Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Цеханович

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: На прошлой неделе в России незаметно прошел День борьбы с наркоманией. Тем не менее, по оценкам экспертов, около 4 миллионов россиян на сегодняшний день относятся к категории наркозависимых. Ежегодный оборот теневого наркорынка России достигает 10 миллиардов долларов. О профилактике и помощи больным ВИЧ-инфекцией мы сегодня поговорим с Александром Цехановичем. Александр, что это такое Общественный благотворительный фонд, и что это за программа "Гуманитарные действия"?

Александр Цеханович: Здесь немножко надо поговорить, наверное, об истории, потому что все, вероятно, помнят годы перестройки, и все, что было с ними связано, все бурные события и процессы, которые протекали, когда впервые на улице мы начали замечать довольно неприглядные явления, такие, например, как уличные дети. Во Франции есть такая организации "Врачи мира", люди заинтересовались проблемой уличных детей и решили посмотреть, что же это такое, и так волей судеб случилось, что я оказался на их пути, и оказался, в конечном счете, сотрудником "Врачей мира", и первая программа, которая началась в Петербурге, программа медико-психо-социальной помощи уличным детям, в 1999-м году. Когда начали работать с уличными детьми, увидели, что есть большая проблема потребления наркотиков, сказали об этом в Париже руководству. Руководство решило отправить сюда специалистов по наркомании, которые приехали и сказали: дела, в общем-то, плохи.

Люди, это специалисты, они посмотрели, что происходит как раз в 90-е годы, начало и середина 90-х годов - это все-таки время расцвета, если можно так сказать, эпидемии наркомании в Петербурге и вообще России, и когда специалисты посмотрели, что происходит, они сказали, что нас ожидают мрачные времена эпидемии ВИЧ среди наркоманов. Я тогда грешным делом не знал, кто такие наркоманы, не имел представления о том, что и как происходит, и, как и большинство обывателей, тогда был пленником тезиса, что Россия остается в стороне эпидемического процесса, потому что было очень мало случаев зарегистрировано. Тем более, когда говорили о наркоманах - в те годы, 1995-96-й не было известно еще ни одного зарегистрированного случая ВИЧ среди наркоманов или наркопотребителей. Поэтому мне казалось немножко все вымученным, тем не менее, начальство приказало, мы начли готовить проект снижения вреда, так называемый, инфекционного, прежде всего, вреда от внутривенного немедицинского введения наркотиков.

Такая длинная преамбула, чтобы сказать, что, к сожалению, наши французские коллеги оказались правы, и происходящее сейчас доказывает, что люди знали, о чем говорили, когда делали такой прогноз. Сегодня мы по-прежнему занимаемся уличными детьми, профилактикой ВИЧ среди наркопотрбеителей, среди женщин, вовлеченных в коммерческий секс, и, к сожалению, думаю, без работы нам не остаться, потому что, несмотря на то, что мы делаем, а это песчинка в сравнении с объемом того, что надо было бы сделать, чтобы эпидемия не разрасталась, работы, нам, наверное, хватит, к сожалению, надолго.

Ольга Писпанен: В чем именно заключаются эти программы, что именно вы делаете?

Александр Цеханович: Снижение вреда собственно многие в России в свое время восприняли в штыки, а мы были первой такого рода программой в России. Сразу после нас по инициативе института "Открытое общество", фонд Сороса, и "Врачей без границ" появилось еще несколько десятков программ снижения вреда, сегодня их в России около 50, большинство из них финансировались фондом Сороса, теперь различные источники финансирования, но они идут. Такие программы рассчитаны на подход к проблеме наркомании, прежде всего, медицинский, или, точнее сказать, санитарный. Потому что известно, что сколько бы мы ни боролись с наркотиками или с наркоманией, успехи, к сожалению, это собственно во всем мире известно, далеко не радужные. Если говорить о реабилитации, то если успех реабилитационных программ 15 процентов, то это уже считается великим достижением. Встает вопрос: а что же делать с остальными, кто сегодня или не может, или не хочет выходить из потребления. А собственно ВИЧ, который и является основным виновником всех движений такого рода, передается, прежде всего, во многих странах, и России в том числе, через грязные шприцы и общие инъекции, именно поэтому еще совсем недавно в России более 90, почти 100 процентов новых случаев заражения было связано с немедицинским потреблением наркотиков. Так вот, если говорить о санитарном и просветительском подходе – он направлен, прежде всего, на просвещение потребителей наркотиков, связанное с тем, что дается некий объем информации, самый необходимый.

