Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Барбос и Михаил Дружининский


Ведущая петербургского часа программы Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях сопредседатели Комитета в защиту общественного транспорта на Васильевском острове Александр Барбос и Михаил Дружининский. Александр Евгеньевич, как родилась идея создать такой комитет, и чем это было вызвано?

Александр Барбос: Большое спасибо вам за то, что вы пригласили нас на эту передачу. Большое спасибо за то, что вы понимаете, что общественный транспорт для жителей города это такая же естественная потребность, как солнце, воздух, вода, как жилье. Точно так же как рыба, вытащенная на сушу, задыхается без воды, точно так же жители Васильевского острова стали задыхаться, когда за короткий срок, всего за несколько лет были сняты на Васильевском острове шесть автобусных, три троллейбусных, пять трамвайных маршрутов, еще три трамвайных маршрута были урезаны. Остались без подъездных путей предприятия, например, такое предприятие как Балтийский завод, завод Калинина. Возникли проблемы у жителей, им не добраться до дома, до Смоленского кладбища, чтобы поклониться в церкви. И поэтому эта проблема начала волновать жителей города и, соответственно, депутатов Законодательного собрания нашего Васильевского острова еще с 97-го года. Вот передо мной заметка "Правое дело" от 14-го июня "Почему убивают трамваи в Петербурге?". В этой заметке очень подробно говорится о проблемах, которые возникли и о той большой работе, которая была проделана, скажем, депутатами Законодательного собрания. Но, оказалось, этой работы недостаточно, трамваи начали по-прежнему снимать. И после того, как стали снимать трамвайные рельсы снова на Васильевском острове, не выдержали уже жители. Мы организовали два пикета 17-го и 20-го июня. На эти пикеты пришли жители близлежащих домов, представители предприятия общественного транспорта, предприятий, заводов, институтов. Было интересно, что пришли представители различных партий, организаций. Здесь объединились и левые, и правые. Мы почувствовали свою силу. Мы особенно почувствовали ее после того, как в газете "Смена" появилась заметка о том, что администрация дальше не будет снимать трамвайные линии на Васильевском острове. Но оказалось, что это неправда. Прошло какое-то время, мы немножко успокоились, и снова начались дорожные работы. И тогда мы собрались и организовали комитет жителей в защиту общественного транспорта.

Татьяна Валович: До того, как вы собрались организовать этот комитет, были ли у вас какие-то переговоры с администрацией города, доносили ли вы свои проблемы о желании как-то по-другому решать проблемы, возникающие в связи с отменой общественного транспорта?

Александр Барбос: Да, конечно, такие попытки были сделаны. Я еще раз отсылаю вас к заметке "Почему убивают трамваи в Петербурге?", здесь конкретно рассказывалось о том, с какими членами администрации, с какими комитетами проводились работы. Да, нас неоднократно убеждали в том, что все делается для блага трудящихся, и не волнуйтесь, все будет сделано, мы введем новые маршруты, но этого не получается. И терпение у людей кончается, наступает предел народному терпению.

Михаил Дружининский: От свободных профсоюзов я принимал участие в работе трехсторонней комиссии. Там постоянно говорил о том, что у нас недостаточно городского общественного транспорта для такого большого города. Но мое выступление на трехсторонней комиссии, письма председателю комитета по транспорту оказались без внимания, либо просто проигнорированы. Потому что там много проблем, не только связанных с развитием общественного транспорта, но и как профсоюзный деятель, могу сказать, с состоянием водителей. Когда у них маленькая зарплата, они не доедают и не досыпают, они становятся потенциальными убийцами, это очень опасно для нашего города. У нас такая зарплата, такие условия, что ребята работают в две смены и отдыхают один-два дня в течение месяца, хотя по нормам европейским, водитель в кабине должен находиться не более шести часов, все что больше, это может явиться причиной для очень серьезных трагедий.

Татьяна Валович: Сейчас с вступлением в силу, как раз сегодня первого августа исполняется полгода, как вступил новый Трудовой кодекс, что-то изменилось в связи с этой ситуацией?

