Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кирилл Ромодин


Татьяна Валович: Каким образом граждане могут влиять на решение общественно-важных проблем на местном уровне? Несколько лет назад, задавшись таким вопросом, несколько общественных организаций объединили свои голоса и создали один, хочется надеяться, мощный "Голос". Именно так называется ассоциация некоммерческих организаций в защиту прав избирателей. Сегодня у нас в гостях будет один из ее координаторов - председатель петербургского регионального некоммерческого партнерства "Голос" Кирилл Ромодин.Кирилл Михайлович, доброе утро. Кирилл Михайлович, прежде, чем мы поговорим о том, каковы же основные направления деятельности вашей организации, немного расскажите об истории создания, кому пришла идея и почему создать такую ассоциацию "Голос"?



Кирилл Ромодин: Наша ассоциация "Голос" была создана 26 апреля 2000 года. Основателями ее является Молодежный союз юристов, Женская информационная сеть, Центр экологической политики России и союз экологических общественных организаций. Это учредители ассоциации.

Татьяна Валович: В вашем учреждении никаких политических партий не присутствует?

Кирилл Ромодин: Естественно. Мы придерживаемся такого принципа, что у нас некоммерческие общественные организации в нашей ассоциации. Политические партии и движения, мы с ними сотрудничаем, но они не входят в нашу ассоциацию.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, ну вот, я так понимаю, что ассоциация объединяет региональные организации, в каких же регионах существуют такие организации?

Кирилл Ромодин: Наша ассоциация действует в 30 регионах Российской Федерации, причем по численности, если считать, мы своей деятельностью охватываем больше половины населения Российской Федерации. Действуем мы от Калининграда до Владивостока.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, вы декларируете защиту прав избирателей. Что вы подразумеваете в первую очередь под правами избирателей?

Кирилл Ромодин: Права избирателей – это право на информацию, право на выбор, право на то, чтобы избиратели ощущали себя гражданами.

Татьяна Валович: Как вы считаете, в России вообще люди знают о своих правах, как избирателей, интересуются ли ими? Вы какой-то мониторинг проводите?

Кирилл Ромодин: Да, конечно. В России представление граждан о своих правах пока очень слабое. Происходит позитивное изменение, но не так быстро, как бы хотелось.

Татьяна Валович: В задачу вашей организации входит то, чтобы граждане больше узнавали о своих правах?

Кирилл Ромодин: Конечно, у нас есть такое направление – просвещение.

Татьяна Валович: Что вы проводите? У вас какие-то семинары приходят? Как вообще люди узнают о вашей организации, что, оказывается, их права кто-то защищает?

Кирилл Ромодин: Как они узнают? У нас есть свое издание газета "Гражданский голос", у нас есть интернет-сайт, это такие общероссийские информационные источники нашей ассоциации. А также мы выпускаем различные буклеты, брошюры по защите, как граждане могут защищать свои права, и о том, что ассоциация защищает в каждом конкретном регионе. В то же время у нас некоммерческие партнерства, которые входят в ассоциацию в различных регионах, обладают достаточной автономией. То есть они в рамках проекта осуществляют мониторинг действующих депутатов, мониторинг выборов и осуществляют различные программы – это семинары, "круглые столы", выступления на радио, как я сейчас выступаю.

Татьяна Валович: Это достаточно большая деятельность и иногда это затратно. За счет чего вы финансируете свою деятельность и кто вас поддерживает?

Кирилл Ромодин: В основном у нас все на добровольных началах, но в тоже время наша ассоциация получает гранты от грантодающих организаций, это мы ни от кого не скрываем, нас поддерживает фонд "Евразия" и еще несколько организацией.

Татьяна Валович: Среди российских есть какие-то фонды или организации, которые были бы заинтересованы в просвещении российских избирателей?

Кирилл Ромодин: Я, к сожалению, не знаю такие. Пока нет.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, вы говорите о том, что вы проводите мониторинг деятельности тех или иных депутатов. Вот, скажем, по Петербургу, можете ли вы сказать, что граждане Петербурга знают или не знают своих депутатов, скажем, на федеральном уровне, депутатов Госдумы, интересуются ли их работой?

Кирилл Ромодин: Граждане своих депутатов знают в основном очень слабо. И граждане могут обратиться к депутату Государственной Думы с вопросами, которыми он не занимается, например, что у него течет кран или какие-то проблемы бытового характера. И в то же время они не обращаются к депутатам местного самоуправления. То есть они привыкли "бей выше" – идти сразу к депутату Госдумы, и чтобы он для них решал эти вопросы. Да, мы проводили опрос, как граждане знают своих депутатов, удручающее впечатление оставил этот опрос, граждане слабо знаю.

