Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Субботнее интервью. Ольга Ирисова


Гость нашей субботней программы - научный руководитель центра ароматерапии Ольга Ирисова. Специалисты этого центра изучают благотворные воздействия эфирных масел на организм человека. Они считают, что многие болезни, прежде всего, связанные с психическими перегрузками, поддаются лечению с помощью тонких ароматических воздействий. Практика тонких воздействий имеет богатую историю, от благовонных коробочек в прическах египтян, до ароматных пряностей, используемых в кулинарии. Однако, ароматерапия как системная наука - это новое направление в нетрадиционной медицине. Ее российскую школу как раз и представляет кандидат биологических наук Ольга Ирисова. В студии Радио Свобода с Ольгой Ирисовой беседует Тамара Ляленкова.

Тамара Ляленкова: Ольга, какое образование требуется специалисту для занятий ароматерапией?

Ольга Ирисова: По образованию я физиолог. И занималась всегда проблемами гомеостаза - адаптации человека в условиях экстремальных. В частности, я работала в космической медицине. Поэтому меня всегда интересовали вопросы системной адаптации организма в болезни и здоровье. Человека я всегда рассматривала, поскольку у меня университетское образование, с позиций системы, и мне до сих пор непонятно, как можно разделять на органы и относиться отдельно к органам, а не к человеку в целом. На самом деле, у нас есть такие интересные науки, как биофизика, в народе ее наиболее точно характеризуют как биоэнергетика, сегодня уже можно о ней говорить, раньше это были закрытые тематики, очень много было исследований, я работала в этой области с военными медиками, и с определенных пор поняла, что информационная структура вокруг нас имеет не меньшее, а может большее значение в соматике человека, в его поведении, чем физические процессы, протекающие в организме. И когда влияет на эту информационную систему человек, то это все равно субъект, вносящий свои манеры поведения, взгляд, идеологию. А оказывается, есть в природе субстанции, которые энергетически близки нам. Эволюционно близки нам растительные субстанции, которые могут работать не только на уровне клетки, к примеру, как мы применяем препараты внутрь, через рот, мы привыкли, но и на уровне энергетического поля, и на уровне пространственной организации. Это эфиры. Вы расслабляетесь, вам хорошо, в обществе других людей вы доползаете до места, чтобы посидеть и отдохнуть. Как у вас портится настроение, как у вас остаются какие-то следы непонятные на душе - как это все объяснить - а это начало заболеваний многих психосоматических. А 99 процентов всех заболеваний в физическом плане это психосоматика. Вот ароматерапия - это такое направление, когда я услышала и поняла, что это такое, я совершенно была потрясена тем, что вход в систему сразу во всех ее уровнях. Я хочу вспомнить определение Аристотелем эфиров. "Эфиры - это пятая сущность земли, окутывающая землю, это стихия, которая создает Олимп, на этом Олимпе восседают боги, и благодаря эфирам боги принимают правильные решения".

Тамара Ляленкова: Традиционно, чтобы поставить диагноз, у больного берут ряд анализов и на основании их результатов назначают лечение, чем руководствуетесь вы?

