Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Окулов

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Всероссийские акции протеста стали повседневным явлением в нашей жизни, протестуют все, от шахтеров до ученых. Помогает ли это справиться с теми проблемами отрасли, на которые пытаются обратить внимание правительства и общественности пикетчики? Сегодня мы побеседуем о проблеме выживания отечественной науки с Сергеем Александровичем Окуловым, лидером Петербургского комитета профсоюзов научных работников. Сергей Александрович, завтра в городе пройдет экстренное совещание научной общественности, расскажите пожалуйста, по какому поводу столь срочно вы собираетесь, какие проблемы будете обсуждать, кто будет участвовать в этом совещании?

Сергей Окулов: Это мы назвали не "экстренное совещание", а "чрезвычайное собрание представителей научных организаций РФ". Дело в том, что проблемы в науке накапливаются уже за последние годы так называемой перестройки, несмотря на многочисленные заявления производства и руководства страны о том, что наука относится к главным приоритетам в развитии страны, в общем, на деле, это далеко не так. В настоящий момент в науке созрел такой кадровый кризис, что еще несколько лет, и просто наука наша исчезнет физически. В связи с этим толчком, базой, которая вынудила принять такое решение, а поводом явилось решение так называемой комиссии по оптимизации бюджетных расходов, эту комиссию создало правительство Российской Федерации в начале этого года. Цель этой комиссии - экономия бюджетных расходов, это понятно, вообще-то, благое дело, наверное, но дело в том, что решения этой комиссии подвергают ревизии те ранее принятые законы, которые были приняты и исполнительной властью. Вернее, законы принимается законодательной властью, а решения правительственные и президента, которые обнадеживали науку, что, в общем-то, наконец-то, приходит время, когда поворачиваются лицом к науке.

В чем суть решений этой комиссии? Дело в том, что существует так называемый федеральный закон о науке и государственной научно-технической политике, в соответствии с которым, там много моментов, но главный момент, который заботит наше правительство - о том, что на финансирование фундаментальных исследований, то есть, гражданской науки, должно выделяться не менее 4 процентов расходной части федерального бюджета. Однако, за последние вот эти все годы такого не было, более того, наблюдалась тенденция даже снижения этого процента, и только в последние пару лет, может, мы несколько отошли от этой тенденции, некоторое как бы увеличение. И второй момент: это вот в марте прошлого года, 20 марта, у президента состоялось для нас, для науки, весьма знаменательное событие: совместное заседание Совета Безопасности, Совета по науке при президенте и президиума Госсовета, на котором были приняты развернутые документы по будущему нашей науки, и был утвержден график финансирования науки до 2010-го года, и к этому году хотели выйти на эти 4 процента. Вроде и президент, самое главное, утвердил. Так вот, эта комиссия правительственная как бы подвергает ревизии решение этого совместного совещания.

Ольга Писпанен: То есть, это было 20 марта, один год прошел?

Сергей Окулов: Да, один год прошел. И, кстати, решение комиссии подошло как раз к юбилею, ровно год. Мы тогда вот и приняли решение. Дело в том, что мы проводили различного рода акции, мы и на улицы выходили, и митинги проводили, и пикетирование Минфина в Москве и федерального дома в Петербурге, и так далее, но на сей раз мы приняли решение провести такое чрезвычайное собрание, это, может, более в академическом стиле, потому что мы не на улицы идем, но, с другой стороны, мы считаем, что оно может иметь резонанс и не меньший, чем форма такая вот явно протеста. Почему? Во-первых, мы посчитали, что Петербург сейчас в центре внимания нашей страны, даже и других стран, и второе - все-таки Петербург, как говорят, культурная столица. Мы считаем, она и вторая научная столица. Здесь родилась академия российская, и вообще, здесь весьма большая часть людей занята в науке. Непосредственно в самой науке почти что 200 тысяч работает только в Петербурге. Там, по-моему, 180 с чем-то тысяч. А если принять еще во внимание, что некоторые сопричастны к науке, это вытянет, наверное, человек тысяч на 400. То есть, это весьма значительная часть населения нашего города, активного населения, при этом. Поэтому мы такое приняли решение, получили, так сказать, понимание и других регионов. Поэтому на нашем собрании, которое завтра состоится с 10 утра, уже порядка 100 официальных заявлений внепетербургских, из других городов. У нас там есть, ну, Москва, это естественно, и Новосибирск, и Екатеринбург, и Владивосток, и Мурманск, и Ярославская область. Даже с Украины прибывают.

Ольга Писпанен: Какие-то представители властей будут присутствовать, либо только научная общественность?

