Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Галина Белкова


Ведущий петербургского часа Виктор Резунков: У нас сегодня в гостях координатор Ассоциации территориального общественного самоуправления Петербурга Галина Белкова. Галина Геннадиевна, расскажите, во-первых, несколько слов о своей организации, что это такое? Потому что Ассоциация территориального общественного самоуправления Петербурга подразумевает как бы наличие нескольких разных организаций, которые входят в эту ассоциацию.

Галина Белкова:Совершенно верно. Мне удалось сплотить наиболее активных граждан города, не побоюсь этого слова, как бы зародыши нашего гражданского общества. Это обычно те люди, предел терпения которых достиг своего максимума, и они, собственно говоря, приступили к какой-то борьбе, каждый на своем уровне. Это домовые комитеты, которые отстаивают права человека в определенном здании, доме, где проживают люди, это пенсионеры, которые подняли вопрос о бесплатных, льготных лекарствах и лекарств для ветеранов. Затем сюда же вошли советы микрорайонов и активные группы граждан, которые борются против застройки, так называемых пятен уплотнения. Таким образом получился очень большой коллектив. Если учитывать, что за спиной, допустим, каждого председателя домового комитета стоит где-то от двухсот до шестисот, а иногда есть дома, где проживают две тысячи, есть у нас такой уникальный дом на Лиговке 44, и учитывая эти советы микрорайонов, где жители, которые борются против уплотнения, там вообще колоссальные получаются суммы. Мы можем считать, что данная организация включает в себя несколько десятков тысяч человек. Конечно, они все не выходят на улицу, у них есть свои представители, но, собственно говоря, в этом есть основа территориального общественного самоуправления, которое исключает какое-то влияние партий, ангажированности интересов. Люди просто отстаивают свои права, и они поняли, что если они объединятся, то они достигнут максимального успеха. И чем больше войдет в эту ассоциацию, тем сильнее станет наше гражданское общество, тем они станут грамотнее. Я так сказать, запустила, я зажгла фитилек, а они се передают документы друг другу, они делятся опытом. Поэтому я называюсь не председатель, а координатор. Потому что я помогаю этим людям, я обмениваю их телефонами, документами. Я помогаю им выжить в этой в общем-то абсолютно душной атмосфере.

Виктор Резунков:Говоря об этой атмосфере, вы мне показали замечательное совершенно, очень сильное письмо, направленное в Конституционный суд Российской Федерации и в уставный суд Петербурга. Я попросил бы вас рассказать вкратце о содержании этого письма. Здесь очень жесткая содержится критика практически всех ветвей законодательной власти, исполнительной власти Петербурга. Давайте начнем с законодательной власти.

Галина Белкова: Во-первых, я должна сказать. Что письмо написано не просто на основании каких-то документов юридических и не просто из головы, наши эмоции. Письмо составлено на основании огромного опыта. Я переработала колоссальное количество жалоб граждан, писем, обращений, причем, это были не единоразовые обращения, а люди посылали эти письма несколько раз в одну и ту же инстанцию. Они прошли все, вплоть до антимонопольных комитетов, федеральных структур и в итоге их письма возвращались к тому, на кого они жалуются. Вы понимаете, что когда к вам приходит разозленный человек из структуры, который защищает корпоративные интересы, и говорит: пишите куда хотите, вы все равно будете общаться со мной. И, вот, кстати, переходя к депутатам ЗакСа, тоже самое мы бы имели и с депутатами ЗакСа. Большинство депутатов ЗакСа давали точно такой же ответ. То есть они не защищают права этих людей, они не заинтересованы в выяснении истин этих жалоб. И почему я в этом письме делаю упор на то, что это носит массовый характер, потому что большинство, включая господина Тарасова, большинство этих людей рекомендуют людям обращаться в суды. Суд он ведь не для этого предназначен, суды переполнены только по одной-единственной причине, что судьи разбирают фактически одно и то же дело господина Н на одну и ту же тему, но, естественно, приходят разные граждане, проживающие по разным адресам. А массовый характер, потому что это носит характер повторения. Это говорит о том, что в городе все очень неблагополучно. Структура управления городом сгнила, она не работает.

Виктор Резунков: Ну, когда начинается предвыборная кампания, депутаты делают вид, что они что-то делают.

