Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Кирилл Фридман


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: В начале июля главный санитарный врач России подверг резкой критике санитарное состояние Петербурга. Госсанэпиднадзор сейчас принимает различные меры, чтобы навести порядок в городе, даже создал "горячую" линию, куда граждане могут сообщать об антисанитарном состоянии. Как Госсанэпиднадзор будет реагировать на поступающие жалобы и какова сейчас ситуация в городе? Об этом поговорил с нашим гостем, заместителем главного санитарного врача города по вопросам социально-гигиенического мониторинга Кириллом Фридманом. Кирилл Борисович, доброе утро, хотя, конечно, после тех цифр, которые прозвучали в репортаже нашего корреспондента "доброе утро" даже как-то и не хочется говорить. Стало немножко жутковато от той информации, которая прозвучала, что, действительно ситуация в Петербурге столь сложна, что потребовалось вмешательство главного санитарного врача России?



Кирилл Фридман: Все равно утро доброе, ни на что несмотря. А что касается критики в адрес санитарного состояния города, то она прозвучала не только в этом июле. Она звучит постоянно, а вот то, что она прозвучала из уст высоких руководителей страны – первого заместителя министра здравоохранения и полпреда по Северо-Западному федеральному округу - это беспрецедентный случай и говорит только лишь о том, что совершенно верно, на ваш взгляд, поменялись приоритеты в решении хозяйственных вопросов города. Вопросы санитарного состояния всегда ставились, но никогда не были первыми. Их всегда оставляли на решение, даже в период юбилейных торжеств - это один из самых последних вопросов, которые решались. Сейчас проводится очень большая организационная работа по решению чрезвычайной противоэпидемической комиссии, которая состоялась в начале июля, и ежемесячно эта комиссия будет заслушивать результаты хода тех сдвигов положительных, которые мы все должны увидеть в городе. Эта работа, которая проводится сейчас, она из многих факторов складывается. Это и постоянные рейды, еженедельные рейды по различным районам города, причем с привлечением как солидного административного аппарата, районного аппарата, городского аппарата, прессы. Поэтому горожане всегда могут увидеть или на экранах своего телевидения, или в газете самые острые моменты выявленных недостатков, то есть, по существу смотрят вместе с нами.

Татьяна Валович: Кирилл Борисович, я сразу хочу задать вопрос: вот эти рейды, раньше, как было - за месяц известно, куда комиссия пойдет, поэтому в этом месте наводится порядок, и все прекрасно. Сейчас как происходит это? Заранее известно, в какой район, в какой микрорайон пойдет комиссия?

Кирилл Фридман: Я хочу разубедить слушателей, и вас, в том, что и раньше не было известно, куда пойдет санитарный врач. Дело в том, что в этом не было необходимости. И находили недостатки, и меры принимались по ним, достаточно сказать, что только за первую половину, до июля, этой кампании было более 500 штрафов, по существу, каждый руководитель ЖЭКа был оштрафован в году дважды. Другое дело, что эффективность от этих штрафов, мер, совещаний, предписаний была мала. Ведь людям не важно, сколько мы писем напишем или штрафов наложим. Им важно, чтобы было чисто в их подъезде, на их территории. В данном случае мы ожидаем больший эффект, потому что в процесс вовлечено более высокое звено управленцев для решения этого вопроса. На сегодняшний день в первых лицах председатели комитетов администрации города решают эти проблемы ежедневно.

Татьяна Валович: Выход этой проблемы на такой высокий политический уровень вы не связываете с выборами, которые грядут в городе, и не кончится ли это, как опасаются горожане, после 21 сентября?

