Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Светлана Егорова


Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Татьяна Валович: Почему люди становятся коллекционерами? Что ими движет, и как увлечение меняет мировоззрение - об этом и многом другом мы будем сегодня говорить с коллекционером Светланой Егоровой, в коллекции которой более 900 изображений кошек. "301 кот в 301-й год - кошачья мозаика", - ваша выставка открылась в Елагино-Островском дворце Петербурга. Давайте послушаем рассказ о выставке корреспондента Радио Свобода Татьяны Вольтской:

Татьяна Вольтская: Вообще-то, сначала выставку хотели назвать "Похитители наших сердец", но когда коллекционер Светлана Егорова привезла в музей предметы из своей коллекции, оказалось, что коллекция будет состоять из 301-го кота. Началось все вполне невинно, говорит сотрудница Елагино-Островского музея Анастасия Салова:

Анастасия Салова: Ей когда-то ребенок, сын ее, подарил сделанного вручную деревянного кота, окрашенного в зеленый цвет, потом она заметила, что стала останавливаться на предметах - именно кошках, стала заходить в сувенирные лавки, заказывала работы у мухинских студентов. Потом родственники и друзья заметили, что ее интересуют только коты, и ей все стали дарить котов, на выставку очень много работ принесли.

Татьяна Вольтская: Теперь кошачьих предметов в собрании более 900. Первые фигурки кошек были с Ленинградского фарфорового завода, потом Светлана Егорова стала наведываться в магазины, салоны, художественные галереи, потом не поленилась съездить в Гжель. На выставке целая витрина голубых гжельских кошек: кошки-тарелки, солонки, масленки. Кроме них есть кошки-матрешки, янтарные кошки из Калининграда, керамические кошки-колокольчики из Каунаса, кошки-свистульки из Абрамцевской мастерской, серьги, колье и кольца, кошки из бивня мамонта, раздобытые в Архангельске, кошка из моржовой кости, не говоря уже о картинах, вышивках, гобеленах, скульптурах.

Анастасия Салова: Бутылки в виде котов, крышка бисером вышита. На открытке мы пили вино, где были этикетки с изображением котов, а кто не пил вино - пил молоко.

Татьяна Вольтская: Особенно необычными кажутся немецкие часы-тарелка, где вместо цифр - коты. Коты повсюду - на блузках и шарфах, постельном белье и визитках, галстук с кошачьим рисунком и кошачьей булавкой, бесчисленные кошачьи сувениры, и даже метровый индонезийский кот-охранник из пенного дерева. Но, по-моему, самый впечатляющий кот смотрит с одной тарелки - это портрет кота царя Алексея Михайловича с гравюры 1661-го года, а самый разбойный кот - французский - выглядывает из мусорного бачка, зажав в лапе рыбий скелет. Кроме того, говорят, что если погладить кота-охранника из пенного дерева, то хорошее настроение обеспечено. Впрочем, на кошачьей выставке оно обеспечено и так.

Татьяна Валович: Конечно, как говорится, лучше один раз увидеть, чем триста раз услышать, надеюсь, наши слушатели, услышав информацию о выставке, заинтересуются и посетят ее... Светлана, а вот если бы ваш сын подарил вам не кошку, а собаку, вы бы начали собирать коллекцию, связанную с собаками?



Светлана Егорова: Думаю, нет. Где-то очень глубоко в моей натуре у меня образ кошки ассоциируется с образом женщины. А основное, что я выделяю - это свобода, а кошку никогда не приручить.

Татьяна Валович: На ваш взгляд, почему кошка стала таким притягательным для человека животным, с ней связано множество легенд, она присутствует в мифологии, фольклоре разных стран, кот входит в число 12 животных, имя которых носят годы китайского календаря, нередко, как уже вы сказали, качествами кошки наделяют и человека, описывая его внешность и характер - грациозна, как кошка, хитра, как кошка, вот что такое кошка для вас?

Светлана Егорова: Я сначала на первую половину вам отвечу. Прежде всего, думаю, кошка создана, - это говорит история, - чтобы жить рядом с человеком. Сегодня неудивительно, что американские парапсихологи считают ее единственным существом, которое создано для расчищения энергетических полей для человека, то есть, это и чакра, знаменитая сеть, которую мы изучаем и понимаем, которая как бы создает и служит человеку. Это единственное существо, которое служит, чтобы расчистить эти энергетические потоки. В мире еще никто не придумал в науке такого прибора, которым обладают эти замечательные зверьки, когда они вам урчат и перебирают лапками, они вам доверяют, вас лечат и очень любят.

