Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анна Маркова


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В Петербурге завершился так называемый нулевой цикл выборов. Горизбирком определил 11 кандидатов, которые продолжат борьбу за губернаторское кресло. Центризбирком заявляет, что удовлетворен ходом предвыборной кампании, так как город пока не сотряс ни один крупный скандал. Однако, у многих кандидатов совсем иное мнение. О том, что предшествовало окончательной регистрации кандидатов, и каковы еще возможные последствия этих событий, мы поговорим с нашим сегодняшним гостем – вице-губернатором Петербурга, председателем Административного комитета Анной Марковой. Анна Борисовна, всегда лучше услышать из первых уст рассказ о том, что происходит на самом деле, чем полагаться на пересказ, ведь иногда даже малейшая деталь может в корне изменить восприятие. Так вот, как же развивались события в горизбиркоме накануне окончательной регистрации кандидатов? Я знаю, что очень многие кандидаты проводили свои пресс-конференции, рассказывали о том, что происходит, вот каково ваше видение ситуации?



Анна Маркова: В двух словах – я думаю, что общую ситуацию можно охарактеризовать, как исключительно нервозную. Безусловно, может быть, со стороны кажется, по докладам, что это не так, все делается в соответствии с законом, но действительно, чтобы эту ситуацию понять, нужно просто самим поучаствовать. Очень было мало времени, чтобы проверить подписи и выдать заключение рабочих групп. Но в целом это связно с тем, что сами выборы проходят в рекордно короткие сроки. Я не могу вспомнить, ни в Санкт-Петербурге, ни в других регионах таких скоротечных выборов, и, соответственно, все кандидаты и избиратели поставлены в очень тяжелые условия. В горизбиркоме, с моей точки зрения, царит нервозность потому что, судя по всему, есть определенный приказ каких-то кандидатов: к каким кандидатам привлечь самое пристальное внимание, а к каким кандидатам можно не предъявлять таких требований. Безусловно, это относится к тем кандидатам, которые реально знают городское хозяйство и могут составить реальную конкуренцию нашему основному кандидату номер один, как мы сейчас говорим.

И по форме я, безусловно, почувствовала, несмотря на то, что я занимаю, я считаю, высокий пост в Санкт-Петербурге, я чиновник правительства, вице-губернатор, я почувствовала унижение по форме и по содержанию. Во-первых, о том, что заседание комиссии состоится в 17 часов, я не была предупреждена, так же, как, впрочем, и многие другие кандидаты. Мы работаем, люди все занятые, мы действительно решаем большие, важные проблемы, от нас зависят сейчас многие вопросы, которые связаны и с городской жизнью. В 17 часов, когда мы пришли в Мариинский дворец, я говорю, в Законодательное собрание, потому что эти понятия для нас совмещены, что тоже вызывает определенное удивление, опять, по слухам, никто не вышел, официального подтверждения не было, нам сказали, что заседание комиссии переносится на 20 часов. До этого времени выходить из Законодательного собрания журналисты не могли, потому что обратно их бы, наверное, просто бы не пустили, поэтому мы опять были связаны вот такими временными рамками.

Я попросила председателя комиссии дать мне письменное заявление, когда состоится следующее заседание, я получила письменное уведомление, мы пришли повторно в 20 часов, просидели 15-20 минут, и опять получили заявление, я даже не знаю, как это назвать, это был такой минутный выход председателя комиссии, который сказал - все переносится на девять часов. Без объяснения причин. Вообще, в приличном обществе все-таки извиняются и объясняют причины. Мы прождали еще один час. Нервозность нарастала, духота, люди устали, естественно, мы собирали подписи, нервничали из-за подписных листов, конфликт разрастался, в 9 часов заседание тоже не началось. Мы начали участвовать в этом процессе только в 21.30. Вы знаете, конечно, настроение у всех было боевое, безусловно, но чувствовали унижение и просто непонимание того, как можно так с будущими, возможно, губернаторами Санкт-Петербурга, да просто с людьми, которые пришли поучаствовать в этом процессе, уставшие члены комиссии, журналисты - таким образом обращаться. Конечно, основа уже была заложена.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, но это такой один факт, а что происходило вообще вокруг проверки подписных листов? Вот вы говорите, что было мало времени, но, может, кандидаты в губернаторы сами виноваты - они поздно сдали свои подписные листы, в последний срок.

Анна Маркова: Действительно, сдавали, в основном, в последний день. Это ни для кого не секрет, но в какие условия были поставлены и сами кандидаты - сроки настолько были сжаты, и надо понимать, что сейчас летом люди разъехались, и собрать такое количество подписей - это надо приложить действительно просто героические усилия.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, вот вы юрист, какие у вас есть претензии юридические по проверке подписей кандидатов?