Кирилл Фридман: Я не берусь об этом судить, но скажу лично свое мнение: что независимо по какой причине наводится чистота в городе, по политическим мотивам, или по другим, я всегда буду приветствовать, если будет проводиться. Что касается того, чтобы это не заглохло потом - это нужно выработать отношение, и не только бюрократов городских и районных, к этому вопросу, но и самих горожан. Это не то, что добро пожаловать, в смысле все время жаловаться, это и отношение, сиюминутное отношение, что если мусоропровод забит, то я не буду сваливать мусор, загрязнять свою лестницу, и так далее, и тому подобное. Я не буду выбрасывать окурок из автомашины, если у меня есть пепельница, я не буду ставить свою машину на зеленые насаждения, если места нет поставить на асфальт. Много факторов для этого.

Татьяна Валович: Кирилл Борисович, как вы видите, организация такой "горячей" линии, которая действует сейчас в каждом районе города - вы сами, кстати, пробовали дозвониться?

Кирилл Фридман: Да, мы проводили, как бы сами жаловались, у нас есть, на что самим пожаловаться, там, где мы живем, или живут наши знакомые, и родственники ,и я должен сказать, что не всегда эта "горячая" линия вначале работала здорово. Нам пришлось около полунедели налаживать организационно своих сотрудников, для того, чтобы сама форма приема заявлений была правильной, чтобы эти сигналы доводились до сведения соответствующих служб, то есть, вопрос потребовал организационных решений определенных.

Татьяна Валович: И как будут реагировать, скажем, понятно человек, который - "ура, я дозвонился, и мне хочется, чтобы как можно скорее был решен вопрос с моей помойкой, с крысами, еще с чем-то", - какова очередность этого?

Кирилл Фридман: Где-то 8 августа будет проведено еще одно заседание чрезвычайной эпидемической комиссии, где будет оценен месячный период такой работы. И мы хотим услышать там мнение не только ответственных лиц, но и горожан, о том, заметили ли они за этот месяц положительные сдвиги. От этих всех обращений, от этой горячей линии, от этой суеты чиновников любого ранга - если заметили, значит, мы на правильном направлении, наверное, так и будем держать. Если нет, значит нужно где-то в августе поменять направление, организационное направление нашей работы.

Татьяна Валович: А если не заметите - "горячая" линия не перестанет работать?

Кирилл Фридман: Нет, она существует и, наверное, будет существовать дальше. Потому что никогда не отменял закон о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения Российской Федерации, где предусмотрено, что жители обращаются в органы госсаннадзора за обеспечением нормальных условий обитания своих.

Татьяна Валович: У горожан возникает сейчас недоумение по поводу того, что действительно только после вмешательства высших властей что-то начало делаться, а не, скажем, в преддверии юбилея города, когда они писали, звонили и требовали, что, давайте, в первую очередь, приведем город в порядок. Как вы оцениваете вообще эту ситуацию? И еще тогда параллельно вопрос: как вы считаете, само празднование юбилея, как оно было организовано, нанесло вред санитарному состоянию города?

Кирилл Фридман: Ну, наверное, нет, вреда-то точно нет, город только улучшился. Ведь немалые деньги были уложены в санитарно-техническое состояние города, ремонт зданий, фасадов, и тому подобное. Что касается того, как санчистки проводились в юбилей, я уже сказал, что мы отмечали, и неоднократно, совещание в Смольном подтверждает это, это было неприоритетным при проведении торжеств. Сейчас это нужно поменять.

Татьяна Валович: Кирилл Борисович, а как вы считаете, можно ли в качестве альтернативной воинской службы предлагать уборку территории города, сохранение санитарного состояния?

Кирилл Фридман: А почему бы нет. Я думаю, что все это возможно. Единственное, если бы меня спросили, тот вопрос, который задали на улицах, какую я бы предпочел альтернативную службу, я бы ответил, что в больницах не надо посторонних людей, даже альтернативщиков, там нужно сострадание, там, как доктор говорю, определенный склад характера нужен, чтобы помогать людям. Что касается уборки улиц - вполне сойдут подразделения, которые бы убирали, благоустраивали город.