Татьяна Валович: А что лично вас с кошками связывает?

Светлана Егорова: Это просто какой-то порыв души, требуется состояние моей души, и это как-то вошло в мою жизнь, я бы сказала, неожиданно, и мне бы хотелось, так как мы с вами говорим о котах, создать в студии чуть-чуть кошачьей ауры и поэтому я хотела бы вам предложить оду, посвященную милому, мудрому и очень ласковому существу.

Отчего так таинственны кошки, отчего так прекрасны они, их глаза - изумрудные брошки, в них горят и блуждают огни, и они грациозны, как львицы, шкурка их, как лебяжий пушок, одна кошка чернее смолицы, а другая - как белый снежок, и когда у камина удобно лягут кошки январским деньком, их мурлыканье, песне подобно, согревает оно целый дом. Я люблю это чудо на ножках, слава мудрым, таинственным кошкам...

Что лучше можно сказать об этих мудрых и таинственных животных?

Татьяна Валович: Светлана, выставка все-таки называется "301 кот в 301-й год", такая прослеживается связь, Петербург отметил 301-й день рождения, а вообще, вы изучали вопрос, как кошки связаны с историей Петербурга?

Светлана Егорова: Обязательно. Прежде всего, они считают себя основателями Санкт-Петербурга, кошки, и у них для этого имеются серьезные аргументы, так как, если верить историкам, современники считали, что Петр Первый очень похож на кота, Петр Первый был праправнуком Федора Кошки, и если бы в XIV веке русские фамилии уже устоялись, то мог бы и называться и родиться у нас Петр Алексеевич Кошка, в лучшем случае - Кошкиным. Это значит, кошка - основатель Санкт-Петербурга. У Петра Первого, правда, были большие проблемы с котами. По одной из городских легенд, вскоре после того, как Петербург был основан, кошки все ушли, и причиной их недовольства послужила жестокость царского повара. Живший при дворе кот из лучших побуждений принес на кухню и положил на блюдо свежепойманного мышонка, но его не поняли и побили. Петр Первый велел вернуть кошек и больше не обижать, поскольку понимал, что без них расплодятся крысы. Солдаты ловили беглянок, сажали в мешки и везли обратно в новую столицу.

Татьяна Валович: Откуда вы черпаете такие легенды, истории, есть специальные издания, или вы выискиваете в архивах?

Светлана Егорова: Мне очень много материалов приносят знакомые. Малейшая появляется заметочка, мне приходит, а потом я параллельно собирала очень много книг о кошках, читала, изучала, и еще больше в них влюблялась.

Татьяна Валович: А есть ли какая-то порода кошки именно петербургская? Петербург был построен, сюда кошек привезли, поэтому, наверное, таких пород нет, или их выводят?

Светлана Егорова: У нас в Петербурге есть еще другая кошачья редкость. Филинологами выведены две местные породы. Это невская маскарадная и петербургский сфинкс. На взгляд он совсем голый, ушастый, с восточным разрезом глаза и завивающимися ушами.

Татьяна Валович: Но, в основном, это уже выведенная порода. А так, кошки они все-таки привезены были в Петербург, исторически?

Светлана Егорова: Исторически - да, еще второй раз у нас как бы коты, когда я говорила, у Петра Первого они убежали, и второй раз, это уже не легенда, коты исчезли из города во время блокады, многие блокадники обязаны кошкам жизнью. А в 1943-м году весной из Ярославской области были привезены 4 вагона дымчатых котов-крысоловов.

Татьяна Валович: Да, это была программа борьбы с грызунами. Кстати, сейчас тоже активно борются с грызунами, но химическими методами, кошек все реже можно встретить на улице. Что вы думаете по поводу негативного отношения горожан к бездомным кошкам?

Светлана Егорова: Я вам могу сказать только одно, что существует поверье, в силу того, что я вам говорила, о том, что такое кошка в жизни человека, что тот, кто обидит кота, в седьмом поколении будет нести ответственность, берет на себя большой грех.

Татьяна Валович: Светлана, а какими критериями вы руководствуетесь при отборе экспонатов в свою коллекцию?

