Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эмилия Нарчук


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В эти дни в Петербурге проходит 12-й съезд энтомологического общества. Около 700 ученых, не только из России, но и из стран ближнего и дальнего зарубежья, обсуждают различные проблемы современной энтомологии. Сегодня в нашей программе будет принимать участие энтомолог, доктор биологических наук, главный научный сотрудник Зоологического института Академии наук Эмилия Нарчук. Эмилия Петровна, вот насколько значимое событие этот 12-й съезд?

Эмилия Нарчук: Для энтомологов это очень значимое событие, но кроме того также и для остальных жителей России, поскольку насекомые - это такая большая группа животных, которая непосредственно соприкасается с человеком, с его деятельностью, и все ученые, которые занимаются насекомыми, конечно, решают очень важные научные, так же и хозяйственные проблемы.

Татьяна Валович: А каковы сейчас основные задачи, цели энтомологов?

Эмилия Нарчук: Энтомология - очень разнообразная наука, потому что она делится на энтомологию общую, которая изучает общие проблемы насекомых, энтомологию сельскохозяйственную - люди, которые изучают вредителей, потом энтомология лесная, где изучают вредителей лесного хозяйства и борьбу с ними, как и сельскохозяйственные энтомологи, энтомология медицинская - люди которые занимаются насекомыми, переносящими различные болезни человека, кровососами, которые досаждают людям, так же и скоту. Многочисленные направления энтомологии очень важны для всего человечества.

Татьяна Валович: А лично вы чем занимаетесь?

Эмилия Нарчук: Я занимаюсь изучением двукрылых насекомых, это большой отряд, один из многих, которых включает комаров и мух. Правда, я не занимаются кровососущими двукрылыми, а занимаюсь двукрылыми, которые вредят сельскому хозяйству, в частности, злаковым, то есть, основным нашим хлебным культурам - пшенице, ржи, ячменю и овсу. Это так называемые злаковые мухи, небольшие насекомые, личинки которых повреждают высеянные семена и молодые всходы.

Татьяна Валович: Готовясь к передаче, я обнаружила, что сегодня день рождения французского зоолога Жоржа Кювье, он не был энтомологом, но был почетным членом Петербургской академии наук еще в 1802-м году. Я знаю, что на этом съезде тоже присутствуют иностранные члены энтомологического общества, вообще как происходит общение с другими членами обществ, какое взаимодействие с иностранными коллегами? Ведь понятно, что наука энтомология не знает границ, Земля достаточно маленькая, а распространение насекомых идет по всей планете.

Эмилия Нарчук: Вы правы, Татьяна. Русское энтомологическое общество - одно из старейших в мире. Оно было создано в 1859-м году, и у него широкие связи с энтомологами других стран, и у нас около 15 иностранных граждан - почетных членов нашего общества, некоторые из них сейчас приехали на съезд. У нас есть гости из Чехии, Польши, Ирана, США и Германии. Мы поддерживаем постоянные связи с зарубежными коллегами.

Татьяна Валович: А вот как они борются с теми же комарами, мухами, происходит ли какое-то общение, может ли российская наука сейчас претендовать на какое-то лидерство, или просто идет обмен опытом?

Эмилия Нарчук: Просто идет обмен опытом, конечно. В смысле борьбы с вредителями мы используем многочисленные препараты, созданные за рубежом иностранными учеными. Идет большой обмен мнениями, они присылают нам образцы, которые испытываются на сельскохозяйственных станциях и в здравоохранении.

Татьяна Валович: Вообще, насколько успешно можно бороться с насекомыми сейчас? Потому что те, кто досаждают людям, в основном, бытовые комары, тараканы - только кажется, что энтомология это где-то там, наука, она настолько близко и тесно связана с каждым человеком. Или борьба с саранчой, в прошлом году было ужасное нашествие саранчи, как вы считаете, почему борьба с такими насекомыми такая безуспешная? Человек бессилен, или это лежит в области э4кономических решений?