Ольга Ирисова: В ароматерапии есть такой принцип замечательный - это принцип одобрения запаха. Дело в том, что есть такой интереснейший орган у нас, который создала нам природа, эволюционно подстроила под окружающий мир, с учетом нашего характера, нашей психики, нашей реактивности - это обонятельная система. Обонятельная система наша уникальная. Примерно около 220 миллионов рецепторов, которые находятся у нас области переносицы, носовой полости, это клеточки, в конечном итоге, состоящие понятно, что из белка, которые определенным образом устроены, по форме, по составу, так, что они комплиментарно подходят ко всем обоняемым веществам или запахам, которые выделяет у нас природа, эволюционно. Для чего нам нос - для того, чтобы мы обоняли таким образом, чтобы продолжали свой род и сохраняли свою жизнь. Это два основных принципа сохранения биологического вида. Герань состоит, например, из 300 компонентов, а компонент имеет формочку в форме шарика какого-нибудь, расчесочки, и так далее. Каждый компонентик у нас, заходя в нос - мы ведь не чувствуем просто герань, мы практически видим букет, букет из компонентов, и каждый компонент мы начинаем вдруг ощущать, на какой нотке, на каком уровне он сидит и как он раскрывается, каким образом, потому что каждый компонент сел на свой рецептор, потому что он подошел к нему, как ключ к замку. А раз у меня есть компонент рецепта под гераниол, ведущий компонент герани, следовательно, у меня есть проблема, ведущая к тому, чем гераниол должен заняться. Герань, например, говорят масло истинных женщин, и оно помогает при всех переходных периодах женщин, потому что это масло занимается практически по всей программе женщины, включая настроение, кончая различными новообразованиями и так далее. Ясно, что сначала вы с людьми разговариваете, анамнез проводите, в чем проблема, что и как, а потом просто предлагаете выбрать и разделить группу масел на три группки, по принципу "очень нравится", "индифферентны" и "очень неприятны". Можно просто зачитать свойства этих масел, как они работают, от характера до настроения, до косметики и физики тела, у нас просто пациенты попадают в шок, глядя на это, потому что это копия человека. На самом деле, психотип и фенотип масла очень отражают психотип и фенотип человека. Это тоже личности, которые имеют свой характер, умеют дружить, не дружить, выводить, приводить, уничтожать и так далее.

Тамара Ляленкова: Наверное, бывает так, что приходят люди и абсолютно глухие в нюхательном смысле, бывает такое?

Ольга Ирисова: Да.

Тамара Ляленкова: И что это значит?

Ольга Ирисова: Понижение уровня обоняния, как и понижение уровня слуха, ведет к ограничению сигналов, поступающих извне и затормаживает интеллектуальное, психоэмоциональное и, что немаловажно, сексуальное развитие человека. Часто у людей с гейморитами, носами, забитыми зеленитами, мы наблюдали совершенно глухое выражение лица, как называется "маска аденоида", есть такая маска, она очень похожа на "маску дебила", извините меня. Вообще, обонятельные рецепторы - это прямая связь с сексуальной зоной в гипоталамусе, чем тоньше обонятельная система, тем тоньше проявления духовности в сексуальной жизни, интеллектуальности в сексуальной жизни, и вообще - интеллектуальность в целом.

Тамара Ляленкова: То есть, я правильно поняла - люди с тонким обонянием, которые чувствуют, распознают много запахов - как правило, люди одаренные, и в интеллектуальном, и в сексуальном плане?

Ольга Ирисова: Да. Другое дело, что в интеллектуальном, духовном, художественном - это однозначно, потому существует даже море методик, которые развивают с помощью запахов художественные способности, интеллектуальные. В сексуальном - я думаю, здесь идет более тонкое восприятие секса, может, не на уровне физики, а на уровне духовных каких-то субстанций.

Тамара Ляленкова: Я слышала, что наиболее сексуально-притягательный для человека запах находится где-то между запахом сыра и кошачьей мочи - так ли это?

Ольга Ирисова: Это совершенно не так. Единственное, что так, что когда мы говорим о кошачьей моче, то ясно, что те же самые кошки, коты - метят территорию с помощью гормонов, половых желез. Растения создавали ароматы ведь тоже для размножения, для приведения насекомых, распыления - размножения, это тоже фитогормоны. Поэтому вся кладезь эфирных масел, создаваемая именно растениями, это и есть набор фитоэстрогенов, гормонов, которые практические идентичны нашим с вами. У нас даже есть масла, которые, совершенно уникальная вещь, ароматы, которые подобны тем гормонам, которые вырабатывают женщины в период оргазма. Есть совершенно чистые гормоны, как мы говорим, жидкие тестостероны. Масло имбиря, масло сандала, масло мускатного ореха, берут, например, пачули, синтезируют пачулол, практически используются во всей мужской парфюмерии как притягательный запах для женщин. В частности, вот вещество такое как илангол, синтезируется давным-давно со времен Коко Шанели, и использован в духах "Шанель № 5", хотя в иланге совершенно уникальное, огромное количество ингредиентов, поэтому, конечно, духи -это слабое повторение вот этих вот брызг, которые не находят, как правило, правильного ответа в обонятельной рецептуре человека, имитируют и, может быть, даже снижают порог чувствительности, и девальвируют ощущение притягательности истинной человека, который прошел мимо. Истинный запах чистого тела может привести мужчину и женщину гораздо ближе к своему истинному выбору, чем запах духов, к сожалению. Представьте себе: один самец кота использовал запах мочи от другого кота - вот мы примерно также выглядим, используя это огромное количество парфюмерии. Три уровня воздействия, это энерго-информационный, функциональный, через обонятельную систему, и на клеточном уровне, но как, грубо говоря, натуральная таблетка, когда мы вводим в организм на уровне пилюли - классическая ароматерапия таким образом предполагает воздействие на трех уровнях. В настоящее время в угоду бизнесу и популярности ароматерапии в нишу ароматерапии стекается огромное количество вот этих синтетических продуктов. И рынок представлен таким образом: 4 процента всего составляют натуральные масла, во всем мире - натуральные масла, которые пригодны для ароматерапии, и 96 процентов - вещества, пригодные в эстетических и в бытовых целях.