Сергей Окулов: Нет, мы послали приглашения всем, конечно, вплоть до президента. Естественно, наверное, президент вряд ли найдет время, потому что он в Петербурге весьма часто в последнее время бывал, но, по крайней мере, официальное согласие мы получили из Минпромнауки, Государственная Дума очень активно откликается, в частности, будет председатель Комитета по науке и образованию Шишлов, он просил даже слова для выступления. Я знаю, что ожидаются и другие члены Государственной Думы. Конечно, активно откликнулось Законодательное собрание Петербурга в частности председатель комиссии по науке и образованию тоже будет и тоже просил слова, и другие будут члены Законодательного собрания. Правительство города тоже с пониманием относится, и руководитель Комитета по науке и образованию Викторов Александр Дмитриевич также, по крайней мере, планировал прийти и тоже хотел выступать. И самое главное: мы считаем, что на этом собрании хотел выступить Жорес Алексарндрович Алферов, наш нобелевский лауреат. Он всегда выступает очень зажигательно и убедительно.

Ольга Писпанен: Сергей Александрович, скажите пожалуйста, чего вы ожидаете от этого собрания, которое состоится завтра, и помогают ли вот эти неоднократные попытки обратить на себя внимание и политиков и общественности?

Сергей Окулов: Вы знаете, конечно, мы знаем что стопроцентного эффекта это мероприятие не получит, но я люблю в таких случаях приводить всегда пример, что паровоз, который был изобретен порядка 250 лет тому назад, вообще КПД имел 2,5-3 процента, тем не менее, сколько лет человечество его использовало. Поэтому мы вот, профсоюзный актив, считаем, что если мы вообще будем, совсем молчать, нас скорее не станет. Поэтому мы ожидаем, конечно, частичного эффекта, тем не менее, мы считаем, что вот эти чрезвычайные собрания и предыдущие акции, которые мы проводили, в общем, положительный момент давали. Главная причина, почему мы вот в эти времена обычно "возникаем" - дело в том, что в настоящее время правительство формирует проект бюджета на следующий год, и так как мы говорим о науке, которая финансируется главным образом за счет государственных средств, то нам небезразлично, как будет формироваться бюджет страны. Так вот, при формировании бюджета страны мы и пытаемся каким-то образом оказывать давление на правительство, на Государственную Думу, и другие структуры, которые причастны к этому процессу. И, думаю, даже уже сам факт, что мы решили это собрание собрать, и о нем появилась информация в газетах, в частности, в "Российской газете", а это правительственная газета... Мы обратили внимание, что главный идеолог формирования бюджета Кудрин до этого говорил о том, что приоритетом, который они, так сказать, имели в виду при формировании бюджета 2004-го он называл все, что угодно, кроме науки. Мы понимаем, там тоже проблем много, на тех направлениях, о которых он говорил, и оборона, и судебная система, и так далее.

Ольга Писпанен: Та же сама наука очень тесно связана и с обороной.

Сергей Окулов: Да. Конечно. Без науки у страны нет будущего. Так вот, когда появились сообщения в прессе, что мы пытаемся созвать чрезвычайное собрание, на следующий день по телевидению мы уже услышали из уст Кудрина, что и наука отнесена к приоритетам, пока это слова, к сожалению.

Ольга Писпанен: Вот, например, вчера Валентина Матвиенко заявила, что хочет восстановить статус Петербурга, как научного и делового центра России.

Сергей Окулов: Мы всячески приветствуем такие заявления.

Ольга Писпанен: Надеетесь на это все-таки?

Сергей Окулов: Да.

Ольга Писпанен: Обращались с какими то письмами именно к полпреду президента?

Сергей Окулов: Да, мы обращались непосредственно к президенту с обращениями, и это обращение было подписано весьма многими, мы хотели, чтобы персонально люди подписывались, не коллективами, а именно персонально, это обычно немножко затрудняет процесс, но, мене кажется, усиливает эффект таких писем. Мы такие письма направили, первая партия у нас была где-то 1300 таких заявлений, обращений, сейчас еще порядка 300, мы направили и, естественно, она - полпред президента по нашему региону, естественно, у нее такой же текст есть, и суть обращения она знает. Более того, Валентина Ивановна, в общем-то, не обижает, пока что, как она появилась у нас в Петербурге в этом качестве, она достаточно часто бывает на мероприятиях, которые проводит научная общественность. В основном, конечно, инициаторами являются Санкт-Петербургский научный центр и Жорес Алферов, она внимание обращает на эти моменты. Это отрицать нельзя. Поэтому это заявление, конечно, оно весьма приятное, тем более накануне нашего собрания. Нам бы хотелось, конечно, чтобы она и посетила наше собрание, и, в общем, народ ожидает, что она будет, потому что накладываются моменты предвыборные, и в то же время это, мне кажется, повысит статус собрания, и все поймут, что действительно руководство страны, в общем, положительно смотрит на то, что наука нам нужна. Без науки и образование у страны нет будущего.

