Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Билли Новик и Андрей Резников – "Билли'с Бэнд"

  • Ольга Писпанен

Ведущая петербургского часа программы "Время Свободы" Ольга Писпанен: Питерский андеграунд выходит на большую сцену. Самая лучшая клубная группа 2003-го года - "Билли'с Бэнд" - играет на сцене театра эстрады. Труден путь к славе, как все начинается? Об этом мы поговорим сегодня с группой "Билли'с Бэнд" - Билли Новик и Андрей Резников. Вот о музыкальных связях России и заграницы – у вас один альбом записан в Париже?

Билли Новик: Написан.

Ольга Писпанен: Почему вдруг так получилось? Так накатило, там легче писать?

Билли Новик: Дело в том, что для нас это, можно сказать, целый этап развития нашей маленькой группы, в 2002-м году нас пригласили во Францию, в частности, в Париж, поработать в одном известном клубике на Монмартре, который назывался "Ша Нуар", но пока мы ехали в Париж, мы ехали на автобусе, достаточно долго, около 46 часов, когда мы приехали в Париж, выяснилось, что все контракты непонятно почему аннулированы, этим мы занимались еще примерно неделю, чтобы найти концы, и единственное, что у нас имелось, в Париже нам предоставили комнату, такую очень небольшую, на троих, и сказали: "Ребята, хотите - можете уехать домой, хотите - комната у вас есть, можете пожить".

Андрей Резников: А домой уехать мы не могли, потому что у нас не было денег на обратную дорогу, поскольку у нас уже были билеты с точной датой обратно, мы не могли их поменять, потому что денег у нас не было.



Билли Новик: И получилось так, что мы оказались оторваны от всех житейских дел, которыми мы имеем возможность заниматься на своей родине, здесь, в Петербурге, и поэтому получилось, что на фоне такого стресса, как бы нищеты, оказалось, что очень много свободного времени, и мы это время посвятили, в общем-то, себе, "Билли'с Бэнд", и выяснилось, что у нас родилось несколько интересных, так сказать, затей, музыкальных затей, и были написаны достаточно неплохие песни, которые сразу же по возвращению в Петербург мы записали в студии, и это все называлось альбомом "Парижский сезон".

Ольга Писпанен: Вы много гастролируете на Западе и поете там по-английски?

Андрей Резников: По большей части, если мы играем по улицам, а мы очень любим играть по улицам, особенно в Германии, то по улицам поем на английском, потому что там уже сложился такой стереотип русского музыканта, такой казачок, и чтобы его не поддерживать, мы стараемся петь больше по-английски, нас принимают больше за ирландцев.

Билли Новик: По крайней мере, это самый часто задаваемый вопрос – "вы из Ирландии?"

Андрей Резников: Клубные концерты - мы обычно даем программу 50 на 50, половину русских, половину нерусских, потому что публика приходит разная.

Ольга Писпанен: Некоторые рок-музыканты говорят, что русский язык не создан для пения, английский по фонетике более подходящий, легче ложится на музыку. Ваше мнение, как музыкантов, поющих на русском, английском?

Билли Новик: Здесь наше мнение с Андреем расходится, он считает точно так же, потому что для него самым главным в песенной части, именно в текстовой является фонетика, он по большей части воспринимает текст песни как дополнительный музыкальный инструмент, который, учитывая особенности фонетики, создает свой голос в музыкальном произведении. А я считаю, что текст - это очень важно, и мне кажется, что русский язык вполне может очень хорошо подходить к музыке, в том числе рок-музыке и блюзу даже. Все зависит от того, как ты организуешь подачу этого текста, на мой взгляд.

Ольга Писпанен: Тем не менее, все равно это остается главной спорной единицей - насколько должен быть текст перегружен интеллектуальным смыслом, либо ты просто выдаешь красивую мелодию, хорошо сыгранную, выпетую голосом, но смысл уже не так важен, - у вас преобладает музыкальная основа или смысл?

Билли Новик: Здесь мы опять же с Андреем расходимся, потому что для меня в песнях это самое главное, именно текст, и то, что я по себе чувствую, по песням чужих исполнителей, которые мне нравятся, в первую очередь, меня задевают какие-то строчки из песни, а музыка - она создает очень хорошую эмоциональную рамку для восприятия этого текста.

Андрей Резников: А я иногда могу слушать песню годами, и только в какой-то момент вдруг понять, о чем она, или меня спросят, о чем песня, даже по-русски ее поют - не знаю, даже текст иногда не могу вспомнить.

Ольга Писпанен: То есть воспринимаете как единое музыкальное целое?

Андрей Резников: Да.

Ольга Писпанен: Не вычленяя слова.

Андрей Резников: У меня так получилось.