Эмилия Нарчук: Здесь две стороны проблемы. С одной стороны, экономическая, потому что сейчас наша промышленность выпускает меньше химикатов, сократилось число энтомологических станций, следящих за развитием вредных для сельского хозяйства насекомых, но, с другой стороны, насекомые обладают огромной потенцией размножения. Мы не можем уничтожить всех насекомых до последнего. А остающиеся в небольшом количестве экземпляры увеличивают свою плодовитость, и, конечно, полностью уничтожить какой-либо вид насекомого - большая и практически невыполнимая задача.

Татьяна Валович: Наверное, этого и не нужно вообще делать.

Эмилия Нарчук: Несомненно. Нужно контролировать. Именно так и называется - не борьба с насекомыми, а контроль, поддерживать на определенном уровне численность.

Татьяна Валович: Как вы считаете, в Петербурге такой контроль за распространением тех насекомых, которые могут быть опасны для человека, переносить инфекцию - осуществляется?

Эмилия Нарчук: Осуществляется в недолжной мере. Это мы можем судить по тому, что в наших дворах огромное количество мух, многие дома заселены кровососущими комарами, поэтому контроль за этими насекомыми не на должном уровне, в настоящее время.

Татьяна Валович: В чем причина, в основном, экономическая?

Эмилия Нарчук: Экономическая, конечно.

Татьяна Валович: Еще такой интересный факт привели социологи - в апреле этого года был опубликован доклад, проведен среди петербуржцев опрос, и выяснилось, что в Петербурге пропали клопы. Это, конечно, радостное событие, но действительно ли это так?

Эмилия Нарчук: Я думаю, что да, но я не считаю, что вид вымер полностью, и при изменении условий, к сожалению, мы не свободны от того, что эти насекомые могут снова появиться в наших домах. Но будем надеяться, что в наших магазинах достаточно инсектицидов, чтобы поддерживать численность этого вида на том уровне, на котором он не вредит человеку.

Татьяна Валович: Эмилия Петровна, вот события 11-летней давности возвращают нас к событиям ГКЧП, как вы сейчас вспоминаете и оцениваете эти события?

Эмилия Нарчук: Лично я, а не только все энтомологи?

Татьяна Валович: Конечно.

Эмилия Нарчук: Это, конечно, было очень важное событие в истории России. Только после него, можно сказать, Россия уже решительно встала на путь демократических преобразований.

Татьяна Валович: А считаете ли вы Россию великой державой сейчас?

Эмилия Нарчук: В настоящее время... Россия имеет все возможности быть великой державой, имеет огромную территорию большое население, среди которого много талантливых людей, ведь величие державы определяется тем, что наши люди достигают. Поэтому потенциал у России великий, но в настоящее время, пожалуй, трудно сказать, что Россия в данный момент является великой державой.

Татьяна Валович: Как вы думаете, государство, что должно сделать, чтобы у людей появилась и гордость за державу, и какие-то позывы служить отечеству, в высшем смысле этого слова?

Эмилия Нарчук: Я думаю, здесь необходимо поднять, конечно, экономику страны и превратить наших людей в людей состоятельных, всех людей, не в богатых, но в обеспеченных, так, чтобы люди могли не заботиться, не думать о куске хлеба, а думать именно о великом.

Татьяна Валович: Вот по отношению к российской науке сейчас много говорится, что положение очень сложное, как вы ощущаете на себе эту сложность положения, как приходится вам работать в нынешних условиях?

Эмилия Нарчук: Сейчас трудно работать в науке, потому что финансирование научных исследований находится на очень низком уровне. Если в прошлые годы наш институт совершал многочисленные экспедиции, каждый год привозил новые материалы, однако, сейчас это гораздо сложнее делать. Однако ученые - это такие люди, которые, многие, работают просто на энтузиазме, и работа продолжается. На наш съезд были заявки на доклады более чем от 700 ученых. Многие из-за финансового положения не могли приехать, но около 400 человек приехали. И люди обмениваются мнениями, люди докладывают о своей работе, люди продолжают работать. Энтомологи России высоко ценятся за рубежом. Многих приглашают работать. И, к сожалению, люди уезжают... Мы знаем, что наука не имеет границ, и нам приятно, что русские энтомологи продолжают работать и в других странах.

Татьяна Валович: А есть ли приток молодых кадров? Это еще одна очень важная проблема для российской науки - старение кадров.