Ольга Писпанен: Коснемся тогда немножко образования, потому что для того, чтобы промышленная политика России имела некое развитие и будущее, естественно, необходимо спасти тот научно-технический потенциал который сейчас практически на грани исчезновения, и, конечно же, наверное, все таки нужна реформа образования. Существует огромное количество вузов, которые готовят специалистов, которые, в конце концов, не работают по своей специальности, уходят либо в коммерцию, либо просто уезжают за границу, нужна ли реформа образования, как вы думаете?

Сергей Окулов: Вы знаете, тут я достаточно дилетант, чтобы к таким серьезным вопросам давать свое заключение. Конечно, какая-то реформа, наверное, нужна, бесспорно, потому что до сих пор образование было рассчитано на громадную страну со своими амбициями, может, весьма даже завышенными. Наверное, пересматривать как-то и объемы вот подготовки специалистов высшей квалификации, это, наверное, необходимо. Рынок, наверное, какие-то коррективы и сам внесет, но вообще наша система образования считалась вообще достаточно передовой в мире. Потому что наши сотрудники, которые выезжают за рубеж, у них научная база весьма прочная, и выпускники западных вызов и университетов имеют подготовку худшую, чем наши выходцы из университетов.

Ольга Писпанен: Да, только им не хватает мест, на которых они могли бы работать.

Сергей Окулов: Да, конечно, не хватает мест, и потом - перспектива низких окладов.

Ольга Писпанен: Сергей Александрович, вы вот лидер Комитета профсоюзов научных работников, расскажите о деятельности этого комитета?

Сергей Окулов: Я хотел бы, может, несколько поправить свой статус. Дело в том, что у нас вообще научные работники во всех сферах практически имеются, потому, что профсоюзы построены по отраслевому принципу, в частности, в Санкт-Петербурге порядка 40 отраслевых профсоюзов, из них в 15, по крайней мере, есть научные учреждения, а я представляю Российскую Академию наук в Санкт-Петербурге, тем не менее, конечно, мы поддерживаем контакты с научными учреждениями других отраслевых профсоюзов, и в масштабах страны, даже создали так называемый Российский координационный комитет, который объединяет отраслевую, вузовскую, академическую науку, оборонную науку и государственные научные центры, и это нам помогает, конечно, в нашей борьбе за существование науки. Поэтому я хотел бы это несколько оттенить. И второе: мне хотелось бы еще сказать по поводу собрания вот в какой части - что собрание мы назначили на 3-е немножко, может неудачно то, что это четверг, и именно в четверг - заседание правительства Российской Федерации, а именно представителей правительства. Мы бы хотели на этом собрании видеть живьем, в первую очередь, представителей министерств финансов и экономики, от Кудрина и Грефа, потому что они - главные формирователи бюджета. Но пока я не имею подтверждений, что от них что-то будет, и это весьма печально, конечно, для нас. Тем не менее, мы, конечно, им обязательно направим результаты этого собрания, и, думаю, они будут достаточно жесткими.

Ольга Писпанен: Скажите пожалуйста, вот последний вопрос: действительно ли так катастрофически обстоит дело с так называемой утечкой мозгов за границу?

Сергей Окулов: Да, ситуация критическая, даже можно сказать. Но утечка мозгов происходит ведь не только за границу, но и в другие сферы, в коммерцию, потому что молодые люди, заканчивая вузы, получая некоторую стажировку в научных учреждениях, встают на ноги, приобретают какой-то актив, знания, умения, но за это получают гроши. Средняя зарплата в Академии, где порядка 3 тысяч, представьте, с высшим образованием люди, конечно, они, имея семьи, просто не могут их содержать на эти деньги, и я их понимаю, и они вынуждены искать там, где больше. У меня дочка, например, в таком же качестве. И в результате с кадрами получается, что пожилая часть - они уже привязаны, не представляют себя без науки, они работают, но средний возраст докторов уже за 60 лет перешел, а многим и за 70, и вынуждены работать, потому что пенсии очень маленькие. У нас получается, в науке, по кадровому составу по возрасту - там провал полный, и когда эта пожилая часть уйдет, в науке никто не останется. Мы такую аналитическую записку направили руководству страны, сейчас в Совете по науке при президенте готовят уже более фундаментальную записку, подготовленную специалистами-профессионалами, потому что та записка была подготовлена нашими активистами. Они такую справку тоже готовят, и она будет обсуждаться на совете по науке при президенте. Я думаю, тоже, может, какие-то последствия будет иметь.

XS
SM
MD
LG