Татьяна Валович: Кирилл Михайлович, сейчас в двух субъектах федерации сразу – это Петербург и Ленинградская область, проходят губернаторские выборы, вы как-то будете отслеживать ситуацию на этих выборах, проводить мониторинг?

Кирилл Ромодин: Мы будем смотреть, как осуществляется избирательная кампания в общем. Потому что у нас сейчас основное направление. Эти выборы губернатора они случились неожиданно в Петербурге. Мы действуем в Петербурге, в Ленинградской области пока не действуем. Надеюсь, когда-нибудь мы там будем работать тоже. Основное наше направление – это подготовка к выборам в Госдуму, как мы там будем вести мониторинг. А выборы губернатора Петербурга они случились очень быстро, мы не успеваем развернуть свою структуру, чтобы осуществлять полноценный и качественный мониторинг.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, как вы считаете, где важнее осуществлять такой мониторинг – на выборах местной власти, которая приближена к гражданам, к которой граждане и должны больше апеллировать, или на выборах в Государственную думу?

Кирилл Ромодин: Хочется сказать – везде.

Татьяна Валович: И все-таки, в связи с тем, что в Петербурге произошли досрочные выборы, вы не сможете как-то организовать именно мониторинг на этих выборах?

Кирилл Ромодин: Мы будем смотреть, частично мы будем отслеживать, мы будем помещать информацию о том, что происходит в Петербурге, на нашем сайте.

Татьяна Валович: На сегодняшний момент вы бы могли сказать, может быть, ваше личное мнение о том, как проходит предвыборная кампания в Петербурге?

Кирилл Ромодин: В целом очень спокойно довольно-таки. Единственное, было в начале очень много претендентов, свыше 30 человек.

Татьяна Валович: А тот скандал, который разгорелся в связи с проверкой подписей?

Кирилл Ромодин: Ну что сказать? Это связано с законодательством нынешним, потому что новые методы проверки, пока это не откатано, будут коллизии определенные. Но, я надеюсь, в дальнейшем все будет хорошо.

Татьяна Валович: Кирилл Михайлович, не могу не спросить вопрос, который задавали мы петербуржцам – нравится ли вам внешний вид нашего города?

Кирилл Ромодин: И да, и нет.

Татьяна Валович: Почему?

Кирилл Ромодин: Внешне очень хорошо, центральные улицы, а когда войдешь во двор даже в центре города, видно, что ужасное состояние.

Татьяна Валович: Кстати, с выборами иногда у нас происходит ухудшение внешнего вида Петербурга, и это очень часто замечаю, когда агитационные различные материалы расклеиваются везде и тут же на фасадах отреставрированных домов. И после того, как избирательная кампания заканчивается, просто тонны мусора можно наблюдать у тех же избирательных участков, куда люди ходят голосовать. Как-то вы отслеживаете такую ситуацию, проводите ли воспитательную работу с избирательными комиссиями или с теми, кто участвуют в выборах, кто работает на этих выборах, чтобы привести в соответствие?

Кирилл Ромодин: К сожалению, эту работу воспитательную сложно проводить, подчас даже не возможно. Вы говорите о плакатах, которыми оклеивают дома здания. Это и меня приводит.Татьяна Валвоич: А законодательства никакого нет?

Кирилл Ромодин: Законодательство есть – Кодекс об административных правонарушениях запрещает.Татьяна Валвоич: Я как избиратель хочу, чтобы меня защитили в этом плане, чтобы я видела ту информацию, которая должна быть на том месте, где ей положено быть, а совсем не скажем, не на двери моей парадной.

Кирилл Ромодин: Суть в чем заключается: если памятник архитектуры, там, безусловно, нельзя размещать агитационный материал, если же это не памятник архитектуры, а какое-то здание, собственник дал разрешение разместить там агитационные материалы, то тогда размещают, а если собственник не дал ил управляющее лицо – это, конечно, незаконное размещение.

Татьяна Валович: Кирилл Михайлович, скажите, пожалуйста, а как вы взаимодействуете с избирательными комиссиями. Я так поняла, что члены организации должны присутствовать и в процессе непосредственно выборов, когда происходит день выборов, в избиркомах. Есть ли какие-то трения или, наоборот, к вам обращаются за помощью?

Кирилл Ромодин: У нас в Петербурге никаких трений не было, слава богу. Насчет помощи к нам пока не обращались. Петербург – это более город, где не так сложно работать по сравнению с другими регионами, где действуют наши представительства "Голоса".

Татьяна Валович: Есть такие данные, что где-то сложно работать?

Кирилл Ромодин: Как сложно работать? В некоторых регионах люди хуже знают законодательство и хуже идут на контакты с нашей организацией. А так везде, когда мы объясняем, чем мы занимаемся, с нами начинают работать.

