Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Голов


Ведущая петербургского часа программы "Liberty Live" Татьяна Валович: Независимо от доходов, принадлежности к политическим партиям или этническим группам все люди являются членами Общества потребителей. Насколько защищены на сегодняшний день права российских потребителей в различных сферах? Об этом и многом другом мы побеседуем сегодня с нашим гостем, сопредседателем Союза потребителей Российской Федерации Анатолием Головым. Анатолий Григорьевич, наверное, при создании Союза потребителей одной из главных целей было защитить права, и в то же время рассказать россиянам о том, какими правами они обладают и как могут защититься. Вот на сегодняшний день многие ли российские потребители знают свои права и механизмы их защиты?



Анатолий Голов: Мы ежегодно проводим опросы и четко видно, что за 15 лет, которые прошли с момента появления вообще потребительского движения у нас в стране, а первое общество потребителей было создано 15 лет назад, именно в Санкт-Петербурге, тогда Ленинграде - ленинградский клуб потребителей - и ситуация довольно-таки радикально изменилась. Теперь примерно две трети наших потребителей говорят, что, во-первых, они знают права, и, примерно половина активно достаточно защищает их. То есть, если раньше большинство отвечало: "Нет, мы не знаем, мы не слышали", - сейчас в каждом магазине есть книжка закона о защите прав потребителей, есть телефоны и адреса организаций, куда можно обратиться в случае чего, и многие потребители уже знают это, и пользуются этим. С торговлей дело более-менее обстоит нормально, а вот с услугами по-прежнему много проблем.

Татьяна Валович: Я знаю, что лично вы занимаетесь как раз качеством услуг в сфере ЖКХ, как бы вы охарактеризовали на сегодняшний день то качество, которое получают петербуржцы в этой сфере?

Анатолий Голов: К сожалению, этот год, эта зима особенно, была крайне тяжелой для города, именно с точки зрения жилищно-коммунальных услуг. И отключения тепла, связанные с этим отключения электричества, потому что люди грелись с помощью электрообогревателей, и перегрузка приводили к выключению электричества, практически не убирался снег в городе. Количество травм в результате падений на улицах в этом году было в два с половиной раза больше, чем в прошлом, поэтому положение дел с коммунальными услугами я оцениваю просто как катастрофическое. Причиной этого является то, что здесь действительно обслуживающие нас организации грубо нарушают закон о защите прав потребителей. Первое, на что мы имеем право – на четкую, ясную информацию о самих услугах. Вы платите за техническое обслуживание, но что входит в это - когда одна из наших землячек попыталась получить информацию, жилищно-эксплутационная организация сказала: "А мы сами не знаем". О каком качестве может идти речь, когда люди не знают, что они должны делать. И это характерная ситуация. Нет элементарного порядка. Сначала надо четко и ясно сказать, что делается, потом - почему это столько стоит. Характерный пример, опять же - плата за капремонт. Очень многие недоумевают, что это такое, что это за услуга жилищно-коммунальная появилась, как ее будут оказывать, никому ничего не сказали.

Татьяна Валович: Но, к счастью, наши законодатели все-таки отстояли тот факт, что это было незаконное введение

Анатолий Голов: Да, они сейчас приняли изменения в закон, это изменение направлено губернатору, но, насколько я знаю, еще не подписано, поэтому не факт, что отмена состоится, хотя, на мой взгляд, это прямо противоречит федеральному закону. Недавно 6 мая вступил в силу закон о внесении изменений в основу федеральной жилищной политики, где четко говорится, что вопросы, связанный с капремонтом, должны базироваться на федеральном законе, это очень специфическая область.

Татьяна Валович: То есть, сейчас люди по-прежнему будут получать квиточки, там будет эта услуга, они будут вынуждены платить?

Анатолий Голов: В ближайшие месяц-полтора, думаю, что да. За этот месяц точно получат. Наша жилищная служба очень быстро реагирует, когда надо ввести новый платеж, но очень медленно отменяет старый, даже когда уже есть решение.

Татьяна Валович: Но сейчас в Петербурге сложилась такая политическая ситуация, что у нас и.о. губернатора. Настоящий губернатор появится, наверное, только в сентябре, когда будут выборы, и может получиться так, что весь этот период закон не будет подписан, и так и будет взиматься плата...

