Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анна Никитина


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Создание в России института мировых судей призвано ускорить рассмотрение определенной категории гражданских дел, разгрузить федеральные суды, однако, процесс создания института мировых судей идет достаточно медленно. О проблемах, возникающих в этой сфере и положении уже назначенных мировых судей, мы поговорим с гостем сегодняшней программы, мировым судьей и председателем Совета мировых судей Петербурга Анной Никитиной.

Анна Анатольевна, вот федеральный закон о мировых судьях в России появился вновь в 1998-м году. Говорю - вновь, потому что, как мы слышали в репортаже нашего корреспондента Любови Чижовой (Смотри материал Восстановление института мировых судей в России), этот институт существовал в царской России до революции. Однако, до сих пор эти судебные органы не заработали в полную силу. Что, на ваш взгляд, больше всего тормозит этот процесс?

Анна Никитина: Это действительно очень сложный процесс. Становление института мировых судей проходит небезболезненно в любых регионах Российской Федерации, в том числе и в Санкт-Петербурге. В Санкт-Петербурге институт мировых судей начал формироваться в 2001-м году. Первые мировые судьи приступили к работе в марте месяце. На сегодняшний день назначены 84 мировых судьи, хотя должно их быть 211.

Татьяна Валович: Почему именно такая цифра, как формируется этот институт, это как-то участки разбиваются, по населению, или как это происходит?

Анна Никитина: Да, территория Санкт-Петербурга разбита на судебные участки. Таких судебных участков у нас 211. Каждый мировой судья в границах своего судебного участка осуществляет правосудие, и граждане, проживающие в границах судебного участка, могут обратиться к тому мировому судье, на чьей территории они проживают. А количество мировых судей в числе 211 предусмотрено федеральным законом Российской Федерации о численности мировых судей в регионах Российской Федерации.

Татьяна Валович: Есть ли отличия какие-то в процессе становления института мировых судей в Петербурге от других регионов от Москвы?

Анна Никитина: Да, безусловно, и не только от Москвы. Потому что в Санкт-Петербурге мировые судьи наделены статусом юридического лица, это новшество, которое закрепило законом о мировых судьях Санкт-Петербурга Законодательное собрание Санкт-Петербурга. В этом есть как свои плюсы, так и, безусловно, минусы. Работать очень сложно, потому что, будучи наделенными статусом юридического лица, мировые судьи вынуждены помимо своей профессиональной деятельности, отправления правосудия, осуществлять еще административно-хозяйственные и руководящие функции, так как каждый мировой судья является руководителем судебного участка. Мы принимаем на работу своих секретарей, начисляем им заработную плату, выплачиваем налоги, делаем бухгалтерские отчеты, занимаемся обеспечением своего судебного участка материально-технической базой, и все в таком духе.

Татьяна Валович: А остается-то время судить тогда? Как же это сочетать все можно?

Анна Никитина: Да, времени судить у нас остается очень мало. Мы, конечно, стараемся максимально заниматься своей профессиональной деятельностью, но, на самом деле, 70 процентов времени у нас уходит на хозяйственные вопросы.

Татьяна Валович: А вообще вы имеете каких-то помощников для организации своего процесса? Это установлено законом или нет?

Анна Никитина: Законом установлено, что аппарат мирового судьи состоит из секретаря, судьи и секретаря судебного заседания. Два этих помощника, если их так можно назвать, они помогают только в профессиональной деятельности судьи, все остальное ложится на плечи самого судьи. И законом не закреплено, что мировой судья может иметь каких-то внештатных сотрудников. Хотя, в принципе, поскольку мировые судьи финансируются из местного бюджета, из бюджета администрации Санкт-Петербурга, предусмотрена незначительная сумма. на которую мировой судья может по договору взять себе на работу бухгалтера, уборщицу, курьера, или администратора, но на все эти должности, которые только что я перечислила, у нас предусмотрено всего 1100 рублей в месяц.

Татьяна Валович: То есть, нужно выбирать, или приглашать бухгалтера, хотя непонятно какой бухгалтер пойдет за такую сумму, или приглашать уборщицу?

Анна Никитина: Совершенно верно. Очень трудно сделать выбор, что важнее. Если я возьму бухгалтера, у меня не останется денег на уборщицу, а если возьму уборщицу, то бухгалтерские функции придется выполнять самой. С другой стороны, мировые судьи нашли выход из этой ситуации и в тех районах. где назначено несколько мировых судей, они объединяются и берут на работу одного бухгалтера на несколько судебных участков. Но такая ситуация есть не во всех районах города, потому что во многих районах назначены один, два, три мировых судьи, и они находятся в разных местах чисто территориально, и бухгалтер за такие деньги не будет бегать по всему району города, чтобы выполнять свои функции.

Татьяна Валович: Но пока вы говорили только о минусах того, что мировой судья в Петербурге - юридическое лицо. Каковы же плюсы?