Татьяна Валович: Но вот то, куда направить призывника, который высказался за то, чтобы проходить альтернативную службу, будет решать Минобороны, а не сам человек, как вы считаете, будет ли это соблюдение его прав?

Кирилл Фридман: Я так понимаю, что это все равно служба. Его направляют на службу. Поэтому, я думаю, что это оправданно.

Татьяна Валович: А вот в городе - выходили вы на какие-то контакты с военкомом, или будете выходить, чтобы предложить?

Кирилл Фридман: У нас контакты с военкомом другого рода планируются. Речь идет о здоровье наших мальчиков, которые идут в армию. Здесь говорят об альтернативной службе - мы больше обеспокоены состоянием здоровья, потому что очень большой процент мальчишек, которые должны - по возрасту быть здоровыми, а они не здоровы. И наша статистика показывает, что тенденции в этом плане тяжелые. Вот это нас больше заботит. Не столько выбор, лишь бы люди были здоровые, где бы они ни работали. В этом плане и городским чиновникам, и родителям, и самим ребятам нужно сделать очень много, но это уже выходит за пределы нашей темы сегодняшней.

Татьяна Валович: Я хотела бы задать вот вопрос о том, что исполняющий обязанности губернатора города Александр Беглов опять не подписал закон об охране зеленых насаждений. Вот то, что в городе не существует такого закона, накладывает какой-то отпечаток на санитарное состояние города?

Кирилл Фридман: Надо видеть сам закон. Один проект, который я смотрел, их было несколько проектов, меня тоже не радовал, который был. Тот вопрос, который вы отметили в своем резюме - идет речь о гибели зеленых насаждений за счет, допустим, уплотнения застройки – я с вами солидарен, потому что, хоть и нет таких каких-то регламентов жестких, сколько должно быть в городе деревьев, тем не менее, зеленые насаждения должны быть в виде палисадников и садиков, зеленых защитных зон, у нас они порой ликвидируются неоправданно, за счет интересов инвестиционных проектов.

Татьяна Валович: У вас есть какая-то статистика по районам города, как обстоит вообще дело с зелеными насаждениями?

Кирилл Фридман: Статистика есть в управлении садово-паркового хозяйства. Когда сокращаются зеленые насаждения, находящиеся на их балансе, это делается с разрешения. Ну и что - выплачивается компенсация за срубленные деревья, да, в денежном плане это дорого, но деньгами же не окупишь. Есть экологический, гигиенический, моральный эффект, который обуславливают растения в городе.

Татьяна Валович: Скажите пожалуйста, вот прозвучала такая цифра, что в городе существуют 250 несанкционированных свалок.

Кирилл Фридман: Существовало на 8 июля.

Татьяна Валович: А что увеличилось их количество или уменьшилось?

Кирилл Фридман: Уменьшилось все-таки, это к вопросу о том, что делается что-нибудь, уменьшилось. Не на очень грандиозные величины – 5-10 свалок за этот период ликвидировано, и мы вчера подводили итоги, и констатировали, что этого крайне недостаточно. С такими темпами нам так год понадобится убирать город. Нужно привести его гораздо раньше в нормальное состояние, поэтому в этом плане администрацией города будет принято определенное решение на этот счет.

Татьяна Валович: А что делать для того, чтобы не только ликвидировать, но и не допускать вновь образования несанкционированных свалок - здесь как будет работать администрация?

Кирилл Фридман: Здесь анализировались причины. Их очень много. С одной стороны, необходим экономический механизм, стимулирующий, чтобы их не было. То есть, кто занят перевозкой отходов должен быть стимулирован, чтобы не вывалить эти отходы, а сдать туда, куда положено. Это один вопрос. Второй - не должно возникать антисанитарного состояния на территории, которое как бы понуждает других или разрешает морально сбросить здесь мусор. У нас очень много примеров, это по ряду районов северной части города, когда администрация города как бы санкционировала смет, удаление уличного смета, отходов разделенного строительства в рекреационную зону, а там, где сбросили смет, где зеленый мусор сбросили, тут же последовал строительный мусор, а за строительным, думаю, был бы и бытовой.