Анатолий Голов: Нет, такого быть не может. Во-первых, Биглов, и.о. губернатора - человек весьма грамотный. Я хорошо знал его, когда он был руководителем Курортного района, я был депутатом от округа, куда входил район. Это был грамотный человек, и я уверен, что он в сроки, предусмотренные законодательством города, рассмотрит этот проект, и я думаю, что все-таки подпишет. Потому что введение платы вызвало колоссальное возмущение, и очень многие люди делают просто: приходят в Сберкассу. берут пустую квитанцию и заполняют ее, не платя за капремонт. Платят за все остальное, а за капремонт не платят. И здесь я хочу пояснить людям, что в Санкт Петербурге такой механизм действует, в ряде городов его нет, но почти везде можно платить только за то, что ты получил. И пусть потом жилищники, если хотят, предъявляют тебе иск в суд. Вот буквально вчера обратилась женщина - у нее нет радиоточки, а ей постоянно приходит. Понимаете, если мы платим за то, что не получаем, ну, кто же будет чего-то делать, зачем шевелиться, если мы все равно платим. Поэтому, на мой взгляд, надо четко и ясно определить вам самим, что вы получили, за что готовы платить, и пользоваться этими пустыми бланками квитанций, которые есть в сберкассах, и очень многие не платят за капремонт.

Татьяна Валович: Я знаю такую ситуацию, когда люди действительно хотят платить только за то, что они платят, но вдруг они сталкиваются с такой проблемой, как обмен, и им жилконтора предъявляет: у вас недоплата, и пока вы не выплатите нам деньги, мы вам не дадим никакие формы на обмен, и люди вынуждены платить.

Анатолий Голов: Ситуация очень простая - сразу в прокуратуру. Это преступление. То, что делают жилищники в этом случае - самое настоящее должностное преступление, я знаю ряд случаев, когда люди были уволены за такие вещи. Это и есть произвол, поэтому здесь надо бороться и не спускать.

Татьяна Валович: Анатолий Григорьевич, все мы являемся потребителями в сфере медицинских услуг, и в этой сфере как раз, по-моему, отстоять права, на сегодня, не только в России, но и во всем мире очень тяжело. Я знаю даже случай, когда пациенту по ошибке отрезали не ту ногу, и он оставил права, чтобы ему возместили ущерб моральный и материальный. Вот, в России как действительно обстоит дело с медицинскими услугами, сталкивались вы с этой проблемой?

Анатолий Голов: Да, конечно, обращений не так много, но медицинские услуги - довольно специфическая область, гораздо более сложная, чем жилищно-коммунальные услуги, или тем более, чем торговля. Здесь ситуация какая - вы приходите и просите, представьте себе, женщина пришла в Институт красоты, и просит сделать ей пластическую операцию. Ей нарисовали на компьютере прекрасную картину, но когда сделали операцию - получилось совсем другое. Результат можно увидеть только после того, как сделано, и вот тут-то начинаются вопросы, это, кстати, и протезирования зубов, и многие другие аспекты. Про то, чтобы не ту ногу отрезали человеку, честно говоря, не слышал, но случаи, когда были проведены неадекватные методы лечения, допустим, не были проведены исследования на аллергию, и у человека возникают побочные реакции – такие случаи известны, люди доходят до суда, чтобы возместить ущерб. Если вам оказывают платную услугу, закон о защите прав потребителей действует в полной мере, и вы имеете право на возвращение и материального ущерба, это, в первую очередь, ваши затраты, и морального вреда. Вот, как в том случае, когда женщине сделали пластическую операцию и получилось не то, что обещали.

Татьяна Валович: А если это не платная услуга, если это просто несвоевременное оказание медицинской услуги, вот сейчас одна женщина судится с горздравом, потому что ее детей лечили неправильно, и в результате этого они стали инвалидами, у нее есть справки, но ей не отстоять свои права на получение какой-то компенсации, чтобы хоть как-то их лечить сейчас, теперь уже за плату.

Анатолий Голов: Вот здесь надо четко различать две вещи. Права потребителя кончаются там, где начинаются бесплатные в кавычках услуги. Там, где мы с вами платим, мы - стопроцентные потребители и защищены законом. Там, где нам оказывают бесплатные услуги, там действует страховая медицина, и там совершенно другие плавила. Поэтому сейчас мы готовим закон о защите прав пациентов, который в значительной мере базируется на том, что уже наработано в защите прав потребителей. Многие вещи оказываются близкими, хотя в настоящее время закон о защите потребителей - вот эта женщина, о которой вы говорите, она не может на него сослаться, она может жаловаться на государство, на государственное медицинское учреждение, которое несвоевременно или неправильно выполнило свои обязанности, и врачи несут за это ответственность, но не на основе закона о защите прав потребителей. И это плохо, потому что опыт здесь наработан достаточно большой, и сейчас многие моменты, которые тут наработаны, переносятся, например, и претензии к дорожным службам на состояние дороги, на многое другое, там, где мы платим не за услугу, а платим, например, налоги, или взносы, как обязательное медицинское страхование.

