не лишена определенных особенностей и по оснащенности приближается к европейской, но по организационным моментам, конечно, нет.

Татьяна Валович: Это вы говорите о всех клиниках, и о государственных, и о частных? Ведь в чем очень большая проблема – большинство россиян пользуется государственными клиниками, они не могут заплатить большие деньги за хорошие услуги, за дорогие импортные материалы. С другой стороны, доктора, которые также работают в государственных клиниках, они имеют доход гораздо ниже чем стоматологи частнопрактикующие, и поэтому также стараются уйти в частную практику. Таким образом, нагрузка на стоматологов, работающих в государственных клиниках, возрастает. В этой ситуации российский человек насколько квалифицированную помощь он получает?

Михаил Мусин: Российский человек, конечно, получает квалифицированную помощь, он может получить и в государственной клинике квалифицированную помощь, и в частных, хотя, конечно, уровень оснащенности в частных клиниках немножечко выше, чем в государственных. Но за счет того что наши доктора все обладают очень высокой квалификацией, можно получить достаточно высокий уровень стоматологической помощи.

Татьяна Валович: А что касается детской стоматологии, это отдельный раздел стоматологии? Обучают людей этому специфично? Потому что, сталкиваясь в своей даже практике, я не получаю удовлетворения, когда общаюсь с детским стоматологом.

Михаил Мусин: У нас, в России, детские стоматологи -отдельное направление. На Западе, конечно, ситуация иная детьми занимается на стоматологическом приеме врач общей практики.

Татьяна Валович: А вот почему в России существует практика не лечить молочные зубы?

Михаил Мусин: Она сложилась в советский период, к сожалению, но лечить нужно все зубы, и молочные, и постоянные. Потому что, когда прорезываются постоянные зубы, часть строительного материала переносится с молочного зуба на постоянный, поэтому удалять молочные зубы не рекомендуется, иначе не хватит материала для постоянных.

Татьяна Валович: Мы говорим в Петербурге – это большой центр.ю где люди могут пойти и в государственную клинику, или, накопив денег, пойти к частному врачу, что делать тем, кто живет в небольших российских городах, в регионах – как вы видите развитие там, или это должна быть как-то государственная поддержка стоматологии, потому что ее сейчас по-моему не существует.

Михаил Мусин: Конечно, инфраструктура России немножечко отличается, есть области более экономически развитые, есть менее. Но во всех местах, не только в крупных городах, имеются районные центры, там есть центральные районные больницы, где можно получать достаточно высокий уровень стоматологической помощи, если там не получается - тогда в городе.

Татьяна Валович: А как влияет состояние зубов и полости рта на продолжительность жизни человека?

Михаил Мусин: Существует прямо пропорциональная зависимость между качеством жизни, продолжительностью жизни и состоянием полости рта.

Татьяна Валович: Что, на ваш взгляд, больше всего влияет на разрушение зубов в современных условиях? Генетическая наследственность какая-то, или экологическая ситуация в том или ином регионе, та же вода, наверное, влияет на разрушение зубов?

Михаил Мусин: Во-первых, это, конечно, гигиенические мероприятия, во-вторых, это именно, как вы правильно, сказали, экологическая ситуация, и в-третьих - генетическая, но генетическая совсем в-третьих.

Татьяна Валович: В Петербурге какая наибольшая опасность, вы практикуете, наверное, уже достаточно давно, что является самым главным врагом зубов?

Михаил Мусин: Все-таки в Петербурге не совсем благополучная экологическая ситуация, и это связано и с водой, и с другими моментами.

Татьяна Валович: А как бы вообще оценили образованность россиян в области гигиены полости рта?

Михаил Мусин: Я вам могу сказать, что отрадная ситуация - образованность увеличивается, растет, это очень отрадно, и растет интерес, к тому, чтобы сохранить зубы, чтобы делать дополнительные какие-то гигиенические процедуры, чтобы иметь красивую улыбку, приходить к доктору каждые полгода, как это положено, снимать камни, отбеливать зубы, и получить для каждого именно рекомендации, что же делать ему, для того, чтобы сохранить свою улыбку.

