Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сусанна Тартаковская


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Зависит ли что-нибудь в современной России от мнения ее граждан? Хотят ли граждане влиять на жизнь своего города, района? Сегодня в нашей программе будет принимать участие жительница Петербурга Сусанна Тартаковская.

Сусанна Михайловна, вчера, когда вы позвонили к нам в редакцию, вы сказали, что невозможно не принимать близко к сердцу то, что происходит в городе, а сейчас одна из самых муссируемых в средствах массовой информации тем - подготовка города к 300-летию. На ваш взгляд, взгляд простого жителя города, то, что связано с юбилеем, что происходит в городе - каково ваше отношение? Как вы считаете, те деньги, которые выделяются, будут ли они использованы по назначению. Или если бы была, скажем, ваша воля, на что вы бы, в первую очередь, направили деньги, выделяемые бюджетом России на то, чтобы привести город к какому-то благоустроенному виду?

Сусанна Тартаковская: Вы знаете, я считаю, что то, что сейчас происходит, это просто стыдно. Бесконечное клянчение денег, однако, есть масса вещей, которые не требуют никаких финансовых затрат. Надо просто, чтобы душа болела за это дело, и чтобы хотелось действительно сделать доброе для людей. Посмотрите, сколько денег съел Ледовый дворец, по сути дела, дубликат СКК. Хоть сколько-нибудь к такому знаменательному дню, как 300-летие города, надо было расселить очередь стоящих за жильем. участников войны, которые умирают в коммуналках, не дождавшись отдельного жилья. Этого не сделано. Я не хочу поворачиваться назад и вспоминать, как было при советской власти, я хочу смотреть вперед, но понимаете, волей-неволей целый ряд сравнений не в пользу нового. Худо-бедно очередь двигалась, сейчас вообще неизвестно, на что деньги уходят. И вот такое ощущение, что, как говорится, босиком, но при галстуке. Вот у нас я живу на Васильевском, говорили, я живу дом 15 на Второй линии, а дом 17 - малая родина Путина, ну что, покрасили первый этаж, подворотню побелили, все, что видно из окошка машины приведено в порядок...

А что мы получили от наших предков и что мы оставляем потомкам на этой улице - это не передать вам словами. Это была красивая улица, сейчас это зигзагообразная тропинка с какими-то братскими могилами вместо газонов. Пообещал нам Яковлев лично мне, я с ним говорила по телефону, когда спилили все деревья: "Не волнуйтесь, у вас будут вместо тополей зато липы". Вот липами это и оказалось, липовые липы, к сожалению.

Татьяна Валович: Ну, на ваш взгляд, все-таки идет какое-то благоустройство Петербурга?

Сусанна Тартаковская: Нет, не идет. О народе никто не думает. Таким образом формируется менталитет наш, потому что нас все время унижают, человеку дают понять, что любые его усилия противостоять как-то этому произволу обречены. Наш дом второй год без металлической крыши, сейчас дожди все заливают, потому что за определенную взятку дали неправильное, неправомочное разрешение строить у нас в доме мансарды. Долго рассказывать почему это технически просто преступно, суд мы выиграли, но крышу никто не закрывает, и вот сегодня такой дождь, у людей, живущих на шестом этаже, все течет, и никому до этого дела нет. И когда я говорю: "Люди, так вы пойдите", - у людей опускаются руки. Да, во время советской власти было много лицемерия, двойные стандарты, но хоть видимость была, что можно позвонить в райком, ну, к какому-то начальнику, тот сделает вид, что он наказал кого-то, ну хоть что-то. Сейчас даже этого нет. А так, с одной стороны, вроде хорошо, нет этого лицемерия, но сейчас есть другое, сейчас - жуткий, ужаснейший цинизм, и вот такая наглость, и все, и в открытую тебе говорят.

Татьяна Валович: Как вы считаете, может это происходит потому, что люди позволяют над собой такие эксперименты ставить?