Ольга Писпанен: Давайте расскажем слушателям о том, как все начиналось. Группа "Биллис Бэнд" считается самой быстро развивающейся группой в России – как все начиналось?

Андрей Резников: Начиналось все так: у нас был свой клуб собственный на Большеохтинском проспекте, где я работал арт-директором, а Билли работал финансовым директором, и поскольку периодически мое арт-директорство давало сбои, и группа не приезжала, поскольку мы группам ничего не платили, они периодически не приезжали.

Билли Новик: У нас был малобюджетный клуб.

Андрей Резников: Очень малобюджетный, а поскольку и Билли немножко играл, и я немножко играл, и мы как-то выбирались на сцену и играли что попало. Тогда были модны фильмы Тарантино, какие-то блюзы играли, а потом случайно совершенно туда попал альбом ранний Тома Уэйтса, и мы начали из него выбирать пару вещей, играть, в результате чего получилось странное мероприятие, которое мы назвали "Вечер ковбойской музыки".

Билли Новик: Да, это было интересно, поскольку мы нарядились, я попросил специальные ковбойские ботинки, "казачки", кто-то принес мне настоящую шляпу "Стецин", и с такими совместными усилиями, я, будучи на сцене, сидя на стульчике, и Андрюша тоже сидел неподалеку на камине, и мы пели песни в стиле "кантри" и несколько песен из фильма "Братья Блюз". А потом это все, конечно, были такие мероприятия достаточно частные, группой это тоже нельзя было назвать, тем не менее, мы проводили подобные концерты, уже менее пафосные в смысле ковбойского уклона, играли редко, на каких-то очень сомнительных мероприятиях, говоря русским языком, я бы сказал, что это были обыкновенные попойки, а потом случилось так, что весь коллектив клуба пригласили в Германию, в Мюнхен, некое русское сообщество, и мы поехали в Мюнхен на месяц, где, воспользовавшись шансом, решили попробовать свои силы на улице. И выяснилось, что улица представляет собой очень хорошую школу, и выясняется, что если ты хочешь хоть что-то заработать на улице, то надо делать какое-то очень хорошее шоу, иначе будешь проигнорирован. И, в общем-то, после этой поездки в Германию, думаю, все и началось. Мы почувствовали, осознали себя каким-то сложившимся коллективом, который уже преодолел самые первые трудности в жизни и жизнеспособен.

Ольга Писпанен: Билли, а у вас есть музыкальное образование?

Билли Новик: Оно такое, в общем-то, доморощенное и уличное. Как показывает опыт обучения музыке и приобретения высшего музыкального образования, здесь, в России, это не столь важно, и уровень, который получают выпускники высших учебных музыкальных заведений, парадоксален, и непонятно, чему человек учился 5 лет. Наглядный пример сидит прямо перед нами - это Андрей Резник, выпускник, - как он называется?...

Андрей Резников: Петербургский государственный университет культуры и искусства...

Ольга Писпанен: Но это же не музыкальное образование?

Андрей Резников: Нет, но там дают диплом, который приравнивается к консерваторскому.

Билли Новик: Я просто хотел сказать, что самый главный учитель, в принципе, в любом деле, даже не только в музыке - твоя настоящая любовь к этому предмету, потому что, чтобы что-то познать, надо сначала полюбить этот предмет. То же самое с музыкой: если ты действительно любишь музыку, у тебя есть желание ею заниматься, то, в общем-то, многим, по крайней мере, базовым вещам можно научиться самостоятельно.

Ольга Писпанен: Если говорим о любви, о том, что нужно полюбить предмет – ваши учителя, можете ли кого-нибудь называть учителями? Понятно, что целое поколение выросло на "Битлз" "Пинк Флойд", Гребенщиков. У вас есть гуру?

Билли Новик: Дело в том, что сейчас, дожив до возраста 28 лет, я чувствую, что в различные периоды жизни, как это ни смешно звучит, были разные кумиры и учителя, но в итоге я бы назвал, наверное, из моих учителей группа "Depeche Mode", еще есть группа "Tiger Lilies", у которой мы научились шоу.

Андрей Резников: Про гуру? Я просто постоянно слушаю совершенно разнообразную музыку, у меня нет такого, что именно этот учитель, или вот так точно не могу сказать - вырос на "Битлз", опять же собрал невероятное количество разных альбомов "Depeche Mode" - одна из самых любимых групп.

Ольга Писпанен: Сегодня успех музыкального проекта можно просчитать, что доказывают некоторые музыкальные проекты на российском телевидении, в российском шоу-бизнесе: так называемые продюсерские проекты, "мальчиковые", "девчоночьи" группы рассчитываются именно на определенную аудиторию, все просчитывается, и говорят, что можно даже просчитать успех отдельно взятой музыкальной композиции, подстроив под ритм биения сердца, и так далее, что находит отклик у публики. Вы говорите, что вы учились шоу, подаче себя на сцене у "Tiger Lilies" - очень известных шоуменов, вы как-то просчитывали, думали, на какую публику вы будете работать, какая должна быть музыка?

