Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Густав Богуславский


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Для одних - это пора отдыха. Для других - пора экзаменов. Кто-то только летом готовится поступать в различные учебные заведения, а кто-то уже их заканчивает. В 11-й раз Университет Петербурга, прошу не путать с Государственным Петербургским Университетом, выпускает своих слушателей. Сегодня гость нашей студии - ректор этого университета, историк Густав Богуславский. Густав Александрович, у меня сначала к вам вопрос не как к ректору, а как к историку. В нашем эфире прозвучало два материала о восстановлении исторической справедливости и имен различных деятелей. Как вы относитесь к идее Ульяновской городской думы, которая решила таким образом увековечить имена Ульянова-Ленина и Керенского, дав им звания почетных граждан города?

Густав Богуславский: Для меня это не столько вопрос восстановления исторической справедливости, сколько вопрос исторической культуры, культуры исторического знания. Нам ее явно не хватает, и мы даже не задумываемся над тем, как много мы от этого страдаем. От этого низка наша политическая культура, от этого много путаницы в нашей демократии - мы должны знать свою историю, мы должны гордиться ей, мы должны понимать, что в истории очень многое заслуживает пересмотра, но не такого тотального и не такого алгебраического, который произошел несколько лет тому назад, когда мы просто поменяли знаки - плюс на минус, минус на плюс. Вероятно, то, что происходит в Ульяновске, тоже вызывает двойственное отношение. Я не очень понимаю самой идеи называть выдающихся людей, живших в этом городе и сыгравших в судьбе этого города очень важную роль, называть их почетными гражданами Ульяновска, хотя этих людей давно уже нет в живых. Мне кажется, что почетный гражданин - это тот, кто живет сегодня, и сегодня делает свой вклад в жизнь города, в его повседневную жизнь, украшает его и страдает его трудностями и его страданиями. Я с очень большим уважением отношусь ко всем тем людям, которые были названы в числе новых почетных граждан Ульяновска. Это разные судьбы, разные масштабы личности. Что касается Владимира Ильича Ульянова и его товарища по месту рождения, по учебным заведениям, в которых они учились, ведь они учились в одной гимназии и заканчивали один и тот же юридический факультет Петербургского университета - в моем представлении это две очень важных в истории России политических фигуры, но это трагические фигуры, и та, и другая. Фигуры огромного масштаба, и человеческого, и политического, но как-то вот очень трудно воспринимать их провозглашение почетными гражданами Ульяновска, в связи с тем, как сложилась судьба. Не только их личная судьба, но и судьба того, что они предприняли, всей России.

Татьяна Валович: Не кажется ли вам, что в современной России просто опять наступила такая волна раздачи каких- то наград, почетных званий? Посмотрите, что делается, награждают себя и чиновники, и к 300-летию города, мы это наблюдали очень хорошо - что это такое? Почему так происходит?

Густав Богуславский: Ну, вероятно, это попытка как-то задавить, затушить в себе какие-то собственные комплексы. Наверное, мы не очень удовлетворены тем, что мы делаем, наверное, нам не хватает профессионализма, часто, компетентности в тех решениях, которые мы предпринимаем, наверное, очень сложно складываются наши отношения друг с другом. Ведь наша беда заключается в том, что мы невероятно разобщены. Мы все разошлись по отдельным небольшим квартирам. Мы все живем своей жизнью и совершенно не обращаем внимания на то, что происходит рядом с нами, не вокруг нас в большой стране, а рядом с нами. И, вероятно, вот это стремление к каким-то наградам, каким-то почетным званиям, знакам - это свидетельство какого-то неспокойствия и какой-то нестабильности в нашем обществе, какой-то нашей общей неудовлетворенности тем, что мы делаем, как мы живем и как мы сегодня трудимся.

Татьяна Валович: Густав Александрович, полтора года назад, когда вы тоже были гостем нашей студии, и подготовка к юбилею Петербурга только начиналась, почему-то у меня возникло такое ощущение, что она начинала надуваться, как мыльный пузырь, вы говорили, что больше всего боитесь того, что юбилей станет политизированным, что ничего для города в той исторической значимости не будет произведено. Как вы считаете, сдал ли город, сдали ли петербуржцы экзамен под названием юбилей?

Густав Богуславский: У меня очень двойственное отношение к юбилею, который произошел. Я очень тяжело переживал то нагнетание с явной передозировкой юбилейной темы, которое происходило в последние месяцы, и я очень удивлен тем, как быстро, мгновенно после окончания юбилейной декады подвели черту под юбилейной темой, отметив, что юбилей был отмечен великолепно и все в полном порядке.

Татьяна Валович: Густав Александрович, продолжая тему разговора о почетных гражданах - многие петербуржцы, в Петербурге звание почетный гражданин города уже давно существует, они называли тех людей, которые и так являются почетными гражданами, то есть они не знают о том, что эти люди уже являются - так вопрос, нужно ли это звание, что оно дает?

Густав Богуславский: На меня этот опрос произвел очень странное впечатление. Действительно, среди тех, кого предлагалось назвать почетными гражданами Петербурга, были или одни и те же имена, или имена тех людей, которые давно уже являются почетными гражданами. Известно, что Дмитрий Сергеевич Лихачев был первым почетным гражданином Петербурга. И в то же время я обратил внимание еще на одну очень важную подробность этого опроса. Называли, в основном людей, которые относятся к разным областям культурной творческой работы. И это очень важно. Значит, мы где-то такое, может быть, пока еще подсознательно представляем себе, что именно эта сторона жизни города является и в истории Петербурга за 300 лет его существования, и сегодня, и, тем более, завтра главной, приоритетной, доминантной, что Петербург, в первую очередь, я не скажу - культурная столица – это, в первую очередь, город, в котором сосредоточена колоссальная культурная энергия, и который нуждается в том, чтобы эта культурная энергия была восстановлена в полной мере. Мы утратили ее.