Сусанна Тартаковская: Я с вами в какой-то степени согласна. Но я вынуждена защитить этих людей, в числе которых и я нахожусь. Вот скажите, нас заставляют жить по законам, которые только могли издать в палате №6 у товарища Чехова. За лифт, за уборку лестницы, мы платим не с человека, который пользуется этим лифтом, ходит по лестницам, а с каждого метра общей площади. Кстати, когда многодетные получают льготу, им только жилая площадь засчитывается, и что люди могут сделать? Абсолютно ничего. Их обманывают, такое впечатление, что это большой лохотрон.

Татьяна Валович: Сусанна Михайловна, вы мечтали кем-то стать в детстве?

Сусанна Тартаковская: Мое детство попало на годы войны. Когда я училась, были такие моменты... Достаточно вам сказать, я была свидетелем, как мой одноклассник повесился из-за того, что он съел выданную накануне и полученную его матерью порцию муки, которую давали на карточки. Он ее от голода съел, и от страха перед наказанием за то, что он сотворил, он повесился. Тогда мы, как могли, помогали, работали на подсобных хозяйствах, в совхозах, это во время войны, поэтому не до этого было. Я занимаюсь, в общем-то, своим любимым делом, не могу сказать, что я мечтала или не мечтала о нем, но медицина - это такое дело... Дочь у меня врач-рентгенолог, внуки у меня, у дочки четыре сына, то есть, у меня четыре внука, самому старшему 18 и маленькому - 5 лет. Самое главное, что бы я хотела, понимаете, это не каждому дается - чтобы у него появилось непреодолимое желание стать кем-то. Когда у человека есть мечта такая, ему легче выбирать, легче жить и радоваться жизни потом. Но не каждому это дано, поэтому многие еще ориентируются, просто здравым смыслом руководствуются, выбирая профессию, старший - он ведь гуманитарий у меня, Федя, а вместе с тем поступил на факультет технической кибернетики в Политех.

Татьяна Валович: А как вы думаете, сейчас молодежь, выбирая профессию, чем руководствуется в первую очередь?

Сусанна Тартаковская: Я плохо знаю остальную молодежь. Я ее очень жалею, потому что то, при помощи чего формируется сейчас характер нашей молодежи - мне эту молодежь от души жалко. Когда вот такие вещи, цитадель здоровья, стадион для мальчишек, а там висит транспарант во всю ширину этого стадиона "Три волны удовольствия", рекламирующий пиво. И когда я объясняю своим мальчикам, что пивной алкоголизм хуже наркомании - он неизлечим - они на меня смотрят как на динозавра, потому что по всем телевизионным передачам, по мосту, везде, кругом - реклама пива. Причем, вы понимаете, когда-то пить из горла было признаком самого последнего уже опустившегося человека. А сейчас - это шик, это мода, стоит молодая симпатичная девочка на площадке трамвая, и из горла пьет пиво, даже не воду. Поэтому очень сложно. Мне очень жалко этих молодых, потому что у них нет ориентиров, и тут уже кому как повезет, кто в какой семье родился, кто из родителей может по максимуму отдаваться воспитанию своих детей.

Татьяна Валович: Вы затронули вопрос и доступности образования...

Сусанна Тартаковская: Да я хочу сказать, опять-таки незлым словом вспомнить нашу администрацию, деньги просят, клянчат, а на что все это идет. Почему не сделать, вот у нас во дворе огромный двор, но в нем стоит от 12 до 18 автомашин, хотя рядом есть великолепное место для многоэтажного гаража, чтобы государство получало доход, и люди имели, где хранить свои машины, а во дворе сделать площадку, чтобы дети тренировались в баскетбол там. Каждый бы помог, каждый из жильцов принял бы участие, но никому до этого дела нет, а потом удивляются.

Татьяна Валович: А вы пытались рассказать местным властям? Ведь у нас сейчас создано местное самоуправление в Петербурге и в России, как-то донести чиновникам свою позицию?