Эмилия Нарчук: Это очень важная проблема. Но приток молодых кадров есть. Я в нашем институте руковожу аспирантурой, кроме того, что являются научным сотрудником. Мы имеем небольшое количество единиц для новых аспирантов, но все они заполнены. И люди стремятся к нам приехать, и мы принимаем в аспирантуру даже не только петербуржцев, но и из других регионов России.

Татьяна Валович: Вы сказали о сокращении числа экспедиций, связанном с экономической составляющей, а насколько важны вообще сейчас для энтомологов экспедиции?

Эмилия Нарчук: Экспедиции важны не только для энтомологов, но для всех людей, которые занимаются изучением природы, потому что мы должны получать новые материалы. Мы должны вести наблюдения, с тем, чтобы развитие науки не останавливалось. Мы должны пополнять наши коллекции, потому что коллекция - очень важный элемент в работе любого естествоиспытателя. Происходят значительные изменения на нашей территории, исчезают леса возникают и развиваются города, все это оказывает влияние на фауну, и мы должны иметь в наших коллекциях тех насекомых, тех зверей, которые могут исчезнуть в связи с изменениями природы. Кроме того, сейчас постоянно говорят о глобальном потеплении, и это действительно сказывается на распространении насекомых. Многие южные виды начинают передвигаться к северу. Появление значительных количеств саранчи в наших южных регионах тоже связано с потеплением климата - проникновение некоторых вредителей, раньше известных в более южных регионах. Например, в настоящее время уже до Ленинградской области дошел колорадский жук, это знают все наши фермеры все наши садоводы.

Татьяна Валович: Эмилия Петровна, иногда некоторые виды насекомых окутаны такой мифологической составляющей, взять хотя бы паука "черная вдова". На территории Ленинградской области есть какие-то особо опасные для человека насекомые?

Эмилия Нарчук: Нет, таких опасных для человека насекомых, как "черная вдова" на территории Ленинградской области нет. Они были, этот вид, каракурт называется по-русски, был на территории бывшего СССР, встречался в Туркмении и на юге Украины. В Ленинградской области кроме кровососов наиболее опасными для человека являются шершни, осы, их гнезда часто устраиваются в жилых помещениях, и если большое количество ос, особенно крупных - шершней, ужалит человека, это может быть опасным для его здоровья. Конечно, опасны для здоровья человека также и все кровососущие насекомые, особенно те, которые переносят опасные заболевания, например, клещи, которых много весной в лесу, и которые переносят такое опасное заболевание, как энцефалит.

Татьяна Валович: А вот может произойти такое, что будут завезены какие-то насекомые, нехарактерные для нашего региона, из других регионов, и они тут распространятся?

Эмилия Нарчук: Каждое насекомое, как и каждый иной вид живого существа, приспособлен к тем условиям, в которых он живет, к климатическим условиям, к температурным, поэтому, конечно, далеко не все насекомые, которые завозятся к нам транспортом, смогут здесь у нас или в другом месте прекрасно жить и размножаться. Но энтомологи целенаправленно работают над тем, чтобы завозить полезных насекомых, так называемых паразитов, которые уничтожают других вредных насекомых. Такие случаи акклиматизации насекомых известны.

Татьяна Валович: А могут ли быть использованы насекомые в террористических актах? Мы все стали свидетелями, как используются споры сибирской язвы, вот могут ли насекомые, особенно переносчики инфекционных заболеваний, быть использованы, чтобы устроить теракт?

Эмилия Нарчук: Теоретически это возможно, однако, на практике мы не знаем таких случаев, и будем надеяться, что этого никогда не произойдет.

Татьяна Валович: А есть ли чему человечеству поучиться у насекомых?

Эмилия Нарчук: Конечно, есть. Потому что насекомые крайне разнообразны. Во-первых, очень интересно их строение, потому что эти мелкие существа обладают огромными возможностями. Прыжок блохи, например, если его сравнить с прыжком человека - человек, обладая такими же возможностями, прыгал бы на многие сотни метров. Поэтому изучение возможностей насекомых, особенностей их морфологии... Вот членистость их конечностей используется при конструкции многих роботов. Эта отрасль энтомологии чрезвычайно важна.

XS
SM
MD
LG