Михаил Дружининский: На мой взгляд, изменилось к худшему. Потому что зарплата маленькая, и она исходит из того, чтобы прокормить только одного человека. Мы считаем, что зарплата должна исходить из того, чтобы прокормить семью - жену и минимум двоих детей. Для того, чтобы обеспечить и одеждой, и питанием, купить какие-то игрушки для детей, водитель вынужден работать по две смены. И администрация закрывает на это глаза. Второе. По действующему законодательству нам положен отпуск 42 рабочих дня. Мы выиграли уже четыре суда у руководства Горэлектротранса с требованием, чтобы нам предоставляли 42 календарных дня, тем не менее, администрация игнорирует решение суда и продолжает предоставлять отпуск по 36 календарных дней. Администрация игнорирует и требования международных профсоюзов, игнорирует наши выступления на заседании трехсторонней комиссии, не несет никакой ответственности. Поэтому мы вынуждены были объединиться в такую организацию для того, чтобы найти другие пути, чтобы донести нашу боль, наши требования до чиновников.

Татьяна Валович: Михаил Николаевич, возвращаясь к проблеме общественного транспорта, вы - водитель трамвая, находитесь, так сказать, на передовой, как сами жители города относятся к проблеме ликвидации трамваев? Потому что, согласно многим социологическим опросам, а также исследованиям, эта проблема очень глубокая. С одной стороны, трамваи сейчас и шумны в Петербурге, потому что не применяются технологии бесшумные. Порой именно на Васильевском острове сталкиваемся с такими проблемами, что грунт в Петербурге не очень хороший, там старые застройки и трамваи служат опасностью, возможно, что обрушится какое-то здание, потому что трамвайные пути пролегают достаточно близко к этим зданиям. Как сами жители относятся к этому, и были ли какие-то исследования предоставлены вам, которые проводит городская администрация по этим проблемам?

Михаил Дружининский: По первому вопросу - как относятся жители. Когда сняли трамвайные пути, которые ведут к смоленскому кладбищу и по Железноводской улице, у диспетчера был просто нервный шок, его отпаивали успокоительными. К нам в кабину вламывались буквально разъяренные пассажиры и говорили, что мы обязаны отвезти их туда-то и туда-то. Они привыкли, уже много лет ездили. И когда мы говорим, что там рельсов нет, то они просто нам не верили. Были скандалы, чуть ли не доходящие до потасовок. По поводу шума - да, это проблема. Но я считаю, гораздо больший шум производят, например, наши самолеты. Это тоже очень больная точка, серьезная проблема в транспорте, тем не менее, самолеты не сокращают. И третье - по сохранению зданий. Нам такие работы предоставлены не были. Кроме того, мы подготовли запрос, чтобы нам предоставили эти исследования в полном объеме. Потому что мы хотим посмотреть, как они отделяют вибрацию от трамваев от вибрации другого транспорта. Когда мы получим эти исследования, тогда мы уже будем разговаривать. Сейчас пока это только на уровне разговоров.

Александр Барбос: Я хотел добавить, что здесь речь идет не только об общественном транспорте, ситуация на Васильевском настолько накалена, что любая ситуация с ухудшением жизни трудящихся может иметь далеко идущие последствия. Например, что касается трамвайщиков, насколько нам известно, идут разговоры среди работников о приостановке работы, об организации забастовочной работы. С другой стороны, жители города вспоминают о том, что разрушались предприятия, выкидывались люди за пределы фабрик, заводов и сейчас происходит то же самое. Вслед за разрушением трамвайных линий пойдет разрушение домов. Например, производятся попытки построить новые здания с уже рядом существующими, причем, эти существующие находятся в очень тяжелом состоянии. А мы помним, как у нас в Ленинграде произошло обрушение дома, и многие дома находятся в такой же ситуации. Поэтому нужно думать прежде всего о социальных последствиях.

Татьяна Валович: Александр Евгеньевич, почему все-таки комитет только в защиту общественного транспорта на Васильевском острове, ведь эта проблема для всего Петербурга стоит очень остро? Как вы будете, может быть, и весь Петербург охватывать или просто взаимодействовать с какими-то другими общественными организациями?