Татьяна Валович: Часто говорят, что реклама - двигатель торговли. Сейчас очень много рекламы различных средств для полости рта, как зубных щеток, так и каких-то профилактических, и очень часто можно встретить фразу: "Одобрено стоматологической ассоциацией России". Насколько действительно проводятся какие-то испытания и исследования в этой области, и может ли человек верить на 100, или на хотя бы 50 процентов рекламе, которую он видит?

Михаил Мусин: Безусловно, можно верить, потому что стоматологическая ассоциация России проводит большие статистические исследования, такие исследования проводились, например, в городе Новомосковск, и этому можно верить. Конечно, не все профилактические, скажем, фирмы доступны, но можно сказать, что такая фирма, как "Оral B" делает как высокодифференцированные зубные щетки, это 3Д, механические зубные щетки, так и мануальные, которые рассчитаны на различный уровень достатка, и более высокий, и более низкий, при всем при этом можно сохранить улыбку.

Татьяна Валович: Я встречала такое мнение, что лучше всего пользоваться щеткой из натуральной щетины, но сейчас они пропали с рынка российского, или очень редко можно найти, старые советские, если можно, так выразиться щетки. Насколько действительно полезно или вредно использовать синтетические щетки?

Михаил Мусин: Я думаю, что здесь должен быть такой подход, что каждый врач именно этому пациенту рекомендует ту зубную щетку, которую ему необходимо применять.

Татьяна Валович: Михаил Вадимович, но вот раньше, в советское время, был такой тезис - "советское значит лучшее", поэтому даже в соматологии применялись только советские препараты и технологии. Сейчас наблюдается другая тенденция – все, кто может, стараются воспользоваться иностранными препаратами и материалами. Действительно российский производитель не в состоянии сделать качественные препараты?

Михаил Мусин: Что касается российского производителя, то сейчас, конечно, наметилась отрадная тенденция – российский производитель возвращается на свой же рынок и в некоторых позициях пытается занять на нем командные высоты. Действительно, в советское время бытовала такая ситуация - советское значит отличное, но и в это время использовались препараты, которые получали из так называемых стран народной демократии - Чехии и ГДР.

Татьяна Валович: Как вы считаете, такие запретительные меры, как предпринимает сейчас российское правительство по поводу ввоза иномарок, может ли это служить поддержкой российским производителям автомобилей?

Михаил Мусин: Я думаю, что только настоящая свободная конкуренция выведет российского производителя на мировой уровень.

Татьяна Валович: А стоит ли запрещать в России машины с правым рулем?

Михаил Мусин: Я думаю, что здесь нужно выслушать мнение, как потребителя, так и тех, кто пытается запретить, у них тоже есть какие-то свои мотивировки, может, очень старые автомобили нарушают экологию.

Татьяна Валович: Давайте вернемся к основной теме нашей беседы. Скажите пожалуйста вы собрали удивительную коллекцию. в которую входят различные предметы гигиены полости рта. Расскажите пожалуйста, с чего это началось и сколько сейчас в вашей коллекции экспонатов?

Михаил Мусин: Сбор коллекции, можно сказать, начался с моего обучения и стажирвоки в Свободном берлинском университете в 1995-м году. Это очень хороший университет, который был организован в 1948-м году, когда произошел раскол Европы. И мой коллега Гетц Карл Зиберт любил повторять: "Моя профессия - это мое хобби". Он учился тоже в очень хорошем университете в городе Марбаург, в нем учился Михаил Ломоносов, и тоже, когда произошел раскол Европы он был организован, но в XVI веке, в 1527-м году, и это послужило толчком для сбора медицинской и стоматологической коллекции. И в более позднее время в ней выделилось профилактическое направление.