Ольга Писпанен: А где вы его даете? Проводите какие-то лекции, или просто приходите на "сходки" так называемые, зная места, где чаще всего появляются наркоманы?

Александр Цеханович: Интересный вопрос. Есть даже такое понятие, как "outreach-работа", то есть, работа на местности в поле.

Ольга Писпанен: Потому что одно дело - говорить это в средствах массовой информации, но смотрят ли они телевизор...

Александр Цеханович: Да даже если и смотрят, то психология наркомана все-таки настолько привыкла отрицать и отвергать априори то, что связано с официальным источником информации, что вряд ли кого-то что-то проймет. А такого рода программы основаны именно, прежде всего, на установлении контакта непосредственно в среде, что и является работой в среде, которая называется "outreach-работа", и дальнейшем сопровождении наркопотребителей с целью изменения их поведения, хотя бы изменения мотивации на изменение поведения. Немножко сложно, но, в принципе, это основная цель: что значит изменить поведение - когда мы говорим о том что почти 100 процентов случаев ВИЧ были обязаны внутривенному употреблению наркотиков это говорит о том, что люди просто не имели представления о том, как передается болезнь, и что такое ВИЧ.

Ольга Писпанен: Александр, как много лет уже существует эта программа, и есть ли какие-то результаты?

Александр Цеханович: Вопрос достаточно сложный, просто, чтобы на него ответить. Сложный по эффекту, потому что есть количественный показатель и есть качественный. Так вот, если говорить о показателях, то все программы снижения вреда основаны на мощных превентивных интервенциях прямо в среде потребителей наркотиков с целью, как я уже говорил, изменения поведения, прежде всего.

Ольга Писпанен: Тогда вот другой показатель: часто к вам обращаются именно потребители наркотиков?

Александр Цеханович: Именно потребители к нам и обращаются в этой программе, потому что она рассчитана именно на них, прежде всего, для них

Ольга Писпанен: Но это могут быть родственники, которые пытаются спасти...

Александр Цеханович: Поэтому я и говорю: прежде всего, для них, потому что уже вторая целевая группа, по численности гораздо меньшая - родственники или близкие людей, которые вовлечены в проблему. С целью как можно более широкого охвата мы как раз и решили, что нашей базой будет автобус. В свое время мы приобрели автобус, большую "Сканию", специально ее переоборудовали, чтобы можно было работать с людьми, и автобус перемещается по городу и стоит, работает в точках, которые идентифицируются нашими сотрудниками, как точки, где есть некая концентрация наркопотребителей.

Ольга Писпанен: Что в этом автобусе?

Александр Цеханович: В этом автобусе есть место, где люди могут обменять грязные шприцы на чистые, есть кабинет для забора крови, чтобы люди могли тестироваться на ВИЧ, гепатит и сифилис, это те анализы, которые мы делаем, вернее мы делаем забор крови, и потом лаборатория нам делает эти анализы, есть кабинет врача, где можно пройти осмотр и получить направление на дальнейшее лечение и кабинет психолога. Прежде я говорил о шприцах - я забыл добавить, что, кроме того, что основа программы - распространение знаний, то есть, у нас есть такой термин профилактическое послание, оно подкрепляется конкретным жестом, обменом грязных шприцов на чистые, именно обменом, а не раздачей, потому что имеется в виду, что обмен подчеркивает значимость того, что дается. Опять же, мы знаем сколько грязных шприцов у нас валяется в парадных или на детских площадках - тоже с целью очистки города от грязных шприцов, которые могут быть заражены... Что и послужило - так, если послушать, можно подумать: "Что они делают?!" Так вот именно это и была большая проблема в самом начале. Многие не понимали, программы, конечно, новаторские, в начале я сказал сам, что тоже немножко не понимаю, чего мне навязывают. Теперь я понимаю в чем смысл этих программ - в том, чтобы именно людей замотивировать на то, чтобы немножко задуматься о себе, чтобы человек сохранил свое здоровье, выжил, и впоследствии мог задуматься и о том, чтобы выйти из наркотиков, в конечном счете, все потребители рано или поздно приходят к этому. Так что, в какой-то мере программа снижения вреда - это начало реабилитации, пусть даже сами наркозависимые не задумываются об этом, но это первый шаг на пути к реабилитации.