Билли Новик: Я считаю, что, на самом деле, даже среди продюсеров тоже есть как бы математики, а есть талантливые люди, есть люди, которые просчитывают, а есть люди, которые подспудно, абсолютно спонтанно и инстинктивно делают то, что, конечно, в принципе, можно просчитать. Когда мы делали "Билли'с Бэнд", в общем-то, мы его не делали, он сам родился, и появился. У нас не было четкой задачи смастерить какой-то проект, это все возникло исподволь, и думаю, что мы опирались только на наши интуитивные ощущения. Только так.

Андрей Резников: Просто делали то, что нравится, и все.

Билли Новик: Да, то, что нравится, честно и не кривя душой.

Андрей Резников: Причем самое интересное, что каждый из нас делал то, что нравится именно ему, поэтому потом получилось такая странная смесь.

Ольга Писпанен: Одна из главных проблем, о которых постоянно говорят начинающие коллективы, да и те, которые уже давно заняли свое место в шоу-бизнесе - некий формат - попадешь-не попадешь в плейлисты радиостанций, в музыкальные программы центральных телеканалов, о формате говорится очень много, очень жестко, очень многие продюсеры соглашаются с тем, что это большая проблема, тем не менее, она не решается. Давайте поговорим о вашем формате.

Билли Новик: На самом деле, формат радиостанций остается форматом радиостанций, и они ставят то, за что люди платят деньги, за рекламу, соответственно, как выяснилось, чтобы собирать залы совершенно необязательно оказываться в формате каких-либо ралдиостанций, совершенно необязательно крутиться на радио по 10 раз в день. Нас планомерно не крутит ни одна радиостанция, при этом мы собираем крупные клубы и в Питере, и в Москве. Я знаю коллективы, которые крутят по разным радио, причем достаточно много, и они не могут собрать зал при этом. Мне кажется, это не критерий.

Андрей Резников: Да, как выясняется, несмотря на весь наш XXI век и все массовые способы информации населения, оказывается, что нравится народу, может передаваться еще из рук в руки, копируют диски друг другу, делятся, я никогда в это сарафанное радио особенно не верил, но на нашем опыте вижу, что оно работает еще как.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Николай Понтюхов: Здравствуйте, майор запаса Понтюхов Николай Николаевич, город Ленинград. Я слышал ваши выступления и меня радует то, что вы как бы в себе сочетаете искусство музыкальное Расторгуева и Шевчука.

Ольга Писпанен: Что вы скажете на это - Расторгуев и Шевчук?

Билли Новик: Спасибо большое за теплое словцо, я просто хочу рассказать, что бывают ситуации, которые достаточно курьезны и веселы, например, когда однажды на концерте подошла очень солидная, с виду интеллигентная дама в Москве: "Ребята, ведь вы из Питера? А можете сыграть песню "Вальс Бостон". Я говорю: "А может тогда уж "Владимирский централ" сразу?". Или в Мурманске подошли люди говорят: "У вас такой голос, мне кажется, вам бы очень пошло петь песни Владимира Круга". Это, конечно, ребята очень хорошие, и Расторгуев, и Шевчук, супер, но это немножко нам не близко, и, не знаю, из другой оперы.

Ольга Писпанен: Тем не менее, игра на клубных сценах, наверное, подразумевает, что к вам достаточно часто подходят люди и просят что-то такое сыграть для души.

Билли Новик: На клубных как раз не подходят, больше на каких-то барных мероприятиях - да, бывает.

Ольга Писпанен: Билли, вашу музыку некоторые музыкальные критики называют "похоронный диксиленд", почему похоронный, почему так грустно?

Билли Новик: Тут нужно, конечно, цитировать до конца, говорить, что "похоронный диксиленд с бесконечным хэппи-эндом". Это такой контрастный парадокс, который позволяет оценить гротескность или неоднозначность в плане эмоциональной подачи нашего творчества. Изначально нам нравилась такая музыка, которая является одновременно и веселой, и нам хотелось, чтобы это было что-то не очень плоское и однозначное.

Андрей Резников: Да, чтобы не было такого, что можно сказать, "а ребята играют веселую музыку", или...

Ольга Писпанен: О вас скорее скажут, что вы играете грустную музыку, пусть это светлая грусть, очень много слов о любви, тем не менее, грустная любовь.

Андрей Резников: По-разному, некоторые люди относят частично то, что мы делаем, к клоунаде на сцене, даже до такого доходит. В общем, они тоже в своем роде правы.