Татьяна Валович: Густав Александрович, у меня как раз вопрос об этом - на ваш взгляд, стал ли юбилей восстановлением той культурной атмосферы, которая складывалась в Петербурге за прошедшие 300 лет?

Густав Богуславский: Нет, я этого не ощущаю, к сожалению. Мне вообще казалось, что юбилей города - великолепный повод не для того, чтобы провести более двух с половиной тысяч развлекательных и других мероприятий и политических встреч, а для того, чтобы на идее юбилея городского объединить петербуржцев, и была великолепная возможность. Мы ей не воспользовались. А что касается результатов юбилея - я думаю, что окраска фасадов, тротуары в центральной части города - это все не так важно, как то, что город получил несколько интереснейших выставок, несколько интереснейших культурных мероприятий, которые все-таки, хотим мы этого, или нет, но культурную жизнь, культурную палитру петербургской жизни они значительно обогащают.

Татьяна Валович: Густав Александрович, я хотела спросить: в одном из последних номеров журнала "Посев" вышла ваша статья, которая называется: "Этот город исчерпал себя", - это о Петербурге. Почему такое название?

Густав Богуславский: Это не мои слова. Это, кстати говоря, цитата, записанная мной во время одного из опросов, проведенного на улицах Петербурга, опроса жителей Петербурга. Один из жителей Петербурга сказал, что, по его мнению, город исчерпал себя. Я - там ведь знак вопроса стоит, потому что я сомневаюсь, что город исчерпал себя. У меня такое впечатление, что авангардная роль Петербурга в истории России, в первую очередь, в российской культуре, которой отмечена вся история нашего города, эта авангардная роль в значительной мере сохраняется. Но Петербург многое утратил, многое ушло, и мы сейчас очень часто оказываемся на уровне, который не отвечает ни потребностям Петербурга, ни той роли, ни тому значению, которое этот город должен играть не только в национальной, отечественной, но и европейской, и мировой культуре.

Татьяна Валович: Густав Александрович, вот тот университет Петербурга, который был, кстати, создан, по-моему, по вашей инициативе, вот, в одиннадцатый раз вы выпустили слушателей, коротко расскажите, пожалуйста, чтобы стало понятно, что же это такое все-таки за университет, и, на ваш взгляд, выпускники потом связывают свою судьбу с историей города, историей, вообще, или выбирают потом что-то другое, просто оставляя для себя знания, которые они получили в вашем университете, как багаж?

Густав Богуславский: Это самый важный вопрос, который может возникнуть в связи с университетом Петербурга. Университет Петербурга создан Институтом Петербурга. Это общественная организация, созданная летом 1991-го года, а университет открылся осенью того же, 1991-го, года. Мы вчера закончили 13-й год нашего существования. Более 500 человек за это время не просто были слушателями университета, но написали великолепные дипломные работы, получившие очень высокую оценку, многие из этих работ опубликованы, и таким образом слой не только петербурговедов, людей, которые не только профессионально занимаются историей города, экскурсоведением или преподаванием курса истории Петербурга, но слой петербургской интеллектуальной элиты в значительной мере пополняется за счет выпускников Университета Петербурга. Он является не только образовательным учреждением последипломного образования, но это единственный в России университет, который вот так прочно занял свою нишу не только в деловом отношении, но и в культурной жизни Петербурга. Мы гордимся тем, что наша работа оценивается как работа, проходящая в одном из очень важных культурных очагов сегодняшнего Петербурга.

Татьяна Валович: Густав Александрович, говоря об истории, культуре Петербурга - за те прошедшие годы, когда существует ваш университет, как вы видите, как меняется вообще в городе ситуация? Даже по отношению к такому предмету, скажем, как история города в петербургских школах - она вытесняется из программы обучения и становится факультативной. То есть, детям, которые живут в таком прекрасном городе, только если семья будет преподавать что-то, какие-то навыки, им остается черпать свои знания только оттуда. Вся эта ситуация - насколько тревожные дает симптомы нынешнего времени?

Густав Богуславский: Распространение знаний о Петербурге и его истории, традициях, восстановление петербургского стиля было тем, ради чего Университет Петербурга и был создан. Мы готовили преподавателей этого курса для учебных заведений, и многие из тех, кто закончили Университет Петербурга, получив очень широкое петербурговедческое образование, переквалифицировались и стали заниматься этим преподаванием, экскурсоведением, и сделали Петербург и петербурговедение смыслом своей жизни, своего профессионального действия. Это очень важно, потому что ведь мы хотим, чтобы те связи, те нити, которые связывают каждого жителя города с самим городом, то, как образ Петербурга, стиль Петербурга незаметно для каждого из нас проникает внутрь нас и определяет нашу натуру, наше существо, наше поведение, мы хотим, чтобы это стало достоянием большинства жителей города. Мы не очень представляем себе, что Петербург - это наше величайшее достояние, национальное достояние, и еще в большей степени - достояние тех, кто в этом городе живет. И то, что как-то постепенно побледнело, поблекло преподавание курса истории культуры Петербурга в наших учебных заведениях, это нас очень тревожит. Тревожит, потому что по-прежнему школьное гуманитарное образование лишено какого-то стержня, который объединял бы и литературу, и историю, и мировую художественную культуру. Этим стержнем мог бы быть Петербург. Эту возможность мы, к сожалению, пока еще в нашей петербургской педагогике, гуманитарной педагогике, утратили. Это очень печально.

XS
SM
MD
LG