Сусанна Тартаковская: Я хочу вам сказать следующее. Я живу в шестиэтажном угловом доме с мусоропроводом, и уже вам говорила, что мы платим с каждого метра за пользование, и у нас во дворе нерадивые строители, не знаю, кто, поставили, при наличии мусоропровода, шесть огромных ящиков для сбора мусора. Нам - жильцам этого дома - не нужно было этого, и кому не лень заносил к нам во двор... Ну, крысы, мухи, вонь, и так далее. Вы будете смеяться, как говорят в Одессе, но, тем не менее, никому до этого не было дела. Я два года занималась эвакуацией этих ящиков. Причем, когда я что-то требую или критикую, у меня всегда есть альтернативное предложение, я им показала место, где действительно должны стоять эти ящики, это по поводу обращения к местным властям - через два года мне удалось их все-таки выдворить оттуда. Обижаться на жильцов, которые равнодушны были к этому - у них просто свой опыт бесполезности обращений, а мне повезло.

Татьяна Валович: Что же, это замечательно, это маленькая победа больших людей... Сусанна Михайловна, и все же, возвращаясь к теме 300-летия Петербурга - какой самый лучший подарок был бы для города к его 300-летию?

Сусанна Тартаковская: Добровольная отставка господина Яковлева.

Татьяна Валович: Почему вы так считаете?

Сусанна Тартаковская: Я вам скажу честно и откровенно. Как человек он мне никогда не импонировал, я думаю, вы догадываетесь, почему это было очевидно. Но знаете, как бывает в семье - муж и пьянчуга, и еще что-то, но с золотыми руками, или наоборот - умная, светлая голова, но безрукий. Я думала, что личные качества нашего мэра - одно дело, а вот его хозяйственные, профессиональные качества должны будут себя как-то проявить. Ждет синее море... Так и с нами петербуржцами получилось. Первые четыре года по нулям, ну, разбег, вторые четыре года, уже половина этого срока пошла, вы меня извините, не хочу как-то нецензурно выражаться, цензурно мене слов не подобрать... Но вы посмотрите, что делается. Вот элементарные вещи. "Содрали" с Запада на остановках транспорта стекло. Что там во всех странах? Там висит расписание всех видов транспорта, проходящих и останавливающихся на этой остановке. У нас что? Реклама табака или пива - эликсир жизни. Понимаете... И находишься как будто ты в предродовом отделении, не знаешь, когда начнутся схватки, не знаешь, кто родится, кто подъедет, во сколько подъедет, мало транспорта - напиши расписание: один трамвай в час, в пять часов, допустим, в шесть, и человек будет волен выбирать, идти ли ему пешком, ползти по-пластунски, или еще как-то... А мы... Опять же. Это наплевательское отношение к людям.

Татьяна Валович: Но вот сейчас губернатор города Владимир Яковлев говорит, что, возможно, он будет выдвигаться и на третий срок, и теоретически такая возможность у него есть? Проголосуют ли? Ведь выбирали горожане его.

Сусанна Тартаковская: Вы знаете, что, вы будете удивляться, может быть, естественно, он не святым духом попал, хотя и святой дух тоже присутствовал, и он отрабатывал этому святому духу, чему даже я свидетель... Но я вам должна сказать, что если вы проедете в транспорте, в любом трамвае, и зайдет разговор о политике, а он все время происходит, удивляешься, каким образом все-таки он был выбран. Все открещиваются. "Я за Яковлева? Да Боже упаси, я за него не голосовала". Но голосовали, но сейчас стыдно в этой ошибке признаться, не у всех хватает смелости сказать: "Да я за него голосовала, но ошиблась". Все отнекиваются...

Татьяна Валович: Вы принимаете вообще участие в выборах?

Сусанна Тартаковская: Каждый раз говорю, что не буду ходить, и каждый раз хожу.

XS
SM
MD
LG