Тамара Ляленкова: Что могут из вашей практики позаимствовать другие врачи, скажем, дантист?

Ольга Ирисова: Самый простой вариант: человек волнуется перед приемом, потеет, нервничает, зажимается, существуют масла, которые мгновенно это снимают, даже просто вдыхая их или нанося на точки, или тот же врач может включить аромалампу на приеме, и человек совершенно спокойно воспринимает врача, специалиста, расслабленно. И так далее.

Тамара Ляленкова: Масло должно соответствовать этому человеку, или есть общие какие-то рекомендации?

Ольга Ирисова: Есть, несомненно, общие принципы, общие прописи. Когда вы идете на более серьезные вещи, например, говорим о парадантозе - здесь есть у нас масла, которые в 150-200 раз сильнее любых антибиотиков, обладающие огромными рассасывательными свойствами. Потом масла - мощнейшие растворители, они растворяют всю ту часть, которая является балластовой в организме человека. Это шлаки, мочевые кислоты, пурины, камни те же самые в зубах, работая с чистыми маслами, например, на камнях, мы можем их, например, растворить, раздробить, обрабатывая по определенным прописям смесями из эфирных масел прикорневую зону зубов, мы можем убрать воспаления и кровоточивость десен, и запах изо рта, можем вытяжку делать, можем аппликации, можем обезболивать. Знают стоматологи, что гвоздичное масло всегда применялось раньше, у нас есть более сильные концентрации, потому что обезболить полностью, причем обезболивание такое мощное, что практически идет анестезия всей челюсти, достаточно долгий период, причем это все без всякого отрицательного воздействия. Вот это только стоматология, самый узкий спектр. В нашей практике это гинекология, отоларингология, я уже не говорю о психиатрии, о психотерапии, головная боль у любого специалиста, как подобрать препараты для того, чтобы человек - начинают давать таблетки, вдруг человек впадает в эйфорию, значит, он не спит, он бегает... И вот комбинируют препараты, один повышает активность, другой понижают, ищут вариант. На самом деле, это невозможно делать, потому что результирующее поведение человека, ощущение жизни, психики - это набор огромного количества биохимических процессов, который может меняться в течение минуты. Масла - это единственные препараты, которые являются природными адаптогенами, и человек носом сам себе выберет то масло, которое ему сегодня хочется иметь, например, тот же самый апельсин - он может бодрить человека и одновременно он может успокаивать. Те тысячи компонентов, которые в апельсине есть, устроены по принципу гомеопатии, там есть и та, и другая сторона сразу в одном масле, и сегодня нос забрал это, завтра нос забрал то, и не надо ничего навязывать, потому что организм человека - это очень сложный организм. Он решает по потребности, что взять, что выбросить.

Тамара Ляленкова: Ольга, а случаются обонятельные травмы?