Татьяна Валович: Будет ли в разрабатываемом вами законе какой-то пункт, связанный с рекламой, особенно медицинских услуг? Я знаю, что очень многие профессиональные врачи говорят, что во всем мире реклама медицинских услуг запрещена, и выступают за то, чтобы и в Росси было так, что ты узнаешь о том или ином учреждении, или только из справочника медицинского, где есть перечень клиник, или от знакомых, как это везде принято.

Анатолий Голов: Да, вопрос этот достаточно актуальный. Многие выступают против засилья медицинской рекламы. Врачи сами говорят, что реклама медицинских препаратов, которая у нас идет достаточно активно, приводит к самолечению и печальным подчас результатам. Потому что одно дело, когда вас посмотрел врач и назначил это лекарство, и другое дело, когда вы посмотрели по телевизору - лечит простатит, или чего-то, но это лекарство вполне может не подойти именно вам. Одному больному оно будет полезно, а другому может быть даже вредно. Поэтому мы поддерживаем позицию по резкому ограничению медицинской рекламы. Здесь нужно быть очень острожным. Вот этот принцип - "не навреди" - он очень важен.

Татьяна Валович: Анатолий Григорьевич, буквально на этой неделе было объявлено, что в Петербурге грядет очередное реформирование отрасли ЖКХ, районные жилищные агентства будут реформированы и названы государственные унитарные предприятия. При этом было заявлено, что это повлечет за собой увеличение квартирной платы в полтора раза. Вот такое от перемены названий что-нибудь изменится в качестве?

Анатолий Голов: Сразу приходит на ум известная басня Крылова - а вы, друзья, как не садитесь... Это, по-моему, пятая или шестая реорганизация за последние несколько лет. То делили, выделяли службу заказчика, то объединяли, и так далее, лучше от этого не встало. К сожалению, Яковлев действительно прав, законодательная база у нашего жилищно-коммунального хозяйства, как на российском уровне, так и на питерском, плохая. Но во всем мире проекты законов вносит правительство. И городская администрация, прежде, чем проводить какую-то реорганизацию, вообще должна подготовить нормальные проекты законов. А то, что она вносит в Законодательное собрание, ни в какие ворота не лезет. Вот последний законопроект о восстановлении платы за водоснабжение. Там ЖСК, например, названо исполнителем услуг. Получается, что жильцу воду поставляет не водоканал, а само ЖСК. Это говорит просто о крайне низкой квалификации людей, которые этим занимаются. И нам придется заплатить за эту реорганизацию, если новый губернатор ее не остановит. Давайте сначала наведем порядок, элементарный порядок и дальше будет понятно, как этим управлять. Но когда нет порядка, нет договоров, когда нет четкой, ясной информации о составе услуг, о цене на них, откуда такая цена берется, то, конечно, плата будет увеличиваться а качество услуг расти не будет. Потом если устанавливается оплата за кубометр воды - давайте установим сразу и ответственность за качество этой воды. Очень много жалоб, например, стиральные машины автоматы у людей не работают, давление воды в водопроводе недостаточно, гораздо ниже нормы.

Татьяна Валович: Наш бывший губернатор теперь будет отвечать за жилищно-коммунальное хозяйство всей России. И, в частности, он упоминал, что законодательная база хромает – каково сейчас состояние закона об основах государственной жилищной политики? Включен ли туда вопрос об ответственности жилищных организаций за неоказание той или иной услуги?

Анатолий Голов: Да, как раз недавно, 6 мая, вступил в силу закон о внесении изменений в основы федеральной жилищной политики, где была проделана довольно-таки большая работа, причем правительство для начала хотело только чуть подкорректировать косметически льготы, но когда за это дело взялись всерьез, получилось следующее: на старую рубашку ,а закон принимался в начале 90-х годов, была поставлена громадная юридическая заплата, по качеству более-менее приличная, и там нам, Союзу потребителей, удалось провести следующие моменты: правительство обязано утвердить стандарты качества и количества представляемых жилищно-коммунальных услуг, правила их предоставления и методику снижения оплаты при несоответствии того, что предоставляется этим стандартам. Чего не удалось - мы требовали обязать исполнителей услуг отчитываться перед нами, вести фактический учет реально предоставленных услуг и отчитываться перед нами. Правительство на это не пошло, депутаты от "Единства" и других фракций не поддержали нас, к сожалению, и очень жаль. Потому что сейчас ситуация абсурдная. Когда вы хотите поставить счетчик воды, вам говорят – пойдите, купите, поставьте, занимайтесь проверкой, и так далее. Это примерно так, как если вы приходите в магазин купить колбасы, а вам говорят: "А где ваши весы?" Так что движение определенное вперед есть, и у Яковлева большой фронт работ. Я буду очень рад, если ему удастся на федеральном уровне сделать то, что пока не удалось на городском.

XS
SM
MD
LG