Татьяна Валович: Скажите, пожалуйста, состав избирательных окружных комиссий, где непосредственно выборы происходят, зачастую это пожилые люди, понятно, потому что платят очень мало, и свободные молодые люди туда не пойдут. Так вот работают там и люди преклонного возраста с менталитетом еще советским. В плане воспитания даже их, чтобы не было нарушений прав избирателей, проводите какую-то работу или нет?

Кирилл Ромодин: Та кампания, которую мы будем проводить во время выборов в Государственную Думу, да, конечно, мы будем проводить по просвещению и членов комиссии. У нас есть материалы методические, и мы будем рассылать по электронной почте, если нет электронной почт, мы будем давать в печатном виде, чтобы они читали, изучали. Ну и к тому же они сами законодательство изучают. Потому что без знания законодательства очень сложно работать сейчас в комиссии.

Татьяна Валович: Если вы работает в электронной почте, пришло - кто-то прочтет, кто-то не прочтет, тем более, не во всех избирательных комиссиях есть компьютеры. Как же должно происходить просвещение, может быть, личный контакт какой-то должен быть?

Кирилл Ромодин: Да. И контакт естественно, должен быть.

Татьяна Валович: При таком личном контакте вы не встречаете: оставьте нас в покое, у нас и так много дел, мы и так не можем разобраться с законодательством, еще вы тут приходите?

Кирилл Ромодин: Пока мы еще не встречали. Потому что комиссия идет в стадии формирования, все это активно начнет действовать в сентябре месяце. Я думаю, что может быть, кто-то и скажет нам – оставьте нас в покое. Но, я думаю, что если человек хочет облегчить себе жизнь, он попытается информацию получить из разных источников. Потому что эта информация поможет им в работе.

Татьяна Валович: По выборам в Госдуму, где вы хотите проводить мониторинг, скажите, пожалуйста, вы будете действовать по всему Петербургу, проводить мониторинг, или возьмете просто для примера какой-то из округов?

Кирилл Ромодин: Мы будем действовать по всему Петербургу, но особое внимание мы будем уделять определенному округу. Для того, чтобы потом мы смогли, в день голосования чтобы там находились наши наблюдатели. И у нас есть такая программа в нашем проекте мониторинга выборов в Госдуму - это мониторинг узких мест. Одна из организаций, которая входит в наше партнерство - это гражданская Комиссия по правам человека, они занимаются защитой прав человека в области душевного здоровья. То есть они постараются осуществить наблюдение в медицинских учреждениях, психиатрические интернаты и медицинские другие учреждения, где есть избирательные участки.

Татьяна Валович: Кирилл Михайлович, мы коснулись такой темы, как прохождение выборов в закрытых учреждениях, таких как тюрьмы, больницы. В прошлые выборы Госдумы у нас было несколько сообщений людей, которые находились в больницах, в частности, в институте Поленова. Они хотели проголосовать, но, понятно их из больницы не пускали. И они говорили о том, что все попытки как-то привлечь избирательную комиссию окружную для того, чтобы им принесли урну для голосования, кончились неудачей, потому что им сказали, что никто к вам не пойдет, у нас нет людей, это дорогостояще и так далее. Это ведь является нарушением прав избирателей?

Кирилл Ромодин: Да, конечно.

Татьяна Валович: Каким образом вы будете отслеживать ситуацию или влиять на нее, чтобы в Петербурге минимизировать такие случаи?

Кирилл Ромодин: Для того, чтобы минимизировать такие случаи, в округе, где мы будем в день голосования касается уже дня голосования, у нас будут наблюдатели на всех участках и будут мобильные бригады. Несколько мобильных бригад, которые будут ездить и смотреть, какие есть нарушения, и они будут координироваться. Если будут подобные нарушения, граждане смогут с нами связаться, и мы уже передадим жалобу в ту же избирательную комиссию окружную.

Татьяна Валович: А вы уже выбрали округ, где будете мониторинг проводить?

Кирилл Ромодин: 208-й округ.

Татьяна Валович: А почему именно его, по каким критериям?

Кирилл Ромодин: По нескольким критериям. Во-первых, он довольно компактен, это Красносельский район и часть Кировского района. И во-вторых, это один из округов, где находятся почти все слои населения. То есть там и люди, которые получили квартиры в 70-80 годы, когда они работали на заводах, ну и также граждане, которые сейчас покупают квартиры за счет собственности, то есть там представлены все слои общества.Татьяна Валвоич: А закрытые учреждения там есть?

Кирилл Ромодин: Есть, конечно.

Татьяна Валович: То есть там можно представить срез общества и посмотреть?

Кирилл Ромодин: Да, там есть под Петродворцом, Ломоносовым психиатрические интернаты.

Татьяна Валович: Где вы тоже будете проводить мониторинг?

Кирилл Ромодин: Да.

XS
SM
MD
LG