Ольга Ирисова: Это используется вот первооткрывателями-наркологами, пока у нас мало таких специалистов, с вот этими детьми - "нюхачами" - клей БФ... Такие дети попадаются, когда с ними проводятся групповые занятия по восстановлению обонятельных рецепторов. Сначала у них начинается головня боль, у них депрессия начинается, слезы, капризность, у них же практически вся нервная система выстроена теперь на искаженном обонятельном рецепторе. И с этого искаженного обонятельного рецептора получается искаженный сигнал, который получает релакс-практику от синтетического вещества. Это же наркомания, токсикомания. Когда мы подменяем медленно вещества на натуральные, изо дня в день, через некоторое время возвращая их к клею "Моменту" - начинается дикая головная боль и рвота, и полностью отказ, и настолько неприятие этого вещества, что происходит убегание от него. В принципе, желательно дать им возможность выбрать, потому что у них полностью стерто естественное обоняние, там работают 3-4, максимум 10-15 рецепторов на ту синтетическую смолу, которую представляет собой клей, все остальное погашено, стерто, поэтому посмотрите, у них "маска дебила", у всех. Выбираешь то, что с краешка пробилось, какую-то гамму, и вот на этой гамме работаешь. Потом есть масла, которые вообще лучше всего тренируют обонятельные рецепторы, в частности, базилика, например, масло.

Тамара Ляленкова: А они не получают зависимость от другого запаха?

Ольга Ирисова: Ну, как мы можем получить зависимость от сада розового, или яблоневого, цветущего сада? Зависимость от удовольствия, от естественных вещей, от хорошей, допустим, умеренной еды, от чистого воздуха - это же естественные вещи, то есть они получают удовольствие от самих себя практически, потому что повторение этих ингредиентов, естественных ароматов - это их устройство обонятельных рецепторов. Понимаете, даже нюхая одно и то же масло сутками, вы будете находить тысячи компонентов, бесконечное количество новых компонентов, которые нос будет то замечать, то не замечать, и выводить их на верхний этаж, и на нижний, и так далее... У нас есть масса пациентов, у которых просто выпадает из спектра целый букет ароматов. Если хорошо изучить, можно понять и обобщить психотип этого человека. Плюс еще, абсолютно стопроцентная диагностика его заболевания. Например, цитрусовые люди, как правило, воспринимают все те, кто имеет нарушения водно-жирового обмена. Как правило, люди "хвойные" - это люди более самодостаточные.

Тамара Ляленкова: Ольга, на ваш профессиональный взгляд, сами люди должны пахнуть?

Ольга Ирисова: Люди пахнут не случайно. Скажем так, будем говорить о таких продуктах выделения, как пот, это ведь практически, грубо говоря, первичная моча, не абсорбированная. И она несет не только шлаки, но и гормоны именно этого человека, структуру его гормонов. Поэтому чистое тело, с чистым умеренным потом - это сигнал к определенной информации для человека. Животные - они же определяют своего самца, степень его разгневанности, степень его агрессии... У человека точно так же. Мы вспоминаем Шолохова - запах из подмышек Аксиньи, который так любил главный герой, или, например, мы можем говорить с вами о Жозефине и Наполеоне, который перед выездом давал телеграмму: "Еду. Жозефина, не мойся". Это не случайно, это истинный запах человека. Это аромат тела, как аромат цветка.

Тамара Ляленкова: Но бывают сильные, острые запахи...

Ольга Ирисова: Иногда это может говорить о врожденной сексуальной активности людей. Об огромном количестве гормонов и высоком уровне их. Иногда мужчины наши так вот глупо гордятся, что раз я вот пахну сильно, грубо говоря, воняю, значит вот такой уж я самец. Надо отличить, здоровье это или нездоровье.

Тамара Ляленкова: Обычно обоняние обостряется у беременных - не так ли?

Ольга Ирисова: Природа создала этот механизм. У женщины обостренное обоняние для того, чтобы она крайне остро реагировала на все чуждые факторы, мешающие вынашиванию ребенка. Климактерический возраст женщины, как мы называем "шизофрения обоняния" - та же самая ситуация. У людей с сильными патологическими отклонениями психики, шизофреников - психиатры говорили, что психически больного человека можно определить по запаху. Как мы говорим, "пахнет мертвечиной", да, "пахнет старым телом" - это застойные процессы определенные. Собственно говоря, запах нашего тела настолько меняется, и мы по запаху тела можем диагнозы ставить сами себе, изучая его очень просто и хорошо, мы совершенно не осознаем, что лучшего менеджера своей судьбы, своего организма мы не можем найти, мы живем внутри себя, сами с собой. Мы замечаем, что цветок имеет запах утром, замечаем, что пылью пахнет, но в отношении себя, как объекта, о фоне - приятно, надо помыться... Вот и все.

