Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Викторов


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В российских вузах подводят итоги приема абитуриентов. В большинстве петербургских вузов к сегодняшнему дню произведено зачисление. Картина прошедшей приемной кампании уже ясна. О ее итогах, а также о тенденциях развития высшей школы в Петербурге мы поговорим с нашим сегодняшним гостем, председателем Комитета по науке и высшей школе Петербурга Александром Викторовым. Александр Дмитриевич, скажите пожалуйста, было ли что-то в этом году для вас неожиданного, по приему абитуриентов в вузы, по всей кампании, которая проводилась?

Александр Викторов: Неожиданного не было, потому что мы обладаем возможностями прогнозирования, и самые острые ситуации, которые могли возникнуть, нами были учтены, мы их предвидели, и самое сложное было в том, что Петербург впервые встретился с ситуацией, когда поступали в вузы школьники, окончившие школы и получившие аттестат обычным образом, сдавшие выпускные экзамены, и около 50 процентов школьников России в этом году уже сдавали не выпускные экзамены в школе, а проходили тестирование по единому экзамену. В Петербурге эти две массы встретились, и петербургские вузы ощутили на себе уже вот эту ситуацию.

Татьяна Валович: Да, как раз в середине июля была информация о том, что в вузах Петербурга может не хватить бюджетных мест, так как увеличилось количество регионов, где прошел единый государственный экзамен, эта ситуация разрешилась к сегодняшнему дню?

Александр Викторов: Да она разрешилась, двумя путями. Первое: мы эту ситуацию предвидели, и в январе месяце было подписано соглашение между Министерством образования России и правительством города, в котором давалось право вузам Петербурга для школьников, получивших аттестат в форме единого экзамена, устраивать для них одно тестовое испытание в виде вступительного экзамена по профильной дисциплине. И это помогло, потому что, в частности, например, в университете педагогическом имени Герцена по трем специальностям, а этот университет не записал в своих правилах приема такое право по одному вступительному экзамену, и на трех специальностях мы получили превышение. Решение было найдено только за счет того, что министерство дало дополнительно 30 бюджетных мест этому университету. Это кстати сигнал для Минобразования, поскольку московские и петербургские вузы столкнутся с этим, и не является реальным способом просто увеличение дополнительных мест.

Татьяна Валович: Так вот, еще одно следствие такой коллизии, это постоянное уменьшение бюджетных мест в вузах Петербурга, как с этим?

Александр Викторов: Это не так.

Татьяна Валович: То есть, в этом году увеличилось?

Александр Викторов: Мы каждый год увеличиваем прием на бюджетные места, и в этом году, по сравнению с прошлым, на 700 мест петербургские вузы получили увеличение.

Татьяна Валович: А за счет чего?

Александр Викторов: За счет того, что Министерство образования увеличивает ежегодно прием по согласованию с нами в петербургские вузы на бюджетные места.

Татьяна Валович: А кто финансирует эти места?

Александр Викторов: Бюджет федеральный. У нас из года в год идет увеличение. 700 мест это средний вуз. То есть, мы в этом году эквивалентно открыли еще один вуз, получается, по приему.

Татьяна Валович: А как вы прогнозируете, на следующий год тоже будет увеличение?

Александр Викторов: Трудно сказать, потому что есть уже некоторое насыщение в целом по России, но дальше будет, очевидно в сентябре мы проведем с участием руководителей министерства совещание по обсуждению итогов приема, и не исключено, что мы будем просить дополнительного увеличения мест.

Татьяна Валович: Самый болезненный для Петербурга вопрос, наверное, когда же все-таки в городе будет введен единый государственный экзамен? 12 мая министр образования Владимир Филиппов был в городе и заявил, что уже с 2004-го года Петербург присоединится к единому экзамену. Однако, вами возглавляемый комитет дает более обтекаемую формулировку - в ближайшие два года два. Так все-таки, когда? Когда это станет ясно? Потому что и дети, которые сейчас в 11-й класс пойдут, и их родители, уже начинают нервничать, не знают к чему готовиться.