Анна Маркова: Во-первых, нарушения всех сроков, потому что результаты проверки я должна была получить за два дня до заседания комиссии, чтобы иметь возможность внимательно ознакомиться, вместе с юристами проанализировать - я получила меньше, чем за день протокол рабочей группы. Протокол рабочей группы, кстати говоря, был составлен нормально. Претензий к нам практически не было но акт проверки ГУВД, к которому обратился Горизбирком для графологической проверки подлинности подписей, адресности, правильности заполнения подписных листов, он, конечно, ни в какие даже юридические рамки вообще не попадает, во-первых, меньше чем за сутки мы его получили, акт был передан нам без приложения, поэтому было очень трудно разбираться, какие к нам претензии. И по самой форме этот акт был составлен с нарушением и законодательства, и всех существующих документов, по которым работает само УВД.

Татьяна Валович: А действительно есть такая информация, многие кандидаты говорят, они заметили, что расшивались подписные листы, увозились, и даже некоторые потом у себя обнаруживали подписные листы других кандидатов?

Анна Маркова: Да, безусловно, это все присутствовало, потому что я испытала это на себе. Часть замечаний по 200 подписным листам, которые были проверены ГУВД, они были совершенно другого кандидата. Безусловно, это надо было исключить, надо было проверить, это очень большая работа, которая упала вообще на воскресный день. Про "мертвые души" я не говорю, у меня. слава Богу, замечаний ко мне не было, но и те несколько человек оказались живыми .

Татьяна Валович: Очень интересно вчера заместитель председателя горизбиркома Дмитрий Краснянский заявил, что к нему в комиссию до сих пор не поступило никаких официальных документов о воскресших "мертвых душах", он сказал, что, "зачем-то ко мне приводят живых людей, а где же доказательства, что они не умерли?" Мне сразу вспомнился фильм был замечательный, с участием Ростислава Плята, назывался, по-моему, "Жених с того света, где человек пытался доказать, найти справку, что он не умер, потому что была выписана справка, что он умер. Как можно в современном юридическом обществе, если есть справка, что ты умер, доказать, что ты не умер? Что-нибудь меняется вообще в России?

Анна Маркова: Вы знаете, это какой-то парадокс, и я думаю, что уважаемый Краснянский просто лукавит, потому что какие могут быть заявления? Человек должен принести заявление, что, "я жив"? Или, может быть, он должен просто принести документ и показать: вот, я здесь в подписном листе фигурирую, вот мои данные, вот мой паспорт, я жив и здоров, поэтому данные ГУВД о том, что я числюсь в умерших, прошу считать ошибкой, хотя моральное состояние человека, который должен приходить и доказывать, что он жив - ну, вы знаете, остается без комментариев.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, как бы вы ответили на вопрос, почему, по вашему мнению, в России берут взятки?

Анна Маркова: Я думаю, что, во-первых, несовершенна наша законодательная база, потому что если составлен нормально закон и нормально работают законы, то, безусловно, страх наказания должен быть гораздо сильнее желания таким образом разбогатеть. Это раз. Во-вторых - экономика. Если определенные сферы финансируются не в соответствии, наверное, с той функцией, важной государственной функцией, которую выполняют различные организации и ведомства, возникает такой диссонанс. Например, ведь ни у кого, если взять нашего ближайшего соседа, у милиции Финляндии не возникнет желания взять у нарушителя взятку, потому что его заработная плата, статус и социальное обеспечение в будущем гораздо важнее и стабильнее, чем разовое получение вознаграждения, которое может оказаться для него очень серьезным, и собственно говоря, сказаться на всей его дальнейшей карьере и жизненной позиции. Больше потеряешь, чем получишь.

Татьяна Валович: Русский писатель и философ Николай Бердяев еще в конце XIX века сказал, что взятка в России - самое действенная конституция на все времена. Можно ли преодолеть коррупцию в России?

Анна Маркова: Теоретически возможно, но я думаю, что не в этой жизни.

Татьяна Валович: Вы сказали, что одно из условий – нормально работающие законы. На своем примере вы убедились, как работают законы в России?

Анна Маркова: Да, безусловно. Вы знаете, сейчас, наверное, моя такая активная позиция связана с тем, что я привыкла отвечать за свои слова, и когда я заступала на должность вице-губернатора, правового вице-губернатора, я говорила о том, что вся моя работа должна быть направлена на то, чтобы создать единое правовое поле в Санкт-Петербурге. Это большая работа и Законодательного собрания, подготовка законов именно по проблемным точкам, которые существуют, по проблемным вопросам, которые есть в городе, и сейчас я оказалась в положении, когда я вижу правовой беспредел, и кому, как не мне, наверное, об этом сказать, сделать анализ, дать заключение,в общем-то, в защиту интересов горожан и города.

Татьяна Валович: О недемократичности грядущих выборов вы заявляли еще в июне, выступая перед депутатами Законодательного собрания Петербурга. Ожидали ли вы таких действий со стороны горизбиркома и ГУВД, с которыми столкнулись и вы, и другие кандидаты в губернаторы?

Анна Маркова: Безусловно. В своем заявлении я сразу же сказала, что я понимаю все последствия, которые произойдут со мной, с людьми, которые меня окружают. Конечно, невозможно все знать досконально, но у меня большой все-таки жизненный опыт. Я многое видела, многое понимаю, и я это предсказала, и сейчас, собственно говоря, я на своем примере показываю, что это действительно так, и я думаю, что именно этим можно сейчас предупредить, наверное, дальнейшее развитие этой ситуации. Во всяком случае, я всегда выполняю свои обещания, в июне сказала, что я буду баллотироваться, несмотря на достаточно сильное давление, я свое обещание выполнила.