Тамара Ляленкова: Как вам кажется, Ольга, запах зависит от формы и цвета растения?

Ольга Ирисова: Цвет, форма, место его произрастания, морфология, настолько все гармонично увязано с результирующим, тем, что он выдает, запахом, и с человеком, его характером, его психотипом, его внешними данными. Например, масло мимозы практически любят женщины, юные где-то до 30 лет, эгоцентристы, обидчивые, вот, мимоза, сворачивающееся, мягкое такое, нежное растение - быстро краснеющие, реактивные такие натуры, которые мир рассматривают через призму своих желаний. Масло розы у меня ассоциируется с Маргарет Тэтчер, например. Это масло радикальных женщин, которые в жизни чего-то достигли, они выбирают это масло, оно устойчивое, оно понятное, не так подвижное, как мимоза, например, прагматичное, и, в общем-то, подходит к женщинам, которые в жизни уже свое поняли, взяли, можно сказать, что находятся в зрелом периоде.

Тамара Ляленкова: Самую значимая часть запахов традиционно приходит с Востока, значит ли это, что собственные, родные не работают в ароматерапии?

Ольга Ирисова: Есть предпочтения, конечно, мы люди, допустим, северных широт, конечно, предпочитаем больше хвойную, можжевеловую гамму, полынную - понятных нам растений, растущих в нашей полосе. На Востоке это всегда сладко-пряные запахи, корица, ваниль и так далее, но у человека есть генетические корни, но есть еще и фенотипические свойства, которые он приобретает в результате нахождения в каком-то социуме, в общем-то, сейчас в жизни все перемешано, и так бы жестко я не стала говорить - что вот, у нас, в России, должны быть предпочтения вот этих запахов и не должны любить, например, туберозу или корицу, которая у нас не произрастает.

Тамара Ляленкова: У каждого растения есть своя родина. Где специалисты покупают, ну, скажем, жасмин?

Ольга Ирисова: Лучший жасмин, считается, растет в Египте. Лучший жасмин собирают с определенных полей, ночью, до раскрытия цветка, под определенной фазой луны, и урожай с поля может быть 10 килограммов, может быть 300 граммов... На самом деле, каждая культура имеет свою родину, где она максимально может дать нам те компоненты, которые нужны в практике. Поэтому обычно этот круг регионов - он известен специалисту, и этот специалист ездит туда и там выбирает тоже. Бывает неурожай этой культуры. Едешь во второстепенный по значимости регион и берешь его там. Не существует хороших и плохих масел, потому что во всем мире существует распределение и специализация по определенным культурам. Известно уже всем, что в Австралии растет чайное дерево, которое весь мир закупает, но в Австралии то чайное дерево, которое используется в медицине, растет на определенном склоне, в одном месте. Все остальные - поля распахиваются, мелиорируются болота, рассаживаются механическим путем кусты чайного дерева, посыпаются различными химическими удобрениями, и все это идет в практику не медицинскую, а в любую другую. То масло, которое получают для медицины из чайного дерева - кусты подсаживаются в естественные, дикие популяции, биоценозы, и убираются ручным путем. И урожай его - считанные десятки килограммов, не тонны, не бочки. Понимаете, развитие ароматерапии ограничено маленьким количеством экологически чистого сырья масел...

На самом деле, вот Россия - она отличается духовностью, на Западе ароматерапия выглядит немножко прикладно, в виде релакс-практики. В духовных практиках это мало применяется, это какое-то келейное ощущение ароматерапии. У нас ароматерапия может вообще выйти совершенно на другой уровень. У нас совершенно другое образование, другие интеллектуальные возможности, другие абсолютно ощущения души, и поэтому для нас ароматерапия - это практически ощущение России, во всем ее многообразии.

XS
SM
MD
LG