Александр Барбос: Да, конечно, это общегородская проблема. И, естественно, мы будем выходить на общегородской уровень, но начинать надо с чего-то малого. Нужно понимать, что в организации хотя собрались в основном жители Васильевского острова, но каждый человек, который неравнодушен к тому, что происходит вокруг нас, занимает определенную жизненную гражданскую позицию, он состоит в какой-то общественной организации, может быть в какой-то партии. Например, я член КПРФ, и вот наша василеостровская организация КПРФ решила, что это наш пока василеостровский вопрос, поскольку начали снимать с нам, поэтому мы попробуем поработаем, а потом уже дадим рекомендации обкому КПРФ и он примет решение в общегородском масштабе. Аналогичную позицию заняла организация РКРП, хотя они уже получили поддержку на общегородском масштабе. Вот почему мы начинаем с малого, а, естественно, будем переходить на более широкие.

Татьяна Валович: Александр Евгеньевич, но в таком огромном мегаполисе как Петербург, организацией транспортных потоков, естественно, должны заниматься все-таки специалисты. И как говорит Комитет по транспорту, у них есть такие исследования, они этим занимаются, в частности, ликвидация нескольких трамвайных путей в Петербурге позволила облегчить ситуацию на многих магистралях, убрались какие-то пробки, трамваи были заменены другими видами транспорта - троллейбусами, автобусами. Как вы относитесь к тому, что, может быть, действительно в каких-то местах нужно убрать трамваи, а где-то увеличить количество другого транспорта?

Александр Барбос: Да, конечно, мы доверяем специалистам. Но здесь есть вот какой очень важный момент: прежде, чем принимать какое-то решение, надо посоветоваться с гражданами, жителями города. Нужно объяснить им почему, почему нужно снимать именно трамвай и что будет сделано взамен этого. И вообще, есть хороший принцип: утром деньги - вечером стулья, вечером деньги - утром стулья. То есть вначале нужно создать новые маршруты, люди должны к ним привыкнуть, а потом нужно убирать старые, если это действительно целесообразно.

Михаил Дружининский: Специалисты Комитета по транспорту, когда снимали трамвайные пути от Смоленского кладбища, пообещали пустить автобус. Да, они пустили 41-й маршрут, но он ходит один раз в час. Когда приехал митрополит вместе с губернатором на Смоленское кладбище, бабульки местные просто устроили скандал. Я хочу напомнить, что мировой уровень интервала между автобусами, например, должен составляет 6-7 минут, а не одна машина в час. Для меня странно, почему специалисты из Комитета по транспорту не знают этого.

Татьяна Валович: Михаил Николаевич, вы работаете водителем трамвая, вы сами соблюдаете интервалы движения или это невозможно сейчас в Петербурге?

Михаил Дружининский: Мы стараемся соблюдать, но сейчас невозможно. Например, вчера утром, когда я работал, было столкновение двух машин на пересечение Английской набережной, совсем рядом с мостом лейтенанта Шмидта, и мы стояли около 20-ти минут, пока приехало ГАИ.

Татьяна Валович: То есть зачастую граждане, особенно когда личный автотранспорт едет по трамвайным маршрутам, они мешают движению. И, может быть, выход из этой ситуации в том, чтобы как-то трамвайные пути переносить к обочине дороги, чтобы они не мешали остальному движению, как это делается во многих городах, или огораживать, не надеясь на порядочность водителей, которые все время заезжают на транспортные пути трамвая. Скажите, пожалуйста, понятно, что те проблемы, которые проходят сейчас Петербурге, в мировых центрах транспортных решались в 50-60-е года, когда от полного отрицания общественного транспорта сейчас они вновь пришли к тому и даже, знаю, что такие исследования проводятся в Соединенных Штатах Америки, там сейчас рейсовый транспорт, в том числе и трамвайный возвращается. Стоит ли наступать на грабли в Петербурге, есть ли такие исследования, и как-то вы доносили свою позицию до чиновников?