Татьяна Валович: А какой из районов города вызывает наибольшие опасения?

Кирилл Фридман: Весь город. Нам сейчас задают вопрос – дайте аранжировку районов. Вы знаете, что ведь город-то один, мы живем в одном районе, учимся в другом, детей возим в третий, поэтому говорить о приоритетности или грязности каких-то отдельных районов не стоит, город нужно приводить целиком в порядок. А вот что касается по отдельным руководителям районов, как они работают, вот здесь - администрация города будет подводить эти итоги в начале первой декады августа.

Татьяна Валович: Кирилл Борисович, вот как вы можете прокомментировать сообщение о том, что "Солдатские матери", которые также борются за то, чтобы ребята которые страдают какими-то заболеваниями, не призывались в армию, названы чуть ли не религиозной организацией?

Кирилл Фридман: Я бы комментировать не смог, потому что нужно знать большую информацию для того, чтобы делать суждения, но факт остается фактом - что сегодня, и это подтверждают цифры, что состояние здоровья наших призывников далеко не такое хорошее, и причины здесь лежат, как в экологическо-социальной обстановке в Санкт-Петербурге, в каких условиях мы воспитываем своих детей, мы в стенах санитарного центра Госсанэпиднадзора занимаемся разработками такого рода, и по ряду позиций такого рода у нас есть суждения и замечания, что влияет на здоровье детей, что осложняет их. Я думаю, что в рамках вашей радиостанции можно будет впоследствии обсудить эти темы.

Татьяна Валович: И, наверное, последняя тема нашей беседы: наконец-то в Петербурге полторы недели, как пришло лето, пришла жара, многие пошли на пляжи, тема пляжей ежегодно становится самой больной, наверное, что в этом году происходит?

Кирилл Фридман: К сожалению, она становится больной только, когда жарко. Как только спадает жара, она утихает, и, кстати, это очень плохо влияет на решение вопросов с улучшением их санитарного состояния. Вопрос с улучшением пляжей стоит уже перед администрацией года три, разработан ряд мероприятий по улучшению, но, к сожалению, они не здорово реализуются. Вопрос самый главный в том, что пляжи должны быть юридически оформлены. У нас они не оформлены. Сегодня это места, где санитарная служба совместной с администрацией как бы разрешает людям купаться. В лучшем санитарном состоянии у нас находятся пляжи северного побережья, южное побережье традиционно уже многие годы закрыто нами в плане пользования в силу ухудшения качества воды. В большей части преимущественно санитарное состояние и качество воды лучше на пляжах внутренних водоемов, но должен оговориться, что в самые хорошие дни наши озера – Суздальские, Безымянное озеро, которые всегда более-менее по качеству воды соответствовали, за один день ухудшается качество и- за большой нагрузки посетителей, если утром качество воды еще нормальное, то уже к вечеру...

Татьяна Валович: А мониторинг ежедневный проводится?

Кирилл Фридман: Он проводится, и по бактериологическим, и по химическим показателям воды, и информация эта выдается районным властям, которые должны вывешивать в местах купания аншлаги о том, чтобы жители знали, что сегодня вода не соответствует требованиям, и сегодня нужно поостеречься лезть в воду.

Татьяна Валович: А участвует ли Госсанэпиднадзор в разработке бюджета города, чтобы были выделены нормальные средства на организацию санитарного контроля?

Кирилл Фридман: Госсаннадзор решает эти вопросы путем своего участия в разработке целевых программ. Должен сказать, что их уже десятки проектов разработаны, а финансируются всего лишь две, и такие программы целевые, которые обращены на здоровье населения, к сожалению, сегодня не финансируются,

XS
SM
MD
LG