Светлана Егорова: Я этому училась у нашего единственного в России музея кошек, который создан замечательным человеком Андреем Абрамовым, и главный его принцип...

Татьяна Валович: А где этот музей?

Светлана Егорова: Он в Москве. В последнее время размещался в двухкомнатной квартире, но сейчас им дают муниципальный статус, я слышала, и они будут иметь, наконец, свое помещение, где смогут развернуто показать свое отношение к кошке. И главное, что здесь проповедовалось в этом музее - чистота кошачьей ауры. И когда он передавал свои экспонаты, то он не руководствовался тем, чтобы туда попадали полотна известных модных художников. Главное, как он мне говорил, чтобы у каждого экспоната была душа, и он всегда очень переживал, не дай Бог, чтобы не разрушили ему кошачью ауру в этом музее.

Татьяна Валович: То есть, для вас не принципиально, сделана эта фигурка кошки из малахита или из пластмассы?

Светлана Егорова: Абсолютно. Они настолько разные, они для меня все живые, несут свою энергетику и свое впечатление, это все передается необязательно, предположим, в малахите, агате, золоте, серебре, это можно прекрасно выполнить в стекле, глине, керамике. Как здесь говорили, кто побывал на выставке, что я очень люблю детские работы, предпочитаю их, в своей коллекции, и вот у нас есть интересный магазин, прямые поставки Гжели, первое время туда попадали ручные работы детей. При Гжели - там своя система подготовки мастеров, слава Богу, существует, не утеряна, и эти лучшие работы уже попадают в салоны магазинов, и это сразу понятно. У меня есть замечательная плакетка, с которой на меня смотрит просто потрясающий кот. Он, кстати, тоже находится на выставке. Сердца теплые, горячие, детские, они, как правило, как и это стихотворение, отражают истинную суть кошки.

Татьяна Валович: У нас в эфире слушатель.

Александр: Александр, Петербург. Как вы видите дальнейшую судьбу вашей коллекции? В музее, или она останется в семье?

Светлана Егорова: Я пока еще не думала на эту тему. До сих пор я как-то не оцениваю, как коллекцию, а живу среди этого всего, они пока все у своих магических свойств разместились в моем доме, и пока мне доставляют только удовольствие.

Татьяна Валович: А у вас это первая выставка?

Светлана Егорова: Да.

Татьяна Валович: Как пришло желание поделиться с окружающими всем тем, чем владеете, прийти в музей и сказать, "я хочу сделать выставку". Как у вас это получилось?

Светлана Егорова: Это опять, наверное, магические кошки. Так как я не верю в случайности, то думаю, это проделки моих кисок, собранных в коллекцию, наверное, захотели себя показать, я иначе это себе не представляю. На Елагином острове, давно это я знаю, так как я любительница кошек, существует замечательная традиция. Там показывают кошачье племя во всей красе, и придумали это петербургские художники Елена Горелова и Татьяна Саламатина. Они ее называли "Мартовские коты", потом пошла серия каждый год - "Впечатлительные коты", "Кошачья рапсодия", "Умные коты", в марте сюда каждый год приходила я со своими друзьями, влюбленными в кошек. В этом году состоялось мое знакомство с замечательным энтузиастом своего дела Ириной Константиновной Куковицкой, благодаря стараниям которой эта выставка появилась. Она мне предложила, заметив мой интерес к кошкам, сделать экспозицию. Потом я страшно переживала, было много сложностей, как разместить 301-го кота в экспозиции, технически это было сделать очень сложно. Правда, они, когда приехали отбирать, отобрали только около 150 котов. Но я была в потрясении, мне казалось что это будет очень маленький показ для людей, но во время упаковки они как-то сами по себе запрыгивали во все коробочки, и когда мы их посмотрели в выставочном зале, десантированных, оказался 301.

Татьяна Валович: То есть, это не специально было отобрано?

Светлана Егорова: Абсолютно, я клянусь вам, это 301 кот сам по себе пришел показаться Петербургу.

Татьяна Валович: Вы сказали, достаточно трудно было разместить 301 кота, а у вас в коллекции 900, вы храните изображения эти дома? Каким-то образом они помещаются?

Светлана Егорова: Я ведь оцениваю как – у меня там есть и ластики разные кошачьего образа, есть, например, для нового дома конфетти с изображением кота, свистульки, точилки, очень много стеклянных изделий, они маленькие, по-моему, весь Петербург у меня собран, мастера Петербурга.