Михаил Дружининский: Кроме США аналогичные работы проводятся еще и в Лондоне. Мэр Лондона ввел специальную оплату для личного транспорта, который проезжает через деловую часть, для того, чтобы создать фонд для общественного транспорта. Кроме того, в Англии сейчас создают новые трамвайные пути, потому что он наиболее скоростной, наиболее комфортабельный и экономичный. У нас проводились работы по исследованию о том, каким должен быть общественный транспорт. Мы постоянно в разных публикациях и при встречах стараемся донести. Я очень быстро пройдусь по цифрам для того, чтобы знать, о чем идет речь. Протяженность действующих линий метрополитена 91,8 километра. Протяженность сетей наземного транспорта составляет 1350 километров, в том числе трамваев 300 километров, троллейбусов 340 километров, автобусов 710 километров. Но для удовлетворения нужд города это недостаточно. Площадь городских территорий составляет 605,8 квадратных километра, с пригородами 1357. Так вот по норме маршрутной сети в центре города должно быть 4,5 километра общественного транспорта на один квадратный километр. Соответственно, сеть должна составляет 2726 километров городского общественного транспорта.

Татьяна Валович: Александр Евгеньевич, скажите, пожалуйста, планируете ли вы применить такие мероприятия, как общественные слушания при обсуждении проблемы ликвидации того или иного общественного маршрута на транспорте в Петербурге?

Александр Барбос: Это очень интересное предложение, мы обязательно включим его в план нашей работы. Я вообще считаю, что любое решение власть должна принимать, только посоветовавшись с народом. И при этом должны учитываться различные альтернативные варианты, и не просто однажды выслушаны эти решения, а многократно к ним возвращаться для того, чтобы все были убеждены, что то решение, которое будет выбрано, оно единственно оптимальное и достойное решение.

Татьяна Валович: Александр Евгеньевич, скажите, пожалуйста, каковы перспективы действия вашего комитета так, чтобы повилять на городскую администрацию, что вы планируете в ближайшее время?

Александр Барбос: Передо мной план нашей работы, это достаточно большой план. Я думаю, эффективными средствами будут следующие: обращение в суд с жалобой на городскую администрацию, которая нарушила требования городского кодекса по строительству в том плане, что любое градостроительное решение по изменению ситуации в городе, в том числе и по снятию транспортных линий, должно было обсуждаться с народом. Это первая мера. Вторая мера - назрела ситуация с забастовкой или с приостановкой работы на предприятиях общественного транспорта. Мы, безусловно, поддержим эти направления работ.

Татьяна Валович: Вы говорили об обращении в суд, но зачастую суд не хочет даже принимать обращения граждан, направленные против городской администрации. А сегодня как раз пройдет очередной митинг, организуемый Демократической Россией, вы не планируете принять участие в нем?

Александр Барбос: Да, конечно. У меня в плане работы записано участие в этом митинге. Дело в том, что, я считаю, что каждый человек, заняв определенную жизненную позицию по какому-то вопросу, автоматически занимает жизненную позицию и по другим вопросам.

Татьяна Валович: Спасибо, Александр Евгеньевич. И в заключении я хотела бы очень коротко задать вопрос Михаил Николаевичу. Вы являетесь еще и председателем независимого профсоюза, свободного профсоюза. Ваши действия, как вообще вы пытаетесь консолидировать все профсоюзы, существующие в Петербурге?

Михаил Дружининский: Мы пытаемся, но пока это недостаточно успешно происходит. Потому что нам сильное противодействие оказывают. Власти знают, что если мы создадим единый профсоюз, мы уже будем диктовать губернатору, что делать, что не делать. Примеров тому в истории Западной Европы и в Южной Корее очень много. Кроме того, мы еще консолидировались с левыми молодежными организациями, мы знаем слабые места и время, когда можно вступать. Если губернатор нас не будет слушать, мы проведем серьезную акцию протеста в тот момент, когда он не ожидает и когда, на наш взгляд, максимальный эффект будет.

XS
SM
MD
LG