Ольга Писпанен: У нас в эфире слушатель.

Георгий: Георгий, Петербург. Я кусочек передачи послушал, потом вышел, тут было мнение, по-моему, ошибочное. Лучше всего, конечно, синтез музыки и слова, но плохо, когда слово доминирует, это приводит к стариной ошибке, к которой пришел еще композитор Даргомыжский, он говорил, "хочу правды, хочу, чтобы звук точно выражал слово", и написал оперу "Каменный гость", которая никому была не нужна. Но, конечно, для бытового музицирования можно, чтобы слово доминировало, но это такое бытовое "местечковое" получится. Все-таки мелодизм гораздо более перспективен. Естественно, для этого нужно соответствующее дарование.

Билли Новик: Это верно, и музыкальная часть сразу, автоматически становится интернациональной, а не местечковой. Но дело в том, что мне, лично мне, когда я пишу песни, мне нравится именно "местечковость", потому что когда ты делаешь что-то локальное, оно очень честно, слушатели, даже если они не знают называние улицы, на которой ты родился, но ты ее произносишь, это создает возможность действительно поверить в то, что тот, кто поет, говорит или поет правду..

Ольга Писпанен: Что касается "местечковости": мальчики с рабочих окраин, которые стали самой лучшей клубной группой за достаточно короткий период, ваши амбиции, дальше что?

Андрей Резников: Дальше мы будем продолжать в том же духе, делать, куда мысль идет, на самом деле, самое главное и честное - делать то, что хочется. Пока ты будешь делать это, мне кажется, это будет иметь смысл.

Билли Новик: При всем при этом мы стараемся экспериментировать, выходить из своего собственного так называемого формата, делать какие-то экстремальные вещи. В новом альбоме будет несколько вещей таких, которых, я думаю, от нас не ожидают.

Андрей Резников: Да, кстати, параллельно мы пробуем наши концерты проводить в соусе некоего театрального перформанса, в частности, будет 12-го числа в ближайшую субботу в Петербурге на Большой Конюшенной наш концерт именно в театральном виде.

Ольга Писпанен: Что это значит "в театральном виде", вы нанесете грим, наденете костюмы?

Билли Новик: Нет, костюмы - это само собой.

Андрей Резников: Костюмы мы и на клубные концерты надеваем. Клубная программа - это обычно, когда стоящий зал, народ хочет танцевать, кричать, получать такое больше физиологическое удовольствие от концерта, а театральные, мы в ЦДХ представляли такого рода программу, это сидячий зал, и уже ответственность на нас много большая, больше идет разговорная часть.

Билли Новик: Это такие "местечковые" зарисовки о городской жизни, о каких-то парадоксальных историях, которые ты пережил, так или иначе. И все это чередуется песнями. Плюс к этому добавляется атмосферный театральный свет, каждый раз, на каждую песню и ситуацию по-разному, и еще будут с нами играть два музыканта, которые будут подчеркивать различные нюансы в ходе концерта.

Ольга Писпанен: "Билли'с Бэнд" на сцене, "Билли'с Бэнд" в жизни - это разные люди? Вы, сходя со сцены, закончив концерт, снимаете с себя этот костюм?

Билли Новик: Я думаю, что если каждый будет говорить о себе лично, я думаю, да. Я - разный человек, и на сцене, и в жизни.

Андрей Резников: Пожалуй, да, но не до конца. Я все равно знаю, что очень большая часть меня в жизни находится там на сцене. Не целиком, конечно, не бывает такого, что люди на сцене и в жизни одинаковые.

Ольга Писпанен: Как вы считаете, в чем залог такой безумной, бешеной любви публики, сейчас последние два года, наверное, к образу хмельного разухабистого парня, который пошел из Питера?...

Билли Новик: Я считаю, что каждый человек завязан какими-то обязательствами, социальными установками и нормами, и, так или иначе, иногда ему хочется вот так вот плюнуть на все и расслабиться, но он этого не может сделать. Поэтому образ такого парня, который может пойти на концерт, или по своему настроению, любой из слушателей иногда помогает именно расслабиться и выкинуть из головы какой-то эмоциональный стресс, и почувствовать себя свободным от всего.

Ольга Писпанен: А у вас многие песни посвящены любви, любовному настроению, вы можете написать хороший красивый текст о любви, будучи счастливым?

Билли Новик: Думаю, что нет.

Ольга Писпанен: Музыкант должен быть несчастным и голодным?

Билли Новик: Может, не постоянно, но какие-то эпизоды и приступы этого состояния должны быть обязательны. Все идет от эмоций, а не от осознавания чего-то. А эмоции - это, прежде всего, переживания, на мой взгляд.

Андрей Резников: Черные полосы, пожалуй, самый творческий период.

XS
SM
MD
LG