Татьяна Валович: А какой экспонат вы бы точно не разместили в своей коллекции? Есть такой критерий?

Светлана Егорова: Нет, такого критерия нет.

Татьяна Валович: Тогда я задам вот какой вопрос: я, готовясь к программе, нашла очень интересную информацию - существует такой музыкальный инструмент, японская лютня - Семисен. Струны протянуты над звуковым корпусом, а этот самый звуковой корпус раньше покрывали змеиной кожей, а сегодня предпочитают кожу кошки. Наверное, такого экспоната у вас не будет?

Светлана Егорова: Боже упаси. К сожалению, я смотрю программы, и был вот такой сюжет, я была в шоке, как в Китае, когда говорили об их эпидемии, которая у этих восточных стран, и вот это поедание кошек, страшный образ белого кота, сидящего на кухне в клетке, перед тем, как его приготовят. Я, конечно, такие сюжеты смотреть не могу, выключаю, но в душе вот осталось то, что я вам сказала, кто поднимет руку на кота, ответит в седьмом поколении.

Татьяна Валович: В древней религии персов, зороастризме, упоминается, что убийство кошки - такое же серьезное преступление, как и убийство человека. А вот не изучали ли вы литературные образы котов, ведь очень много в литературе с этим связано? Для русских, может быть, это вот все начинается с детских сказок: "Кот ученый все ходит по цепи кругом..."

Светлана Егорова: У меня на эту тему есть экспонаты. Там и кот в сапогах, и улыбка чеширского кота присутствует, на этой выставке, и кто там еще из кошачьего царства - кот ученый, есть очень интересный экспонат, я приобрела на выставке "Юнивекс" очень интересное изделие, кованое литье, это возрождение мастерства, на выставке ему уделили внимание очень многие, и у меня есть в экспозиции подстаканник с котом ученым.

Татьяна Валович: Светлана, такое увлечение коллекционированием кошачьих образов как-то изменило ваше мировоззрение, подтолкнуло к изучению других проблем, связанных с этими животными?

Светлана Егорова: Конечно, когда начинаешь изучать любое дело, когда начинаешь изучать глубоко, появляется много интересного, интересных направлений, интересных мыслей, и самое главное, основное - я заражаю своих знакомых этим отношением и любовью. Я думаю, это самое главное, чего не достает сегодня нашим кошкам.

Татьяна Валович: А ваша профессиональная деятельность не связана с искусствоведением?

Светлана Егорова: Нет.

Татьяна Валович: То есть, вы стали этим заниматься по порыву своей души?

Светлана Егорова: Да.

Татьяна Валович: Считаете ли вы себя профессиональным коллекционером?

Светлана Егорова: Нет, конечно.

Татьяна Валович: Для коллекционеров очень важно общение с единомышленниками. Каковы ваши контакты и дальнейшие планы?

Светлана Егорова: В жизни я знакома с Юрием Куклачевым, может, в какой-то степени это привело к углубленному образу, с музеем кошек Андрея Абрамова, потом мои друзья тоже глубоко изучают, как-то трогательно, глубоко, для меня это самое главное.

Татьяна Валович: Некоторые психологи считают, что человек приходит к коллекционированию после того, как столкнулся с невозможностью осуществить свои желания в реальной жизни. На ваш взгляд, насколько правильно это суждение?

Светлана Егорова: На мой взгляд, оно неправильно, и вообще я думаю, что вот, как я еще не сказала самого главного, что пришла я именно к этому образу, так как в моем доме появилась первая живая кошка, которую мой сын подобрал на улице, стала членом нашей семьи, подчинила нас себе, и мы, изучая ее, поняли, что у нее можно многому учиться. Делить мы ее уже не могли, даже у нас с сыном были ссоры, с кем она будет вечером, поэтому в доме появился друг у нашей Дезы, белый кот Рикки, который лично мне отдал свою большую любовь, привязанность, и я это очень ценю, он меня очень понимал. Это редко можно встретить даже среди людей. Для меня очень большое как бы в жизни он имел значение.

Татьяна Валович: Насколько коллекционирование - затратное для вас увлечение? Ведь приобретение новых и новых экспонатов требует материальных затрат?