Анна Никитина: Среди плюсов можно назвать следующую проблему. Недавно в газете "Известия" была напечатана статья, которая называлась: "Все ушло на склад" - про столичных мировых судей. Там говорилось о том, что несмотря на то, что местным бюджетом Москвы предусмотрено финансирование, около 100 миллионов рублей, на материально-техническое обеспечение деятельности мировых судей, закуплена оргтехника, закуплены другие материалы для успешной работы мировых судей, но, к сожалению, до мировых судей эти материалы не доходят, впрочем, как и сама оргтехника. Она где-то хранится на складе, складов корреспонденту "Известий" обнаружить не удалось. В Санкт-Петербурге ситуация несколько иная. Благодаря статусу юридического лица у мировых судей весь бюджет должен быть занесен в смету каждому мировому судье, и мировой судья согласно смете индивидуально сам распоряжается статьей бюджета на приобретение оргтехники, хозяйственных или канцелярских товаров, почтовые расходы, таким образом мировые судьи могут приобрести именно ту оргтехнику, которая именно ему необходима в данном судебном участке. Запросы у всех разные, поэтому это очень удобно.

Татьяна Валович: Анна Анатольевна, само понятие мировой судья означает нахождение компромисса, примирение сторон, и, как мы слышали в репортаже, в общем-то, мировой судья должен быть более человечным и не сажать, в основном, а стараться найти какое-то компромисс. Что в действительности происходит, какие дела, какой подсудности может рассматривать мировой судья?

Анна Никитина: "Не сажать" - неправильное выражение, потому что мировому судье подсудны уголовные дела с максимальным предусмотренным наказанием, не превышающим трех лет лишения свободы. То есть, мы, безусловно, должны действовать в рамках закона, и, если потребуется лишение свободы до 3 лет, мы можем в своем приговоре вынести. Что касается подсудности по гражданским делам, то это, прежде всего, расторжение браков, раздел имущества между супругами, независимо от суммы иска. Другие брачно-семейные споры, кроме тех, где существует спор о детях. Очень большая часть гражданских дел - споры по трудовому праву, все споры подсудны мировому судье, кроме восстановления на работе. Судебно-приказное производство, независимо от суммы, другие имущественные споры - до 500 МРОТ.

Татьяна Валович: То есть, например, у меня протечка какая-то, я хочу подать в суд на соседей, на ЖЭК, я могу обратиться к мировому судье?

Анна Никитина: Совершенно верно, если сумма вашего иска не превышает 500 минимальных размеров оклада труда.

Татьяна Валович: Анна Анатольевна, согласно социологическим опросам в России сейчас нет доверия к судам, люди видят, как отправляется правосудие, насколько это долго, часто видят, что судья может быть и коррумпирован, будет ли мировой судья пользоваться доверием, и что для этого нужно?

Анна Никитина: Во-первых, для этого нужно время. Но уже сейчас граждане, которые, побывав в федеральном суде, разочарованные судебной системой, попадают с таким же разочарованием к мировому судье бывают несколько удивлены, что разрешение спора происходит не годами, а считанными неделями.

Татьяна Валович: А есть какие-то конкретные сроки рассмотрения дела, когда люди обращаются к мировому судье?

Анна Никитина: Конечно, они предусмотрены, как Уголовно-процессуальным, так и Гражданско-процессуальным кодексами. Срок рассмотрения гражданского дела по исковому производству - 1 месяц. Но, к сожалению, ни федеральные суды, ни, подчастую, мировые, по ранее указанным причинам, не успевают уложиться в этот месячный срок. Но у мировых судей надежда, что мы будем укладываться в него гораздо больше.

Татьяна Валович: А насколько мировой судья независим в своих решениях?

Анна Никитина: Он независим в своих решениях, но, конечно, трудно быть независимым, когда мировой судья как юридическое лицо вынужден сдавать бухгалтерские учеты в налоговую инспекцию того района, где расположен его судебный участок, и в то же время рассматривать исковые заявления инспекции Министерства по налогам и сборам. Но это в шутку сказано... Безусловно, мировые судьи независимы, как любые другие судьи судебной системы.

Татьяна Валович: Но вот зачастую бывает так, что видят граждане, что эти судьи достаточно не независимы... Вот проблема выбора судей. В федеральном законе записано, что мировым судьей может стать или посредством назначения человек, или посредством выборов, но ни в одном из российских регионов выборов не происходило, мировые судьи были только назначены. Как вы считаете, такое назначение само по себе дает независимость судьям, или все-таки они будут зависеть от депутатов, от госвласти, через 5 лет они опять будут назначаться?