Александр Викторов: Ну, я могу совершенно четко сказать, для детей и родителей тех детей, которые обучаются в этом году в 11-м классе, они будут сдавать экзамены в обычной форме, Петербург в 2004-м году не войдет в зону эксперимента, по двум причинам. Первая – то, что мы не замкнутая система, мы готовим специалистов для всей России. И второе - мы хотим очень внимательно проанализировать результаты эксперимента. Очень большая система, чтобы так просто рисковать. Поэтому я думаю, что, пока я отвечаю за вот этот сектор, что мы будем очень аккуратны и осторожны в этом плане.

Татьяна Валович: Традиционно петербургские творческие вузы пользуются большой популярностью, а вот какие-то другие тенденции вы наблюдали в этом году? Раньше, скажем, были очень популярны медицинские вузы, юристы, экономисты, происходит ли изменение каких-то тенденций?

Александр Викторов: Я могу сказать, это очень хороший вопрос, что мы наблюдаем все время эту картину по специальностям, в прошлом году мы впервые обнаружили факт уменьшения конкурса на экономические, юридические и медицинские специальности, и увеличения конкурса на технические. Хотя я хочу подчеркнуть, что конкурс на экономические, медицинские и юридические специальности выше, чем на технические. Но вот тенденция такая. В этом году она подтвердилась, и продолжает увеличиваться конкурс на технические специальности, это хорошо.

Татьяна Валович: В конце года пройдут выборы в Госдуму. От ее состава зависит и судьба программ по образованию, разработка бюджета – как будут выделяться деньги на образование, вот вы верите в честность политиков наших, в то, что они обещают?

Александр Викторов: Я скажу так, дело в том, что политик, став политиком, очевидно оказывается в непростых ситуациях, когда приходится делать выбор, принимая решения Дума, я очень плотно и постоянно работаю с ней по вопросам образования и науки, когда они делают выбор, и, к сожалению, довольно часто выбор делается не в пользу образования, это, кстати, стратегическая ошибка многих политиков, потому что ни кто более, чем учитель, не работает со школьниками, со студентами, это очень серьезный инструмент для донесения информации и перевоспитания детей.

Татьяна Валович: Еще вопрос о честности: по социологическим опросам почти две трети россиян не верят в то, что можно поступить сейчас в вуз без взятки, и конкурс сейчас не аттестатов, не знаний, а сумм, которые берут с абитуриентов. Я, конечно, понимаю, что вы как чиновник будете сейчас говорить, что в Петербурге у нас все в порядке, такого нет, а если есть, то пожалуйста обращайтесь в прокуратуру, но мне хотелось бы задать вот такой вопрос, ведь все знают об этом, о теневой стороне, не проводил ли ваш комитет какой-то такой опрос неофициальный, анонимный, чтобы узнать действительное положение в петербургских вузах?

Александр Викторов: Такого целенаправленного опроса мы не проводили, но могу сказать о том, что мы довольно хорошо владеем информацией. Безусловно такие вещи есть, и с ними нужно бороться, но опять же я повторю то, что вы сказали, единственным способом борьбы со взятками является обращение к правоохранительным органам, они - специалисты. Честно говоря, я с большим удовольствием услышал три дня тому назад о том, что первое уголовное дело в России официально заведено на председателя приемной комиссии одного из московских вузов. Другого пути нет, с точки зрения борьбы. Но, вообще говоря, надо, конечно, убирать и предпосылки. С моей точки зрения, очень негативно сказываются на этой ситуации два фактора, первый, это все-таки в государственных вузах не должно быть платных и бесплатных мест. Они должны быть одинаковые, либо все платные, либо все бесплатные. Это великий соблазн - торговать бюджетными местами. И второе: конечно, надо навести порядок в структуре подготовки специалистов. Я считаю, что более 200 студентов на 10 тысяч населения для нашей страны сейчас многовато.

Татьяна Валович: Как вы относитесь к той идее, которую высказал вчера Рошаль, по поводу того, что нужно было бы восстановить госзаказ, хотя бы на медиков, и обязать, там говорилось, что нужно обязать, если ты получил за счет государства образование - отработай хотя бы 3 или 5 лет там, куда тебя направят?

Александр Викторов: Это серьезная проблема, и думаю, что нам уже не вернуться, даже уверен в этом, к существовавшей ранее системе распределения. Я сторонник введения государственных возвратных субсидий. Если человек имеет возможность взять такую субсидию, он должен отработать 3 года по распределению государственному, это, безусловно, так, я полностью согласен с Рошалем, хотя в форме такой, какая была, распределение сейчас просто невозможно.