Светлана Егорова: Ну, это звучит так... Таких дорогих вещей у меня нет, потом четверть коллекции – подарки друзей и знакомых. Они мне дарят какие-то свои старинные вещи. Моя свекровь, например, Юлия Дмитриевна, мы высмотрели с моей двоюродной сестрой мужа бывшего у нее очень интересную композицию, кошка с веселкой, а ей это подарил отец в 30-х годах прошлого века, она была куплена. Он когда выезжал из Новороссийска на совещание в Москву, привозил какие-то подарки. Таким образом, была подарена кошка.

Татьяна Валович: Наверное, для вас любой экспонат дорог, но есть ли какой-то, с которым связана или история мистическая, или особенная любовь?

Светлана Егорова: Очень трудно сказать. Много историй... Просто так я не покупала. Даже если мне приносили, и я сначала его не ощущала, потом он каким-то образом входил, жил вместе с моими котами и очень радовал меня, поэтому я просыпаюсь всегда как бы в кошачьем таком царстве, у меня дома можно сказать, что кошкин дом, и очень многие говорят, что в моем доме можно поселить кота-эгоиста, который во всем может увидеть только себя.

Татьяна Валович: Такое ваше отношение к кошкам не вызывает изумления или пугливого отторжения, люди, когда узнают об этом, не говорят, "сумасшедшая"?..

Светлана Егорова: Не знаю. У меня определенный круг людей, которых я считаю своими друзьями, которые рядом со мной тоже влюблены в это создание, потом я это не замечаю, не ощущаю... Ко мне это не пристает.

Татьяна Валович: Мы слышали, что в вашей коллекции разнообразные изображения кошки, и все же какое-то предпочтение вы отдаете скульптуре, или художественному полотну, или барельефам?

Светлана Егорова: Не знаю. Как любая женщина я страшно люблю украшения, и украшаю себя. У меня есть и платья. Молодая художница Дарья Ухалдова расписывает. Они тоже любят котов, у нее целая серия платков из тончайшего бабочкина крыла, она мне расписала платок, где у нас семейка - Рикки, Деза изображены, и я, хозяйка, в виде Быка, я родилась в год Быка. Есть посвящения на палантинах, шарфах, там тоже мои любимые Деза и Рикки.

Татьяна Валович: То есть, у вас уже есть дружеские отношения с петербургскими художниками, и свои предпочтения?

Светлана Егорова: Да, я очень уважаю и ценю работы, и вообще отношение, и как понимает она кошек, это Света Алексеева. Мы с ней встречаемся на выставках, на карнавале, она всегда участвует, в Булонском лесу в Пушкине. Приносят свои работы. Потом Вороновы, сначала был папа Владимир, потом есть работа сына его Максима, где кот такой, колбасник, с их клеймом семейным, сын изготовил глиняного кота, который сидит и крепко держит в зубах мышку.

Татьяна Валович: А изучали ли вы вопрос, как образ кошки отражен в архитектурном, скульптурном облике Петербурга?

Светлана Егорова: Да, их очень много, если внимательно присмотритесь, вы увидите кошек на фасадах в виде гриффонов, львов...

Татьяна Валович: Семейство кошачьих?

Светлана Егорова: Да.

Татьяна Валович: Есть очень интересная легенда, что кошка родилась от чихания льва.

Светлана Егорова: Это что-то новое.

Татьяна Валович: Я знаю, что недавно в Петербурге появились на Малой Садовой новые скульптурные изображения котов?

Светлана Егорова: Да, на Малой Садовой, там влюбленные киски, которые расположились, и прекрасно, я считаю, себя чувствуют на фасаде здания у пешеходной зоны Елисеевского магазина. Есть памятник - благодарные физиологи создали памятник коту, который помогает двигать вперед науку. Это тоже очень существенно, я считаю, существенна помощь котов.

Татьяна Валович: Что бы вы пожелали питерским котам в таком случае?

Светлана Егорова: Питерским котам, прежде всего, дворовым, я хочу пожелать обрести своих хозяев. Есть хорошая пословица, что не в каждом доме должен быть кот, но у каждого кота пусть он будет, пусть его создадут горячие сердца петербуржцев. Как относятся в Амстердаме, у них есть такая баржа-приют, где проживает около 50 котов, с которыми можно общаться и получить друга в семью.

XS
SM
MD
LG