Анна Никитина: Это очень сложный вопрос, потому что сама процедура назначения мировых судей очень трудоемка. Мировые судьи, прежде всего, будут назначены судьями, проходят не только законодательное собрание, но и еще ряд инстанций, где они поэтапно получают рекомендации. Что касается сравнения - назначение Законодательным собранием Санкт-Петербурга или выборами, то я думаю, что если назначение мировых судей проводить путем выборов - это очень трудоемкий процесс. Ни Санкт-Петербург, ни другие регионы Российской Федерации, я думаю, еще не готовы к такой процедуре назначения. Трудно представить себе, как рядовой юрист будет проводить предвыборную кампанию на стадии выборов на свою должность.

Татьяна Валович: В некоторых региональных средствах массовой информации появилась информация о том, что мировыми судьями становятся люди достаточно неквалифицированные, или даже те, кто не имели опыта работы служителей Фемиды. Как бы вы могли прокомментировать? Возможно ли такое в Петербурге?

Анна Никитина: Я думаю, что совершенно невозможно, потому что прежде, чем быть назначенным мировым судьей, юристы сдают квалификационный судейский экзамен, при судебном департаменте есть экзаменационная комиссия, которая состоит из профессиональных судей городских судов и районных федеральных судов. После этого мировые судьи "проходят" квалификационную коллегию судей и получают, или не получают рекомендацию. И затем еще комиссия по правопорядку Законодательного собрания, и только потом - назначение. Отбор очень жесткий, и только профессионалы, имеющие опыт работы, имеют право быть мировыми судьями.

Татьяна Валович: Анна Анатольевна, вот вы как уже давно работаете и сколько дел пришлось лично вам рассмотреть?

Анна Никитина: Я работаю с 26 декабря 2001-го года и рассмотрела порядка 100 дел.

Татьяна Валович: Как вы видите, насколько меняется мировоззрение людей, которые обращаются к мировому судье? Как они относятся, настороженно, с доверием, с недоверием?

Анна Никитина: Я думаю, что доверие к судебной системе после посещения гражданами мировых судей повышается.

Татьяна Валович: А вообще, вот что происходит в этой сфере? Понятно, что пока, конечно, не столкнешься с ситуацией, когда тебе нужен судья, то люди и не знают, где их найти, как обстоят эти дела, где можно найти мировых судей в Петербурге?

Анна Никитина: Это самый сложный вопрос, потому что найти мировых судей бывает порой найти вообще невозможно, потому что мировые судьи не обеспечены ни помещениями, ни телефонами, поэтому искать их надо долго, кропотливо, начиная, наверное, с федеральных судов, потому что только там, где в их районе расположены мировые судьи, частенько мировые судьи размещаются в залах федеральных районных судов, но часто можно найти мировых судей и в "красных уголках", и в советах ветеранов районов, и в муниципальных образованиях, и в администрации, так как своих помещений у мировых судей пока нет.

Татьяна Валович: Престижно ли быть мировым судьей?

Анна Никитина: Мне бы хотелось, чтобы это было так.

Татьяна Валович: А сейчас какое отношение со стороны государства?

Анна Никитина: Очень низкий статус, хотя так не должно быть.

Татьяна Валович: А сколько получает мировой судья, если это, конечно, не секрет, не военная тайна?

Анна Никитина: Это, конечно, не секрет - порядка пяти тысяч рублей в месяц.

Татьяна Валович: Я слышала такое, просто разговаривала с одним из секретарей мирового судьи, и они говорят: "А мы не хотим становиться мировыми судьями, потому что мы не будем получать больше, из-за того, что оклад мирового судьи - это проценты от оклада федерального судьи, а у нас идет, как у госслужащих, повышение все время бюджетной сетки", - это действительно так?

Анна Никитина: Да, это действительно так. На сегодняшний день мои секретари получают заработную плату выше, чем я.

Татьяна Валович: И где же здесь найти какие-то демократические выходы из ситуации, кто же будет становиться, ведь поэтому, наверное, и нет у нас мировых судьей?

Анна Никитина: И поэтому тоже... А найти можно - повышать зарплату судьям.

Татьяна Валович: На вашем личном опыте - не страшно быть мировым судьей, какая у вас степень защиты, ведь могут подстеречь в той же подворотне, если вы решили не так?

Анна Никитина: Вы знаете, до подворотни, я думаю, дело не дойдет. Подстеречь можно именно там, где я работаю, потому что никакой охраны, никаких приставов у мировых судей нет. И у мировых судей уже были конфликты с гражданами, в основном, мировые судьи - молодые женщины, и совершенно никакой надежды на то, что мы будем защищенными, у нас нет. Страшно? Нет. Наверное, не страшно. Слишком большая у нас нагрузка, чтобы еще тратить свое время на страх.

Татьяна Валович: Готовясь вчера к программе, я заглянула в электронный толковый словарь, где мировой судья квалифицируется как "относящийся к установлению мирных отношений между спорящими сторонами". И в скобках было написано "устаревшее". Очень хочется, чтобы это примечание скорее исчезло из наших толковых словарей...

XS
SM
MD
LG