Татьяна Валович: Очень многие в Минобразования ратуют за распределение единого государственного экзамена, отмечая как раз, что это снизит коррупцию в сфере высшего образования при поступлении, но, как вы считаете, можно ли при помощи ЕГЕ бороться с коррупцией? И второй вопрос: сейчас этот эксперимент оплачивает государство, в дальнейшем Министерство образования планирует, что этим займутся частные структуры и оплачивать опять же будут родители. То есть нужно будет оплачивать работу тех комиссий независимых, которые будут проверять эти тесты, почтовые отправления, опять все это ложится на плечи родителей, нужно будет эти тесты и решать кому-то, то есть, опять же возрастает коррупционная, составляющая.

Александр Викторов: Я думаю, что поскольку этот экзамен называется единым государственным, то ни в коем случае не может быть, чтобы расходы на этот экзамен, они немалые, колоссальные расходы, по тем субъектам Федерации, которые в эксперименте государство должно оплачивать, и только оно.... Что касается ЕГЕ как способа борьбы с коррупцией, то это не так. К сожалению, Министерство образования об этом часто говорит, но единый экзамен не может быть способом борьбы с коррупцией. И вообще, не дело Министерства образования бороться с коррупцией.

Татьяна Валович: Александр Дмитриевич, а как ваш комитет организует работу с комитетом образования, который курирует школы, ПТУ, особенно в плане того, почему школьные программы сейчас настолько не скорректированы с требованиями, которые предъявляют вузы при поступлении, особенно это касается химии и биологии?

Александр Викторов: Татьяна, это относится к ведению Минобразования, мы не участвуем в формировании тестов вступительных в вузы. С комитетом по образованию у нас, естественно, очень тесные связи, мы взаимодействуем, но не по этим вопросам.

Татьяна Валович: А чтобы исправить как-то, вы же, наверное, с Министерством образования тесно работаете, как вы сказали, вы можете, очень много таких обращений, тут же опять возникает та же коррупция родителей, чтобы подготовить ребенка к поступлению, они должны или нанимать репетитора, или платить деньги тому человеку, который будет принимать у него экзамен. Почему сейчас, вот 3-4 года назад еще такого не было, а сейчас по химии и биологии требуют знания, которые раньше давались в конце первого курса вуза?

Александр Викторов: Мы каждый год даем Министерству образования свои предложения по итогам приема, я с вами полностью согласен, я не могу прокомментировать ваши слова, поскольку этот разрыв действительно растет, его надо ликвидировать, а причины - два фактора. Первый - недоработка Минобразования, которое меняет постоянно тестовые задания, а второй - все-таки нужно признать, что уровень материального обеспечения учителей низкий, и качество преподавания в школах ухудшается. Это видно и на вступительных экзаменах в вузы, и в этом году особенно ярко проявилось резкое ухудшение качества по русскому языку и литературе, даже медалисты не выдерживают испытаний.

Татьяна Валович: А вот такое еще – что в Петербурге действует достаточно много не бюджетных, а коммерческих вузов, как ваш комитет отслеживает то качество образования, которое они дают, как проверяется лицензии, я вот знаю, что был такой "Смольный университет", который набрал студентов и просто бросил ребят, им дали деньги, а преподаватели все потом исчезли.

Александр Викторов: Мы формируем комиссии, проверяем качество подготовки специалистов и обеспеченность учебного процесса, соответствие лицензиям, и, кстати, вот что касается "Смольного университета", то это прямая наша заслуга, мы полтора года боролись, можно даже сказать так, за детей в этом университете, настоятельно требовали ликвидации университета, и сейчас лицензия восстановлена.

Татьяна Валович: А будут ли возвращены деньги?

Александр Викторов: Это нужно решать в судебном порядке. Должны быть возвращены.

Татьяна Валович: А как же все-таки он начал действовать, если там были какие-то претензии?

Александр Викторов: Когда он начинал работать, ему по какому-то очень льготному варианту дали лицензию и аккредитацию, это была большая ошибка, я хочу сказать, что университет этот был учрежден Российской академией образования, это вообще печальный факт для этой академии.

XS
SM
MD
LG