Татьяна Валович: Да, действительно вы несколько раз говорили о том, что подвергаетесь прессингу - в какой форме он был выражен?

Анна Маркова: В различных. Конечно, для любого человека, который принимает определенные решения, всегда очень сложно, наверное, видеть людей, которые тебя поддерживают, которые находятся рядом с тобой, которые вдруг подверглись такому прессингу – людей увольняют, сокращают, лишают работы, и ты, как-то, не очень можешь им помочь, и, конечно, это, безусловно, сильное давление, которое всегда тяжело пережить. За себя, как говорится, можно, а вот окружающих.

Татьяна Валович: А лично ли вы испытывали, скажем, не только моральное, но и физическое давление? Скажем, угрожали ли вам?

Анна Маркова: Я знала, на что я иду, поэтому со своими личными проблемами я привыкла справляться сама. У нас город и так заполонен ужасами, рассказами, я не хочу перекладывать на плечи других. Я хотела бы говорить только о том, что имеет значение для города, я думаю, что с тем прессингом, который оказывали лично на меня - когда-нибудь, может быть, попозже, я расскажу, на пенсии. А сейчас я должна заниматься теми проблемами, которые касаются всего города.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, а как вы прокомментируете новость о желании жителей Фрунзенского района, которые написали открытое письмо и просят вас не баллотироваться в губернаторы?

Анна Маркова: Я это могу прокомментировать только как... реального конкурента... потому что понятно, что во Фрунзенском районе я работала, не только главой администрации, с этим районом у меня связан долгий период в моей жизни, и думаю, ни для кого не секрет, что в районе ко мне хорошо относились и любили, но, к сожалению, этот район, видимо, сейчас окажется районом, который будет поддерживать меня, а не других кандидатов. Поэтому это обыкновенный черный пиар. Если бы за подписями под этим открытым письмом, я его не видела, вы их видели?

Татьяна Валович: Нет, я тоже не видела, это сообщение информагентств

Анна Маркова: Я думаю, что подписей нет, а вот количество подписей, которые были собраны в мою поддержку из Фрунзенского района, в несколько раз превышает даже те 1200, которые были указаны в этом сообщении.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, то, что ваши подписи Горизбирком сказал, что направит прокурорскую проверку – это касается только вас, или и других кандидатов?

Анна Маркова: Нет, я, видимо, здесь единственная и неповторимая, и это можно было прогнозировать, потому что когда решался вопрос о вручении мне удостоверения, председатель комиссии сразу же предложил, в связи с тем, что много вопросов хотя вопросов ко мне было не меньше и не больше чем к другим кандидатам продолжить проверку и передать материалы проверки в прокуратуру. Поэтому предложение это прозвучало с самого начала. Но комиссия проголосовала по-другому. Я думаю, что этим решением председатель комиссии не был удовлетворен, тем более, что многие слушали консультации его с нашим первым кандидатом по телефону, и после того, как отзвучали праздничные фанфары, мы все друг друга поздравили и уже в 12 часов ночи в кабинете председателя горизбиркома он продолжил заседание, наши представители успели ровно на половину, чтобы услышать конечный итог, и членам комиссии в достаточно жесткой, по нашим данным, форме было предложено вновь проголосовать новое решение: включить в повестку дня новые пункты все-таки о направлении проверочных материалов уже в отношении председателя рабочей комиссии, который высказал свое объективное мнение, я считаю тоже имеет право его иметь, для проверки в прокуратуру.

Вы знаете, с чем ассоциируется у нас понятие "прокуратура" – я очень уважаю работников прокуратуры, но, к сожалению, последние события - они навевают некоторые опасения, что решение может быть объективным, и что здесь нет определенного давления. Я считаю, что решение комиссии было, и надо было на нем остановиться, но, с другой стороны, вы знаете, я даже рада и довольна развитию этой ситуации, потому что мы сегодня подаем исковые заявления в суд на действия председателя горизбиркома и на нашу уважаемое, действительно мной любимое ГУВД - о законности тех действий, которые они производили.

Татьяна Валович: Анна Борисовна, а вот было сообщение о том, что списки, подписные листы вернее, ваши - проверялись дважды. Первый раз, когда не был получен тот результат, которого ожидали, в Горизбиркоме поступил звонок какой-то и стали перепроверять...

Анна Маркова: Да, первый раз проверила рабочая группа, в течение 5 дней. Я не участвовала, естественно, ни мои представители, это рабочую группу назначил сам Горизбирком, поэтому сложилась такая ситуация, когда председатель Горизбиркома не доверяет даже своим коллегам, теперь 8 человек из рабочей группы тоже находятся под ударом, им тоже не доверяют. А вторая проверка была назначена самим председателем, и она проводилась в течение одного дня, и, насколько я знаю, половину ночи, которая вывела новые сведения, и она была уже назначена самим председателем Горизбиркома без законных оснований.

XS
SM
MD
LG