Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Прянишников

  • Ольга Писпанен

Ведущий петербургского часа программы "Liberty Live" Ольга Писпанен: Сегодня мы продолжаем знакомить наших слушателей с кандидатами в губернаторы Петербурга. У нас в гостях Сергей Прянишников. На сегодняшний день в Петербурге зарегистрировано уже 17 кандидатов на пост губернатора города. Мы продолжаем знакомить наших слушателей с некоторыми из них. Во вторник, 8 июля, наш гость Сергей Прянишников стал 12-м претендентом на пост губернатора, тем самым вы включились в предвыборную гонку, а почему вы решили принять участие в выборах?

Сергей Прянишников: Дело в том, что я уже более 5 лет занимаюсь тем что, как на сегодняшний день оказалось, является политикой. Хотя, на самом деле, для меня это являлось бизнесом. Я занимался распространением видеофильмов и занимаюсь на сегодняшний день. И, в основном, это фильмы эротического содержания, но дело в том, что раз мы находимся на "Свободе", надо говорить о свободе. Вся моя деятельность за эти 5 лет является борьбой за свободу, за свободу того, что смотреть нашим гражданам, а что не смотреть. Дело в том, что на сегодняшний день Министерство культуры решает за нас с вами, что мы будем смотреть. А решить этот вопрос снизу, то есть, при предпринимательской деятельности я не могу. Поэтому эти изменения я решил провести, являясь губернатором. Но это не единственный случай. Это касается очень многих областей бизнеса и очень многих областей жизни нашего города вообще. Но вот это один из самых наглядных примеров того, что творится, и того, что делается в нашей стране.

Ольга Писпанен: Коротко, расскажите пожалуйста о вашей предвыборной программе, с чем вы выходите?

Сергей Прянишников: Наша предвыборная программа заключается в том, что надо навести порядок в том, что можно и что нельзя. Надо касаться не только тех тем, которые на сегодня все время обсуждаются – давайте, поднимем пенсии, давайте, наведем порядок в ЖКХ – а как это сделать? Есть два варианта: делать это на средства, то, что будет выделять федеральный фонд, или на те средства, которые мы будем зарабатывать сами в городе. Естественно, надеяться на чужих - это хорошее дело, но практически бесполезное. Когда все заявляют о том, что мы будем это все делать никто не говорит, как мы будем делать. Я же, поскольку занимаюсь предпринимательством с самой зари предпринимательства, с начала 90-х, я прекрасно знаю проблемы именно малого и среднего бизнеса. Эти проблемы, на сегодняшний день, каждый раз становятся все больше и больше. И когда наше правительство только говорит, "давайте, поможем среднему и малому бизнесу", - все мои бухгалтера сразу плачут, потому что это значит, что все усложнится еще в 5 раз.

Во-вторых, я не очень понимаю, как можно заниматься бизнесом в стране, где каждый месяц меняются правила игры? Каждый месяц приходят новые законы, Налоговый кодекс, уже 200 с лишним поправок. Каждая поправка касается – по-новому сделать отчет, по-новому доставить какие-то дополнительные бумажки, вместо того, чтобы заниматься предпринимательством, все наши предприниматели занимаются тем, что делают липу для отчетов. Причем, если в цивилизованном мире налоговая декларация сдается раз в год, у нас она сдается каждый месяц, и каждый месяц нужно сделать баланс. Когда мы будем заниматься предпринимательством? А ведь, как правильно говорят, город богат богатыми людьми. Если в нашем городе будет больше богатых людей, значит, наш город будет красивее и богаче. Потому что каждый богатый человек вокруг себя создает ауру и атмосферу, и вот эта атмосфера - она и создает атмосферу города. Чем больше у нас будет богатых, тем будут у нас богаче все, и в том числе будет красивее наш город. Надо создать как можно больше предпринимательских мест, чтобы люди могли зарабатывать сами, а не просить все время деньги из федерального бюджета, дайте на то, дайте на то, дайте на то.

Ольга Писпанен: Получается, что как бы основным мотивом вашего решения включиться в предвыборную гонку является именно облегчение жизни своей предпринимательской и всех остальных предпринимателей?

Сергей Прянишников: Дело в том, что средний класс - это, в основном, предприниматели. Это не чиновники государственной службы, а именно предприниматели, именно они создают рабочие места для остальных, именно они кормят город своими налогами и плюс к этому кормят население города.

Ольга Писпанен: На пресс-конференции в "Куо Вадис", где вы сделали сенсационное заявление в размерах города, вы сказали достаточно громкую фразу о том, что вы хотите сделать Петербург вторым Амстердамом, с теми же самыми красными фонарями и легализацией легких наркотиков.