Галина Белкова: Вот именно, что они делают вид. За один-два срока, а многие депутаты у нас два срока и намыливаются, простите за плохой тон, на третий срок, они уже прикормили определенную часть граждан. Увы, к сожалению, бедность это очень плохое состояние человека, он готов практически на все. И за установленный унитаз, за ремонт пола или, так сказать, за какую-то мелкую денежную подачку, по-другому я просто не могу сказать, эти люди соглашаются отдать свой голос. В основном бабушки, старушки, которые считают своим долгом, раз им уже поставили унитаз, значит надо идти голосовать. Хотя я своих бабушек, с которыми я общаюсь, я им говорю: эти деньги принадлежат вам по праву. Они не принадлежат этому депутату, это ваши деньги, вы смело можете их брать, но принимайте решение самостоятельно, голосовать или не голосовать за этого человека.

Виктор Резунков: Теперь перейдем к исполнительной власти, позиция губернатора. Складывается впечатление, что в городе, например, практически за все отвечает губернатор.

Галина Белкова: Увы, так написан устав города. И вот, собственно говоря, когда я проанализировала все эти письма и я поняла, потому что ссылки в письмах как раз шли на устав города, ведь это наша конституция, я проработала устав города. И выясняется, что, согласно статьи 47, губернатор у нас фактически является царем, потому что он решает абсолютно все и как будто бы несет ответственность за все. Но на самом деле, когда мы начинаем искать эту ответственность, мы ее не находим, все структуры работают сами по себе, что санэпидемслужба, что пожарные. Во-первых, они пользуются абсолютно непонятными нормативными актами. Когда мы затребовали через антимонопольный комитет все документы, мы по сути дела не смогли их получить. Мы не знаем вообще, на каком основании у нас работает, существует город, какими инструкциями пользуется. Выясняется, что в одном районе это одно, в другом районе это другое. И в этом случае я так же с жесткой критикой выступаю представителей министерства юстиции, которые ничего в этом направлении не делают, а ведь это их прямая обязанность заниматься приведением законодательства в соответствие с федеральным. Люди пользуются инструкциями, написанными от морковкиного дня, в 20-е, в 30-е, в 40-е годы, особенно в сфере ЖКХ.

Виктор Резунков: Но существует же еще полпредство, которое занимается. Недавно как раз оно как раз рапортовало о том, что такое большое количество законов приведено в соответствие с федеральными в Петербурге.

Галина Белкова: Учитывая тот фактор, что у нас нет самоуправления настоящего, то есть граждане отсечены от управления, а, соответственно, нет никакого контроля за исполнительными органами, то, вы сами понимаете, что в городе просто-напросто криминальный беспредел. Каждая структура живет сама по себе и сама себе отчитывается. Мы убедились на примере КУГИ, на других примерах. Простите, если дается официальный ответ, что данное помещение принадлежит КУГИ, оно, конечно, по факту и принадлежит КУГИ, но сам-то деле оно принадлежит гражданам, проживающим в этом доме, потому что они в долевой собственности. И давным-давно те, кому не принадлежат квартиры, они принадлежат городу, как они это называют, но они все равно принадлежат этим людям, они не провели приватизацию. Но если говорить о том, что город перешел на самоуправление, то эти квартиры должны быть переданы в ведение местного самоуправления. И получается, таким образом, что федеральные структуры вот этот аспект полностью игнорируют о том, что должно быть самоуправление. А ведь все федеральное законодательство завязано на самоуправлении. И поэтому поучается, что все акты законодательные, они противоречат нашей конституции. Потому что закон, который работает только для кого-то, а жители сами по себе в автономном режиме, то это, простите, получается уже не закон.

Виктор Резунков: Питерские власти уже декларировали о том, что в Петербурге существует местное самоуправление.

Галина Белкова: Я должна согласиться с Козаком, который сделал поездку по стране, и его резюме было таково: в нашей стране нет местного самоуправления. Я с ним согласна. То, что у нас есть сегодня, это фикция. У нас есть фикция Законодательного собрания, у нас есть фикция администрации, и у нас есть фикция самоуправления. Самоуправление, которое работает без граждан, это еще одна чиновничья структура. И, кстати сказать, за последнее время их количество разрослось. Вот это фиктивное местное самоуправление и плюс федеральные структуры, которые одна за другой у нас появляются в городе, но не делают ничего. И последнее, что я должна сказать, это то, федеральные структуры, которые находятся в Петербурге, занимаются исключительно пересылкой писем.