Ольга Писпанен: Скажите пожалуйста, вот вы протестировали, но человек, принимающий наркотики, узнал, что он болен ВИЧ инфекцией или сифилисом, еще чем-то, что вы делаете, советуете обратиться в какие-то медицинские центры? Сейчас практически все газеты пестрят объявлениями - "сразу снимаем наркозависимость", и так далее. Бытует мнение, что эти заведения в основном шарлатанские, и имеют под собой даже рекламную подоплеку, рекламной акции наркомании. Что вы скажите?

Александр Цеханович: Ну, рекламная акция наркомании - конечно, это слишком сильно сказано, рекламная акция с целью получения денег - безусловно, потому что, к сожалению, наркология превратилась в золотое дно для очень многих. Я знаю много разных центров государственных и негосударственных, если почитать газеты, можно подумать, что мы пришли к светлому будущему, все наркоманы могут стройными рядами вдруг выйти из наркомании. Однако, мы не видим этого. Хоть и немножко наблюдается, по некоторым оценкам, спад потребления наркотиков, тем не менее, десятки тысяч потребителей наркотиков, и эти организации не могут им помочь, и навряд ли смогут. Я всегда говорил: реабилитация - дело штучное, это тонкий подход к человеку ,но это не цель программ снижения вреда. Это побочный результат, очень важный, безумно важный, но, как я опять же говорю всюду, когда я говорю о том, что программы снижения вреда дают выход на реабилитацию, потому что вокруг них создается так или иначе реабилитирующее пространство, что и происходит у нас, потому что, не будучи специалистами по реабилитации, мы, однако, смогли вывести

Ольга Писпанен: Просто дать толчок...

Александр Цеханович: Да и поддерживаем то, что я говорю, что это первый шаг к сохранению здоровья - снижение вреда.

Ольга Писпанен: Александр, мы чуть-чуть затронули проблему ВИЧ-инфицированных - они прошли тест у вас, дальше каковы их действия?

Александр Цеханович: Да, буквально еще пару слов, чтобы, возвращаясь к предыдущему сюжету, чтобы не казалось, что я так огульно хочу обидеть всю наркологию – безусловно, есть некоторые программы редкие, есть общественные организации, которые занимаются реабилитацией и довольно успешно, но, к сожалению, их мало, поэтому проблема остается. А проблема ВИЧ, безусловно, проблема которая является самой главной для программ снижения вреда, и я помню два года назад, когда мы начали делать тестирование, и результаты доходили до 30 процентов ВИЧ-инфицированных в месяц из тех, кто проходил тесты, я помню, что это был шок для команды, и переживали очень сильно. В этом году показатели несколько снизились, это совпадает с общей тенденцией в городе. Появилась поэтому некая тенденция, прежде всего, среди официальных лиц, говорить, что эпидемия пошла на спад, однако, есть обычные простые законы эпидемиологии, которые как раз и подразумевают, что развитие эпидемии движется по синусоиде. Мы присутствуем при некоем спаде, но это не значит, что он продлится, к сожалению, мы знаем, что очередная вспышка произойдет скоро. Так вот здесь проблема в том, что в силу сложившейся традиции и каких то устоев все инфицированные должны обращаться в областные СПИД-центры, в Питере есть СПИД-центр и довольно эффективно работающий, но, к сожалению, ВИЧ-инфицированных становится все больше, а центр не безразмерен. То же самое происходит во всех городах России, где я бывал. Я знаю ситуацию, и в этом смысле мы видим своей задачей, может быть, немножко побудить все возможные медицинские структуры, больницы, поликлиники заниматься проблемой ВИЧ-инфекции...

Ольга Писпанен: Кроме областных, региональных, городских СПИД-центров куда именно еще точно обратиться?

Александр Цеханович: Именно потому, что мы считаем, что надо развивать эти услуги в других организациях, мы направили какое-то время назад свои усилия на сотрудничество с больницей Боткина, инфекционной больницей, которые закончились тем, что в начале года открыт центр профилактики ВИЧ, который финансируется из городского бюджета, и который подразумевает, и обмен шприцев, и, одновременно, работу с ВИЧ-пациентами. Я считаю, что это достижение города, ну, и нас считаю немножко причастными.

XS
SM
MD
LG