Сергей Прянишников: Да, это абсолютно точно. Это опять входит в то самое наведение порядка, это, может, один из самых ярких примеров наведения порядка. Дело в том, что ни для кого не секрет, что на Невском и всех центральных магистралях стоят проститутки. Если вечером пройтись по городу, то заметите не только проституток, но еще и несовершеннолетних проституток. Все это абсолютно неконтролируемо, ни со стороны города, ни со стороны правоохранительных органов. Точнее, правоохранительные органы их контролируют, но, с другой стороны, они собирают просто с них дань. А собирают дань потому, что опять этот вопрос не урегулирован и находится вне контроля. Что лучше, улица разбитых фонарей, или квартал красных? Давайте приведем город в порядок, давайте приведем то, что стоит на Невском, в специальные места. Там будет, да, улица красных фонарей, а в остальном месте будет чистый и опрятный город.

Ольга Писпанен: Но такое заявление в программе делает город выгодным и привлекательным для туристов, в основном, чем вы привлечете тот самый электорат, который должен за вас голосовать? Они же ждут повышения пенсий, как раз, решения проблем с ЖКХ?

Сергей Прянишников: Как вы сказали, это привлечет туристов, это наведет порядок, про который мы все время говорим, и это привлечет инвестиции. На сегодняшний день наш город называют бандитским Петербургом, везде, во всех структурах, и когда об этом говоря,т туристы не хотят ехать. Они боятся, что вечером им не выйти на улицу, а так и получается, что большинство из них попадает либо к проституткам с клофелином, либо попадает в какие-то разборки. А другое большинство приезжает только посмотреть Зимний дворец, Русский музей и не выходить из гостиницы вообще больше никуда, как на экскурсии, которые организуют им туроператоры. Если посмотреть, что творится в Амстердаме, там все наоборот. Там, конечно, есть экскурсии, но большинство туристов гуляют сами по себе по всему городу. Просто ходят толпами по лавкам, по ресторанам, по тем же коффе-шопам, на ту же улицу красных фонарей, и никто ничего не боится. Там практически нет преступности. Можно ходить совершенно свободно. Все потому, что все это организованно. Коффе-шопу - в одном месте, на центральных улицах их нет, проститутки - на улице красных фонарей, их в центре тоже нет, а в центре порядок и спокойствие. Поэтому человек может спокойно провести день в Русском музее, а вечером пойти либо в тот же коффе-шоп, посидеть и посмотреть, необязательно курить, в данном случае просто посидеть, и посмотреть на то, что, как происходит, на самом деле, или пройтись по той же улице красных фонарей, необязательно, опять, заходить к этим проституткам, можно просто погулять, посмотреть, это достаточно интересное зрелище, как театр.

Ольга Писпанен: Как вы можете прокомментировать ту ситуацию, которая сложилась и в Петербурге и в целом по России со средствами массовой информации, вот это вот "выстраивание"?

Сергей Прянишников: Я считаю, что это, во-первых, просто даже не знаю, как выразиться, дело в том, что все средства массовой информации на сегодняшний день направлены на одно, то, что им говорятся сверху, поэтому практически свободы слова у нас не существует. Я обращался и обращаюсь до сегодняшнего дня в разные средства массовой информации с просьбой поднять вопрос вообще о свободе слова, о цензуре, и ни одно средство массовой информации не отвечает на этот вопрос. А когда совсем недавно была пресс-конференция, сотрудники "РТР" сказали, что, "великолепный материал, очень интересный, но нам его не дадут выпустить в эфир". Я считаю, что такая свобода слова просто невозможна. Поэтому, если я стану губернатором, естественно эта ситуация будет изменена с той стороны, что то, что я смогу сделать, я буду делать в этом направлении.

Ольга Писпанен: То есть, вы себя позиционируете, как борец за свободу слова?

Сергей Прянишников: Да. За свободу слова и свободу самовыражения. И, соответственно, за ответственность за то, что ты говоришь и за то, что ты делаешь. Я считаю, что свобода это когда человек может сам за себя решить, что ему делать. Если он хочет стать Че Геварой, стать революционером - пусть становится им, но несет и ответственность за то, что сделал. Если же он хочет совершенно спокойно жить и никуда не вмешиваться - пусть он живет спокойно и никуда не вмешивается, но он сам должен определить для себя, что и что, какие обязанности на него это наложит. Естественно, средства массовой информации надо ограничивать в чем-то, но ограничивать не так, как мы пытаемся - сначала указать, а именно дать понять, какие правила игры у них есть, и в какие правила игры они должны играть. Потому что нельзя все показывать. Например, нельзя показывать по телевизору, как расстреливают наших солдат в Чечне, документальные кадры показывать, я считаю, что это неправильно. Когда об этом идет разговор, обязательно надо оповещать, но саму показывать казнь, особенно в прайм-тайм, я считаю, это неправильно просто. Но вот эти правила, что можно, а что нельзя, должны быть установлены государством на основе абсолютно понятных правил, то есть, законов.

Ольга Писпанен: Но это как раз, видимо, то самое, с чем вы постоянно сталкиваетесь? Вы не знаете, и, главное, государство не знает, где та самая черта между эротикой и порнографией, и вы пытаетесь заставить провести эту черту?