Виктор Резунков: Галина Геннадиевна, в вашем письме, как я понял его, содержится такое убеждение, что все власти практически, исполнительная и законодательная и местного самоуправления в Петербурге, практически не являются легитимными в том виде, в котором они сейчас существуют. Может быть вы поясните и прокомментируете это?

Галина Белкова: Во-первых, я считаю, что ЗакС совершенно нелегитимная структура, давным-давно это надо было все менять. Учитывая, что должно быть местное самоуправление, потому что у нас по конституции власть принадлежит только народу, а у нас налицо захват власти. Власть поделена между депутатами ЗакСа и исполнительной. И, таким образом, у нас получается, что население полностью оттолкали локтями от управления, они вообще как будто недееспособные граждане, у которых слюна изо рта течет, и не имеют права вообще решать, какой памятник им нужен, какой ремонт им нужен. Более того, когда они обращаются просто с вопросами, на примере дома мы убедились, когда мы создали собственный домовой комитет, приходит некая тетка, по-другому невозможно назвать, и когда мы писали заявление, что нам нужно выполнить определенный перечень работ, начинает нам говорить - здесь будет вот это, здесь будет вот это. Как в известном фильме, где Райкин играет: здесь я буду огурцы солить, здесь будет мой брательник спать. Мы ей говорим: вы знаете, нам это в доме не подходит, нам нужно так, вот так и вот так. Знаете, какое мы сопротивление встретили? И так во всем городском хозяйстве. Считается, что они нами руководят, а ведь все должно быть наоборот. Это наш город, мы зарабатываем деньги, и в конце концов нам решать, как этот город будет выглядеть, как он будет развиваться. Я уж не говорю о том, что нет никакой концепции развития городского. Куда мы идем, вообще непонятно. То есть выполняются хаотически определенные работы, о которых мы ничего даже не можем узнать. Зачем? Уже население стало достаточно грамотным, развитие рыночной экономики, ни шатко, ни валко, но оно идет, и люди становятся более зрелыми, они понимают, что вообще происходит. Они говорят, зачем здесь, например, нужно было делать ремонт опять, в том же самом объеме, если вы не меняете коммуникации, а делаете ремонт той же самой Миллионной улицы, когда она была в нормальном состоянии, и тут же рядом за Аптекарский заворачиваешь, и видишь там маленькую улочку, где ты по пояс проваливаешься. То есть становятся грамотными и это отрадно. Так вот речь идет о том, что Законодательное собрание на сегодняшний момент оно не решает эти местные вопросы, оно занимается переделыванием федеральных законов под удобство исполнительной власти, иногда под свое собственное удобство, зависит от того депутата, который лоббирует. И все эти нерабочие. Мы не получили из Законодательного собрания ни одного местного закона, который бы работал на благо человека, как это положено по конституции. Они все настолько казуистичны, что они полностью искажают смысл конституции и федерального законодательства. Я просто поимела печальный опыт, я была приглашена, по ошибке, по всей вероятности, на обсуждение законопроекта, выдвинутого Евтуховым, об обращении граждан в органы государственной власти Санкт-Петербурга, где переделывался федеральный закон, который уже существовал, но он не работает, потому что система сама по себе порочна. И там менялись даты, допустим, обращения граждан должны быть рассмотрены не в течение месяца, как это в федеральном законе, а в течение 15-ти дней. Но господин Евтухов не знает, что они даже в течение 30-ти дней не могут ничего рассмотреть, какие там 15 дней. И он тоже не знает что у меня тысяча отписок, где ты пишешь и задаешь вопрос совершенно четкий, а получаешь ответ совсем о другом. Мы вам про Фому, а вы нам про Ерему. И куда мне потом с этой Еремой? Опять-таки только в суд. Потому что ты прошел все круги ада, а получил такой ответ. То есть примеров вопиющее множество, люди борются 5-6 лет, есть три года пишут, два года пишут, уже библиотеку дома создали из переписки. И все это было бы очень смешно, потому что ответы на самом деле настолько глупые, если бы это не было грустно, это человеческая жизнь, ведь она конечна. И почему мы должны жить в таких условиях, когда ты не можешь. Вот у меня такой показательный пример - Лиговка 44, где две тысячи граждан проживает, и домовой комитет борется, просит о том, чтобы мусорный бак убрали с детской площадки, где дети играют. Там летают мухи, здоровые как слоны, там рас питие напитков, там колются и так далее. Был перечень требований просто привести домовое хозяйство в более-менее порядок. Так вот, представьте, два с половиной года бак где стоял, так и стоит. А ответ пришел последний такой, что администрация Центрального района передала все это в санэпидемслужбу, и они разрабатывают какую-то программу. Вместо того, чтобы прислать трактор и просто-напросто поставить этот банк там, где указали жители.