Татьяна Валович: У вас действительно есть в коллекции первая в России зубная щетка?

Михаил Мусин: Да. Эта зубная щетка была изготовлена в 1709-м году, и она была подарена мне любимой тетушкой моего отца из рода Ширинских, она говорила, что когда-то давно их род был очень знаменит, и когда их раскулачили, и в 24-й раз вывезли 24 подводы, ей оставили только одну зубную щетку как предмет личной гигиены. Эта зубная щетка из серебра и делал ее тот же мастер, который делал скипетр и державу.

Татьяна Валович: А сколько у вас сейчас экспонатов?

Михаил Мусин: Вся профилактическая коллекция насчитывает более 5-ти тысяч экспонатов, а зубных щеток около 150 штук.

Татьяна Валович: А подобные коллекции еще существуют в мире?

Михаил Мусин: Коллекции зубных щеток, конечно, не существует, но подобная гигиеническая коллекция существует в Германии.

Татьяна Валович: Я слышала, что Книга рекордов Гиннеса, собирается занести вашу коллекцию в книгу - это так?

Михаил Мусин: Да, это так, она проходит регистрационный этап, и определена номинация - величайшие коллекции мира.

Татьяна Валович: Михаил Вадимович, какой самый интересный и самый ценный экспонат?

Михаил Мусин: Конечно, один из самых ценных экспонатов - именно эта первая зубная щетка, также есть интересные экспонаты, которые сделаны из кости мамонта. В основном, как материал использовался черепаховый панцирь, кость слона. Достаточно хорошие материалы, все натуральный продукт.

Татьяна Валович: Какую научную ценность представляют ваши изыскания, и можно ли чему-то поучиться у наших предков в гигиене полости рта?

Михаил Мусин: Безусловно. В последнее время бытует мнение, что все связанно с гигиеной появилось в последние 10-15 лет, но это далеко не так. Первые ополаскиватели были в XIV веке, и об этом даже есть публикации.

Татьяна Валович:А где можно увидеть вашу коллекцию? Или она доступна только узкому профессиональному кругу?

Михаил Мусин: В ближайшее время будет в Санкт-Петербурге, я приглашаю всех, и специалистов, и нет, в Таврическом дворце с 27 по 29 ноября будет большая стоматологическая выставка, и там эта коллекция будет экспонироваться.

Татьяна Валович: А вот вы знаете, Вадим Шефнер в свое время написал очень интересный фантастический рассказ о том, что в будущем зубы будут выращивать. Как вы считаете, дойдет ли стоматология до того, что можно будет вырастить зуб на месте того, который потерял человек?

Михаил Мусин: Безусловно, зуб можно будет конечно вырастить. Но думаю, что к тому времени профилактика дойдет до такого совершенства, что в этом не будет необходимости.

Татьяна Валович: Были в истории очень интересные случаи, в том числе и у Ивана Грозного появился третий комплект зубов, после второго коренного вырос еще. Совсем недавно такое же произошло в Чувашии, как вы объясняете такой феномен?

Михаил Мусин: Пока его объяснить довольно сложно, но думаю, что есть генетическая предрасположенность к этому.

Татьяна Валович: Еще такой интересный факт - вот у одного из видов акул, по-моему, в течение полутора-двух месяцев обновляется 24 зуба, нельзя ли человеку взять какие-то наработки из этой области?

Михаил Мусин: Я думаю, что это из области фантастики, но действительно такой факт существует - акулы часто ломают зубы, и они очень быстро у них обновляются.

Татьяна Валович: И все-таки что делать людям, которые страдают зубной болью?

Михаил Мусин: Каждые полгода необходимо приходить к стоматологу, причем лучше, конечно, приходить к одному и тому же, чтобы он наблюдал и лечил, и после того как лечение закончено, давались практические рекомендации, чтобы каждый пациент мог их применять.

XS
SM
MD
LG