Сергей Прянишников: Я постоянно работаю над тем, чтобы общественное мнение будоражилось с этим вопросом, потому что закон об общественной нравственности принят Государственной Думой еще в 1997-м году и отклонен Борисом Ельциным в том же 1997-м году, до сегодняшнего дня этот закон находится в нашем парламенте, и никак не может сдвинуться. Сдвинуться он не может по многим направлениям, во-первых, сами понятия порнографии и эротики расплывчаты и практически не определены, ни в одном законе, даже в других государствах Европы. Во-вторых, его определить практически нельзя, потому, что оно очень подвижное, и очень все изменяется. Если вы вспомните времена застоя, то "Плейбой" считался порнографией и за него сажали в тюрьму, а сейчас он продается везде, и даже не считается практически эротическим изданием, так, легкий журнал. Поэтому вот эти правила игры отличает и то, что у нас многонациональная страна, и они в разных регионах абсолютно разные. А мы и Государственная Дума пытались принять единообразные правила для всей территории - это невозможно. Даже в США в разных территориях разное распространение данной продукции. Ни для кого не секрет, что в штате Юта вообще все запрещено, там живут одни мормоны, там очень много ограничений. Так вот, когда я встречался с депутатами, я им предложил следующее: давайте примем закон простой: не будем сейчас определять, что можно, что нельзя и как можно, а отдадим это местным властям, то есть, пусть регионы сами определят, что в их регионе можно делать, а что нельзя.

Ольга Писпанен: И что?

Сергей Прянишников: Вот я думаю, что такой переработанный закон имеет больше шансов быть принять и наведет больше порядка. Потому что на сегодняшний день, я понимаю, что общественное мнение взбудоражено тем, что большинство эротических изданий вышло на всеобщую улицу и стало доступным и детям, в том числе, и оскорбляет и тех же верующих, и тех же мусульман, которые не любят этого.

Ольга Писпанен: А вы не боитесь, что, на самом деле, основная часть электората отвернется от вас именно поэтому – вас во многих средствах массовой информации называют именно порно-королем, и так далее?

Сергей Прянишников: Я как раз этого не боюсь, потому что я свободно об этом заявляю. Если бы видели еще кого-нибудь, кто об этом заявляет, я заявляю о том, что этим занимаюсь и занимаюсь для того, чтобы навести порядок в этом, а не чтобы навести, наоборот, полный беспредел. Вот я за то, чтобы был порядок, и я каждый раз показываю, что если порядка не будет, будет вот так. Задумайтесь об этом. Давайте наведем этот порядок, чтобы так плохо не было, а было так, как должно быть, давайте установим правила игры. Почему я иду в губернаторы - потому что установить правила игры я не могу и заставить я уже пять лет пытаюсь кого-нибудь – Государственную Думу, наше Законодательное собрание, или нашего губернатора что-то сделать. Вот господин Яковлев, большое ему спасибо, он хоть немножко задумался над этой проблемой, единственный, наверное из всех губернаторов, которые были в регионах, он создал комиссию по экспертной оценке. Но дальше комиссии, которая носит рекомендательный характер, дело не пошло. А должен быть закон, в котором бы эта же комиссия устанавливала бы правила игры, и эти правила игры были бы обязательны для всех.

Ольга Писпанен: Сергей, что за история с "36-м каналом"?

Сергей Прянишников: Наверное, самая известная, самая популярная передача "Релакс-ТВ", ночная передача, которая пользовалась самым большим рейтингом в Санкт-Петербурге в ночное время, на сегодняшний день закрыта. Закрыта, как я понимаю, самое главное по политическим мотивам. Хотя, к политике, как я понимаю, данный канал никакого отношения вообще не имел. Дело в том, что по фильму, который я снял, "Белые ночи Санкт-Петербурга", о котором сейчас все рассказывают и все пишут, кто ругает, кто хвалит, было возбуждено уголовное дело. И еще год назад была проведена конкурсная искусствоведческая экспертиза в Министерстве культуры, которую провел не искусствовед и не в комплексе с другими искусствоведами, но на основании этой экспертизы было возбуждено уголовное дело. Так вот, совсем недавно на канал пришло предупреждение от Минпечати о том, что канал занимается рекламой фильма "Белые ночи", и в связи с этим, поскольку он признан порнографическим, согласно этой экспертизе не искусствоведа, каналу делается предупреждение, что он нарушает статью 4-ю Закона о СМИ. Хочу сказать, что перед этим рекламу этого же фильма делал господин Парфенов у себя на телевидении в передаче, посвященной 300-летию Санкт-Петербурга ,а вот буквально два дня назад рекламу ему сделал "НТВ" в программе новостей. Но при этом никто им предупреждения не написал, и никаких санкций не последовала. А на "Невский канал" сразу последовали санкции, причем спустя год после того, как эта экспертиза была сделана, и спустя год после того, как эта передача прозвучала. Наверное, дело в том, что мы этой программе помогаем и представляем в нее материалы, и планировалось мое выступление в этой программе, это очень большое эфирное время, и большое количество народа ее смотрит. И, чтобы ограничить, наверное, мое выступление, был сделан такой шаг по закрытию этой передачи.

XS
SM
MD
LG