Виктор Резунков: Галина Геннадиевна, складывается впечатление, что очень сильное напряжение существует в городе, я имею в виду у населения. Как вы считаете, как дальше могут развиваться события, по-вашему мнению?

Галина Белкова: Если не будут созданы какие-то общественные структуры, хотя бы не будет выбран уполномоченный по правам человека, который остановит весь это беспредел, я думаю, что люди начнут просто браться за вилы. Примеры такие уже есть. Есть у меня такие примеры из Ленинградской области, например. Есть целая серия поселков, где люди живут в ужасающих условиях. Подвалы заполнены фекалиями, это уже в течение многих лет, представляете, и запах, и антисанитарные условия. Кстати сказать, там очень грамотные люди, очень хорошие, очень человеколюбивые, они грамотно вели свою борьбу, они переписывались, они делали все, как предписывает на сегодняшний день этот идиотский закон, прошли все инстанции. И в конечном итоге ничего не было решено. Эти люди приняли решение, это солидные люди, это пенсионеры, им уже всем 50-60 лет, они вышли на улицу и перекрыли трассу. Наш закон предполагает это. Если они не смогли законными методами решить свои вопросы, они имеют право перейти к таким действиям. Представьте себе, дама, которая вела переписку, солидная, грамотная женщина, ее чуть ли не арестовали.

Виктор Резунков: Галина Геннадиевна, но ведь есть еще закон "О референдуме", можно было бы в принципе, как-то используя этот закон, провести референдум в Петербурге, добиться проведения референдума по тем или иным проблемам, по тем или иным вопросам.

Галина Белкова: Увы, в процессе подготовки к референдуму, эта мысль, конечно, тоже пришла к нам сразу же, мы сначала хотели окружной референдум провести, потому что очень много было в округе, начали от дома, вышли на округ, а потом на город. Так вот, нет у нас такой возможности. Наши уникальные депутаты ЗагСа со своим уникальным подходом к правам человека нас лишили такой возможности. То есть в "Вестнике Санкт-Петербурга" я обнаружила о том, что такой закон о референдуме, о городском референдуме, а заодно и о местном референдуме просто-напросто был отменен. Вот таким образом они с нашими свободами поступили. Таким образом, представьте, куда теперь человеку пойти. Референдум он не может организовать, все его обращения возвращаются к тому, на кого он жалуется, федеральные структуры не вмешиваются, якобы заняты очень серьезным делом - приведением законодательства в порядок, выборов свободных у вас нет, как только что прозвучала информация по поводу Лихачева. Давайте задумаемся, кто стоит, какие слои населения, какие массы населения стоят за Лихачевым. Ведь он идет не по территориальному признаку. Значит он опять будет отстаивать свои корпоративные интересы, и интересы простых жителей ему абсолютно никаким образом не интересны, они ему чужды. И получается, что у нас с вами те инструменты наших свобод, которые перечислены в конституции, они нам недоступны, нас лишили всего.

Виктор Резунков: Вы обращались в уставный суд Петербурга?

Галина Белкова: То заявление, которое мы изучали, оно было направлено в уставный суд. Но вы поймите, что уставный суд, который является частью Законодательного собрания, естественно он не будет даже рассматривать мое заявление. Поэтому, естественно, те аргументы, которые приводятся в моем заявлении, они железобетонные, здесь абсолютно невозможно ничего ответить против, заявление составлено грамотно. И решение, которое они приняли, как людей я их понимаю, они просто его отправили обратно и сказали, что они не вправе рассматривать такое заявление. Меня они назвали неправомочным лицом, это просто уже до кучи, и чтобы уж совсем аргументов было много и не могла ничего ответить, они сказали, что там чего-то не хватало. Хотя по сути дела там нужно было вложить документы, на которые я ссылаюсь, а именно устав города и конституцию. Но, я думаю, что в уставном суде есть такие документы.

XS
SM
MD
LG